Каббала русского алфавита

Человеку со времен появления письменности за каждой буквой виделся образ, насыщенный смыслом, который связывал изображение этого знака с его значением. На первом этапе, когда иероглиф практически и был рисунком отображаемого им понятия, это было естественно, но впоследствии при совершенствовании письменности знак уходит от внешнего сходства со значением, и их связь становится менее явной. Это дает возможность наделять буквы особым смыслом, восходящим к туманной древности, который начинает мыслиться магическим. На такой основе сформировалось еврейское каббалистическое учение, опирающееся на древние значения букв, как опору их смысла. Другой параметр букв, а именно их непосредственное звуковое воздействие, также включался в формирование образа буквы, а живая трактовка требовала построения новых взаимодействий - соотнесения букв с образуемыми ими словами. Так первоначальное единство звука и смысла отошло на второй план. В качестве первых цифр в письменности разных народов использовались буквы, и их числовое значение также совмещалось со звуковым. Это давало системе дополнительный смысл и стимулировало к математическим операциям с буквами -- тем операциям, которые сейчас воспринимаются как основополагающие для учения Каббалы, хотя являются лишь поздней и достаточно поверхностной частью этого древнего предания, которое стремилось описать прежде всего единую картину мироздания, используя древнейший архетип мирового древа, ветви которого и стали потом обозначаться буквами и цифрами просто по порядку. По аналогии с символическими математическими операциями в позднее время появился соблазн использовать каббалистическую систему в переложении на современные алфавиты, соотнося буквы и числа упрощенно, не только не вникая в смысл обозначаемых ими понятий, но часто даже не учитывая тех числовых связей с буквами, которые существовали раньше в данном алфавите, и фонетических различий в звуковом строе разных языков. При таком подходе результат не может дать серьезного проникновения в суть того или иного слова или имени на основе его звукового образа. Если уж мы хотим найти числовые определения звукам, классифицируя их таким образом, мы должны хотя бы построить звуки по определенной системе, то есть по их фонетическим характеристикам (как сделано в санскрите) -- тогда арифметические аналогии и операции с буквами будут иметь хоть какой-то логический смысл. Закон аналогий, на котором построены все древнии науки, провозглашает не просто принцип внешнего сходства явлений, а подобие, основанное на закономерности и знании глубокой связи элементов мира. Но, с другой стороны, только такой внешний способ работы со звуком и могло предложить средневековье, которое искало пути соотнесения звука и смысла через традиционные схоластические аналогии, не имея возможности сделать это более научными способами. Теперь же, опираясь на развитое языкознание и фонетику, на современные достижения психолингвистики, мы можем гораздо более объективно проанализировать алфавит русского языка, как и любого другого, соотнося звуковые параллели букв с их психологическими образами. Анализ букв предваряет значение того иероглифа, от которого буква произошла в финикийском алфавите, и откуда она через греческий попала в русский алфавит. В скобках приводится число, в качестве которого использовалась данная буква в кириллице до введения современных знаков для цифр. Затем следует лингвистическая характеристика звука и описание его психологического воздействия, сопряженного с тем образом и смыслом, который буква получает для носителей русского языка. И как вывод -- приводятся знаки Зодиака, с которыми резонирует данный звук, а также его цветовая характеристика и стихи, которые мы надеемся, помогают эмоционально ощутить его воздействие.

top