Джедай из спецслужб

Вокруг спецслужб всегда крутилось огромное количество авантюристов, пытающихся продать им свои научные фантазии. Но мы решили остановиться только на тех удачливых представителях, которым удалось если не осуществить свои заоблачные прожекты, то, по крайней мере, сделать на них карьеру. Полковник в отставке Пугая массы психотронным оружием, в доказательство часто кивают на коварные Соединенные Штаты, которые уже давно разрабатывают технику, зомбирующую наше несчастное население. Как это ни странно, но в США действительно тратят огромные средства на создание технологий, как будто списанных из книжки в стиле фэнтези. Правда, это говорит не о коварстве, а скорее о доверчивости тех высоких чинов США, которых облапошил один бывший полковник спецназа. Джон Александер - личность незаурядная. В конце 50-х в составе войск спецназа он воевал в Таиланде и Вьетнаме. Там увлекся буддизмом. Это настолько повлияло на чистую душу спецназовца, что у него появился живейший интерес ко всем паранормальным явлениям. В 1980 году Александер опубликовал статью в журнале Military Review о будущих видах оружия. В ней полковник спецназа утверждал, что "есть системы оружия, которое действует на мозг и чья летальная возможность уже была продемонстрирована", при этом упоминались психокинез, телепатическое манипулирование поведением человека, выход души из тела и т.п. На статью обратили внимание генералы из Пентагона. В 1983 году ему удалось подружиться с будущим вице-президентом США Альбертом Гором, которого он обучал методам нейролингвистического программирования. Новые друзья помогли Александеру с финансированием многих проектов. К примеру, полковнику очень понравились фильм "Звездные войны" и идея о некоей тайной силе "рыцарей Джедай". В 1983 году, благодаря дружбе с генералом Стабблабайном, который затем возглавил Управление военной разведки и безопасности США, Александер выбил средства под программу исследований телекинеза, которую так и назвал - "Джедай". Выйдя в отставку в 1988 году, Александер был принят на работу в Национальную лабораторию Лос-Аламоса, попав под крыло Джанет Моррис, автора научно-фантастических романов, а заодно и директора по исследованиям Совета США по глобальной стратегии. Спустя некоторое время Александер был назначен руководителем национальной программы по созданию "несмертельного оружия" в Лос-Аламосе. При этом полковник, кажется, не прошел мимо ни одной "паранормальной" темы. Он член совета Международной ассоциации изучения жизни после смерти, организатор конференции 1993 года в Санта-Фе, посвященной "научно-техническим отчетам исследований ритуалов, околосмертельных опытов, человеческих контактов с инопланетянами и т.п.". Александер также входит в группу Aviary по изучению неопознанных летательных объектов. Он даже нырял на дно океана вблизи островов Бимини в поисках Атлантиды. Нам удалось пообщаться с доктором Александером: - Чем вы сейчас заняты? - В настоящее время я являюсь консультантом Командования сил спецопераций США. Пишу продолжение книги "Будущая война: несмертельное оружие в XXI веке". (Снабженная предисловием Тома Клэнси, эта книга получила большую популярность в США. - Прим. ред.). Кроме того, я готовлю вторую конференцию "Несмертельное оружие", которая пройдет в конце марта. - А кто в ней примет участие? - К примеру, командующий морской пехотой США и многие генералы из армии, флота и ВВС, высокие чины из полиции и вице-президенты крупнейших корпораций... Профессор "Директор Института психологии РАН Андрей Брушлинский был убит совсем не по причинам, которые стараются внедрить в сознание масс некоторые специалисты, - гласило письмо, пришедшее нам по электронной почте. - Профессор Брушлинский нес в пропавшем портфеле эксклюзивные документы о новейшем рефлексивном методе поиска террористов..." В конце интригующего послания стояла подпись: "директор по международным связям Института психопрофилактики терроризма профессор В. Фершт". Впрочем, как выяснилось, это не единственная его должность: Виктор Фершт также представляется доктором психологических наук, профессором, директором медицинской службы инвалидов внешней разведки, руководителем Центра помощи жертвам терроризма организации "Врачи за права человека". Впервые на страницах газет имя Фершта появилось в марте 1999 года, когда доктор объявил, что по результатам его исследований обломки Сихотэ-Алинского метеорита, упавшего в Приморском крае, лечат импотенцию. В результате край заполонили метеобраконьеры, и, как сообщала местная пресса, цены на обломки на черном рынке подскочили в несколько раз. Февраль 1999 года. Виктор Фершт посылает в адрес приморского губернатора Наздратенко письмо, из которого следует, что решением Международной аристократической академии губернатор назван "самым аристократичным губернатором 1997 года" и ему присуждается премия в 1 млн. долларов. О награде Наздратенко пишет даже "Нью-Йорк таймс". А поскольку Фершт для убедительности сообщил, что такую же награду получил и мэр Нью-Йорка, то оправдываться пришлось самому Рудольфу Джулиани... Вскоре Фершт обратился к благодарной теме зомбирования. В декабре 99-го на пресс-конференции в Москве Виктор Фершт и его товарищи из организации "Врачи за права человека" заявили, что Сергей Доренко и Николай