Глава 7. Новая династия

Мы остановились в предыдущей главе в октябре 1612 года, когда народное ополчение Минина и Пожарского освободило Москву от поляков. В декабре и январе следующего 1613 года в Москву съехались выборные из всех городов Московского государства, "для земского совета и государева избранья". Собралась Великая Земская Дума, самая знаменитая из всех московских собраний и самая продолжительная. Сразу решили никого из иностранцев не выбирать, как и сына Марины Мнишек, обозванного теперь "Иваном-Воренком", а выбрать государя из коренного русского рода. Сначала было немало претендентов, много разногласий, но в январе все начали склоняться к кандидатуре шестнадцатилетнего (родился 12 июля 1596 года) Михаила Федоровича Романова. Может быть немалую роль в этом выборе сыграла именно его молодость, -- он не был замешан ни в каких грехах смуты и не имел еще никаких личных врагов. Кроме того, он принадлежал к любимой в народе и уважаемой семье, ранее несправедливо притесняемой. Наконец, в глазах выборных и всего народа большое значение имело его родство с последними Рюриковичами. Отец его Федор Никитович приходился двоюродным братом царя Федора Иоановича, племянником благой царицы Анастасии (первой жены Иоанна, еще не "грозного" при ней), и сыном Никиты Романовича, -- обо всех них сохранилась в народе самая светлая и теплая память. Боярский (не княжеский даже) род Романовых считался тогда по знатности не из первых и был малочисленен, но знатных друзей и дальних родичей у них было много. Большую роль в избрании сына сыграл заключенный в те годы в Польше отец Михаила, митрополит Филарет (Федор Никитич), -- своими письмами в Москву, к Земскому Собору. Сам Михаил с матерью, Марфой Ивановной, находились тогда в своем Костромском имении. Там, кстати, и спас их Иван Сусанин от отряда поляков, разыскивавших молодого претендента на российский престол, чтобы убить его. По сохранившимся документальным свидетельствам, он еще до того, как поляки обратились к нему, успел послать гонцов в имение Романовых, чтобы они скрылись в укрытие, а затем долго водил отряд по лесам и замерзшим болотам, затем был замучен (Д.Иловайский. "Новая династия", 1896\1996). Первые письменные упоминания о роде восходят к XIV веку, к Андрею Ивановичу Кобыле (в 1347 году он отмечен как московский боярин при великом князе Симеоне Гордом). По устным преданиям его отец, Камбил Дивонович Гланда (или Гландал) был князем в некрещенной еще Пруссии; при завоевании ее немецкими крестоносцами выехал на Русь и служил сыну Александра Невского, князю Дмитрию. По преданию, он крестился в 1287 году и получил при крещении имя Иван, а сын его при крещениии стал Андреем. Стпрший сын Андрея, Семен, по прозвищу Жеребец, стал родоначальником Синих, Лодыгиных, Коновницыных, Облязевых, Образцовых и Кокоревых. Второй сын, Александр Елка, породил древо Колычевых, а также Сухово-Кобылиных, Стербеевых, Хлудневых и Неплюевых. Третий сын, Василий Ивантей, умер бездетным, а четвертый, Гавриил Гавша, положил начало только роду Боборыкиных. Младший сын, Федор Кошка, по русской традиции особенно порадовал родителей, и оставил зпятерых сыновей и одну дочь. Именно от него пошли роды Кошкиных, Захарьиных, а также Яковлевых, Ляцких, Юрьевых-Романовых, Беззубцевых и Шереметьевых. У Ивана, старшего сына Кошки, было четыре сына. Младший из них, Захарий, дал своему потомству именование Захарьиных. Его средний сын Юрий оставил потомство Захарьиных_Юрьевых. Сын Юрия, Роман Захарьев-Юрьин был отцом царицы Анастасии (первой жены Ивана Грозного) и брата ее, Никиты Романовича, с которого род и стал называться -- Романовы (НиР, 1993г, N10). Сам родоначальник Камбил Гланда, уже по устным преданиям (записаны прусские предания были в XVI веке в Пруссии и Польше) , вел свой род от легендарного прусского вождя Видвунга (Видевута), предания о котором относятся к III веку до Рождества Христова (по другим данным, к 305г. н.