Невероятная встреча в...XVII веке

Можно ли странствовать во времени? Можно ли увидеть предметы, не существующие в реальном мире? Это кажется невероятным, однако бывает, что находящиеся в здравом уме, достойные уважения люди сообщают о событиях, дающих на оба вопроса утвердительный ответ. Мистер и миссис Джордж Бенсон из Баттерси в воскресный июльский день 1954 года выбрались на природу в живописные окрестности городка Уоттон в английском графстве Суррей. Они решили начать прогулку с посещения фамильной церкви семейства Эвелинов. Их давно интересовала личность Джона Эвелина, составителя исторических хроник, жившего в XVII веке, и они захотели узнать, много ли его родственников похоронено на церковном кладбище. Когда супруги уже вышли за кладбищенские ворота, то увидели дорожку, проложенную вдоль церковной ограды и ведущую дальше, на вершину близлежащего холма. По краям дорожки тянулись заросли кустарника, из него доносился разноголосый птичий гомон. Мистер и миссис Бенсон поднялись по тропинке на вершину холма, и перед ними открылась широкая поляна, на краю которой стояла массивная дубовая скамья. Слева, в дальнем конце поляны, шумели листвой несколько деревьев. Справа холм круто спускался к лесу, откуда доносился лай собак и стук топоров лесорубов. Мистер Бенсон вынул из кармана часы и увидел, что наступил полдень. Он развернул пакет с сандвичами, и супруги приступили к трапезе. Между тем, как они впоследствии признались друг другу, в тот момент каждого из них охватило какое-то тягостное, тревожное состояние. Едва притронувшись к еде, миссис Бенсон принялась с грустным видом крошить хлеб и бросать его птицам. И вдруг наступила прямо-таки зловещая тишина. Внезапно смолк стук топоров и лай собак, словно по команде, умолкли птицы. Затем миссис Бенсон каким-то шестым чувством ощутила и краешком глаза увидела, что у нее за спиной выросли три мрачные фигуры в черном облачении. Ей стало жутко. Она попыталась обернуться, но не смогла даже пошевелиться. Мистер Бенсон не увидел ничего необычного, но заметил, как изменилась в лице жена. Он взял ее за руку и ужаснулся - рука была холодная как лед. Через некоторое время миссис Бенсон слегка оправилась, и супруги решили покинуть зловещее место. Они спустились с холма, перешли через железнодорожные пути и хотели было еще побродить по окрестностям, но вдруг их охватила страшная сонливость, они прилегли на траву и мгновенно заснули. Дальнейшее оба помнят весьма смутно. Кажется, они оказались на железнодорожной станции Доркинг, в нескольких милях от Уоттона. Там сели в поезд и вернулись домой в Баттерси. Следующие два года миссис Бенсон жила в смятении. Она не могла забыть ужаса, охватившего ее при появлении трех мрачных личностей в черном облачении. В конце концов она решила, что сможет избавиться от преследующего ее наваждения только "вышибив клин клином". Не сказав мужу ни слова, миссис Бенсон в одиночку отправилась в злополучное место, чтобы снова подняться по тропинке на вершину холма и убедиться, что там по-прежнему весело поют птицы и нет никаких личностей в черном. Однако, подойдя к знакомой церкви, она увидела, что вокруг все стало по-другому. Прежде всего не было тропинки, ведущей на вершину холма, потому что... холма тоже не было. Кругом простиралось ровное, плоское пространство. Никаких зарослей кустарника, никаких деревьев в радиусе примерно с километр. Из разговора со старожилом миссис Бенсон узнала, что здесь нет и никогда не было ничего похожего на тот ландшафт, который она ему описала. И ни на одной из окрестных полян нет никакой скамьи тем более дубовой. Возвратившись домой, миссис Бенсон рассказала мужу и о том, что она там увидела. Тот, будучи человеком сугубо практическим, счел рассказ супруги нелепой фантазией, и в следующее воскресенье сам решил разобраться во всем на месте. Но, приехав в городок и подойдя к церкви, мистер Бенсон, к своему огромному удивлению, понял, что супруга была права. Этот случай стал известен члену Лондонского общества психических исследований доктору Мери Роуз Баррингтон. Искренность супругов Бенсон не вызывала у нее сомнения. Доктор Баррингтон стала изучать хроники Джона Эвелина в надежде найти в них ключ к разгадке удивительного происшествия. И нашла! Из хроник она узнала, что 16 марта 1696 года были казнены "три презренных негодяя, в их числе один священнослужитель, изобличенных как участники католического заговора с целью убийства короля Уильяма". Казнь, судя по описанию в хрониках, происходила в местности, очень похожей на ту, в которой очутились супруги Бенсон. Мери Баррингтон считает, что Бенсоны смогли проникнуть в "аномальную реальность", и что их увлеченность творчеством Джона Эвелина непостижимым образом помета им оказаться в его мире, существовавшем около 250 лет тому назад. * * * Карл Густав Юнг, знаменитый швейцарский психолог и философ, живо интересовался также оккультными науками и паранормальными явлениями. Он изучал астрологию и алхимию, внимательно следил за бурно развивавшейся в начале XX века парапсихологией. И самому Юнгу случалось бывать свидетелем, а то и участником, странных, не имеющих разумного объяснения событий. Одно из них, наверное, самое удивительное, он описал в автобиографической книге "Воспоминания, мечты, раздумья". В 1913 году 38-летний Юнг, путешествуя вместе со своей приятельницей по Италии, посетил один из древнейших городов страны - Равенну. Среди сохранившихся там архитектурных памятников эпохи раннего средневековья выделялся построенный в V веке и знаменитый своими мозаиками мавзолей императрицы Галлы Плацидии. Особенно сильное впечатление на Юнга и его спутницу произвело мозаичное панно с изображением Христа, протягивающего руку, чтобы спасти тонущего апостола Петра. Завороженные великолепием мозаики, они простояли перед ней около получаса, делясь друг с другом впечатлениями. Юнг, в своих воспоминаниях не раз возвращавшийся к поразившему его шедевру, решил непременно приобрести открытку с изображением мозаики. Однако она ни разу не попалась ему на глаза. После возвращения в Цюрих Юнг посоветовал одному из своих друзей, собиравшемуся в Равенну, обязательно осмотреть мавзолей Галлы Плацидии и попросил его привезти открытку с изображением запавшей ему в душу мозаики. Тот охотно согласился, но, приехав в Равенну, понял, что ни он, ни кто-либо другой никогда не сможет выполнить просьбу Юнга. Дело в том, что никакого изображения поразившей его мозаики не могло существовать, потому что... не существовало и самой этой мозаики! Это известие буквально потрясло выдающегося психиатра. Он допускал, что мог быть подвержен галлюцинации, но чтобы она одновременно появилась у двух здоровых и совершенно трезвых людей - в это верилось с трудом. Юнг сообщил сенсационную новость своей тогдашней спутнице. Она отказывалась верить, что в далекой Равенне перед ними мог возникнуть один и тот же шедевр-призрак. Однако то, что стену мавзолея Плацидии никогда не украшала мозаика, привидевшаяся им обоим, было абсолютно точно. "Разумеется, - писал в своей книге Юнг, - очень трудно определить, до какой степени может быть идентичным видение, представившееся двум людям одновременно. Но в нашем случае у меня есть полная уверенность, что у образа, возникшего перед нами обоими, основные черты оказались общими. И это было одно из самых удивительных и загадочных происшествий в моей жизни.

top