Сванидзе вовсю используют скрытые инструменты информационного воздействия на людей. Сенсацию тиражируют ведущие московские газеты, а Фершт получает известность как эксперт-психолог. В декабре же 1999 года Фершт вновь появляется на Дальнем Востоке. Он заявляет, что во время предвыборных теледебатов телезрителей зомбируют некоторые кандидаты, и в конце концов называет даже конкретное имя - Виктор Черепков. В ноябре 2001 года Фершт от имени "Врачей за права человека" обнародует результаты по изучению уровня интеллекта нашей политической элиты. Оказывается, 45% представителей нашей элиты находятся "на грани безумия"! Газеты подхватывают сенсацию и прилежно переписывают результаты творчества г-на Фершта. После сентябрьских событий в моду входит терроризм. И в декабре 2001 года Фершт проводит новую пресс-конференцию, на которой, представляясь теперь уже директором Института психопрофилактики терроризма, заявляет, что у бен Ладена не хватило бы ума спланировать такую акцию. Крупнейшие столичные издания вновь перепечатывают его слова. И вот профессор принимается за расследование убийства директора Института психологии Брушлинского, задушенного неизвестными в подъезде 30 января. Наш корреспондент встретился с Виктором Ферштом: - В чем заключается методика психопрофилактики терроризма, которая была передана в виде доклада Брушлинскому за несколько часов до его убийства? - Это методика обнаружения террористов. Над этой темой работает несколько научных учреждений - главный диагностический центр МВД и два закрытых института. - Расскажите подробнее о методике. - В лаборатории рефлексологии разработана методика обнаружения террористов с помощью рефлективных технологий. Суть ее состоит в том, что берется психологический портрет человека, машина его анализирует, и выдается точный диагноз, где этот человек находится, и предположение, что он собирается делать.Как только появилась эта методика, она сразу была заявлена в Пентагон, а в марте, как предполагается, она будет рассмотрена в НАТО на российско-натовском симпозиуме по борьбе с терроризмом. - Каким образом вы заявили свою методику по поиску террористов в Пентагон? - От лица нашего института (психопрофилактики терроризма), так как это единственное учреждение, которое занимается психологией террористической деятельности. - Как с помощью такой методики можно поймать преступника, личность которого неизвестна? - "Личность неизвестна" - такого не бывает. На то и существуют спецслужбы, чтобы знать. - Отзывы на вашу технологию были? - Много. Мы впервые попробовали применить ее к террористам. Для того чтобы убедить американцев, мы решили рассмотреть вопрос взаимодействия бен Ледена с нашими чеченцами, поскольку Иванов, министр обороны, заявлял о том, что у нас чеченские террористы находятся в прямой связи с ребятами бен Ладена. Но фактов нет. А мы это дело рассмотрели и выяснили фамилии этих людей, которые живут и работают в Чечне, а часть из них - в Москве. - Вы можете назвать их фамилии? - Я не могу назвать, хотя бы потому, что мы ищем убийц Брушлинского. Мы не утверждаем, что его убили именно по этой причине. Но никто в Институте психологии не скажет вам, что его убили случайно с целью ограбления... В прокуратуре Юго-Западного округа, следователи которой официально занимаются расследованием убийства Брушлинского нам сообщили, что поиск убийц продолжается, но о версии профессора Фершта они слышат впервые. Депутат Кстати, за одним столом с Виктором Ферштом на той пресс-конференции, где в зомбировании обвинялись Доренко со Сванидзе, сидел Владимир Лопатин, настоящий ветеран борьбы с психотронным оружием. Десять лет он бился с таинственным врагом в стенах российского парламента. До определенного этапа его карьера была вполне обычной. Окончил высшее военно-политическое авиационное училище, двигался по комсомольской линии, пока в 1989 году не стал народным депутатом СССР. Именно здесь Лопатин начал писать закон о том, как защитить наших граждан от психотронного оружия. Менялись названия и составы российских парламентов, но Лопатин продолжал корпеть над законопроектом, получившим название "Об информационно-психологической безопасности". В 1996 году он стал председателем подкомитета по законодательству в сфере информационной безопасности Госдумы. В тексте законопроекта появились слова о том, что таинственные "средства информационно-психологического воздействия" могут привести к "блокированию на неосознаваемом уровне свободы волеизъявления человека, манипуляции общественным сознанием" и даже к "разрушению единого информационного и духовного пространства РФ". Последний раз о детище Лопатина вспомнили весной 2000 года, когда проект попытались вынести на первое чтение. Однако Управление информационной безопасности аппарата Совбеза выступило резко против. Да и Лопатин к тому времени уже не был депутатом. Тогда, готовя заметку о законопроекте, наш корреспондент встретился с Владимиром Лопатиным в его старом думском кабинете, который ему пришлось покинуть после проигрыша на выборах. Расстроенным он не выглядел, но, хитро прищурившись, отказался "до поры" назвать новое место работы. Вскоре это выяснилось само собой. В настоящее время Владимир Лопатин трудится в НИИ Генеральной прокуратуры в ранге первого заместителя директора...

top