э.). По этим преданиям, братья Видевут и Брутен прибыли по морю к устью Вислы, где основали первое прусское королевство. Королем стал Видевут, а Брутен был главным жрецом. Столица и главный храм назывались Ромове. Храм был посвящен триаде богов: Патолсу, Потримсу и Перкунасу, а сам верховный жрец назывался Крив-айт, а оба брата вместе -- Криве-кривайтисы, от названия священной кривой палицы (см. "Мифы народов мира",М.,1993). Триада богов была изображена на знамени Видевута и на священном дубе в Ромове. Этот священный дуб вроде бы еще существовал в XVI веке. От самого Ромове и дуба сейчас уже ничего не осталось; некоторые историки считают, что этот город и храм находились примерно в центре нынешней Калининградской области России, примерно на пятьдесят-сто километров восточнее Кенигсберга-Калининграда. Братья Видевут и Брутен почитались затем пруссами сами как боги, подобно римским Ромулу и Рему. 7 февраля 1613 года состоялось предварительное избрание Михаила Федоровича, однако не все выборные прибыли еще в Москву; окончательное избрание совершилось 21 февраля, в Успенском соборе в Кремле. Голосование было письменным, тайным, -- результат же был единогласен. Выборные пошли на Лобное место и, уже зная результаты избрания, сначала спросили все же москвичей, заполнивших площадь, кого они желают иметь царем. Народ громкими криками заявил, что, кроме Михаила Федоровича Романова, никого не желает. После этого в соборе был отслужен благодарственный молебен. Затем началась присяга в Москве и городах "по крестоцеловальной грамоте", записанной Земским советом. 2 марта посольство выехало из Москвы в Кострому, с извещением к избранному царю. До отречения Николая II от престола оставалось ровно 304 года. После долгих уговоров, сначала Марфа Ивановна благословила сына и затем Михаил согласился на царствование свое. 14 марта в Ипатьевском монастыре Костромы Михаил Романов был помазан на царство. 11 июля 1613 года он венчался царским венцом в Успенском соборе в Москве. Между тем предводитель волжских казаков Иван Заруцкий с Мариной Мнишек и ее сыном Иваном (от Лжедмитрия II), которому в начале 1613-го исполнилось два года о роду, находились в Астрахани. Там маленький Иван был провозглашен мятежными казаками новым царем. Их надо было изловить, -- пока они были на свободе, угроза новой смуты или польского нашествия была велика. Спасаясь от преследований, они бегут через Каспий на Яик. Только 6 июля 1614 года это удалось, -- сами казаки в конце концов выдали их. В Москве они могли оказаться самое раннее в августе, скорее позднее. Во всех исторических исследованиях по этому вопросу сообщается кратко, что Заруцкий сразу был посажен на кол, Иван был казнен публично на Лобном месте -- повешен, что Марина вскоре умерла в тюрьме. Все называют возраст сына Марины на день казни -- "четырехлетний". Он родился через несколько дней после убийства отца, Лжедмитрия II, "Тушинского вора", -- а было это 10 или 11 декабря 1610 года. Астрологический анализ позволяет предположить, что мальчик родился 16-20 декабря, скорее 20 декабря 1610 года. Гороскоп его рождения очень мрачный, -- про него точно можно сказать "родился под несчастливой звездой". Марина была формально венчанной русской царицей и закон запрещал казнить ее. Если же признать ее самозванкой, то была она польской поданной и не виновной очевидно в своем замужестве, -- опять "казнить нельзя, помиловать". Но несчастный ее сын, называемый теперь боярами не иначе как "Ивашка -Воренок", был русским поданным. И бояре приговаривают его к смертной казни. Сына у Марины из тюрьмы взяли обманом, уверив ее, что царь не будет мстить ребенку. Палач на руках отнес его на Лобную площадь, завернув в шубу, -- мальчонка в камере был в одной рубашке... Эти сведения позволяют предположить, что казнь совершилась осенью. Наверное, с августа шло следствие по делу Мнишек. Оно не было закончено еще и в декабре, так как известно, что русский посол в Речи Посполитой в конце декабря 1614-го или январе 1615 года оправдывался перед поляками за смерть Марины словами: "А Маринка на Москве от болезни и тоски по своей воле умерла; а государю была и боярам для обличения ваших неправд надобна она жива" ("Дневник Марины Мнишек",СПб, 1995). В самой москвовской Руси известие о ее смерти было официально речено так: "А Маринка на Москве от болезни и тоски о своем выбледке умерла" (РИО, стр.629). Я могу предположить, что ее сын был повешен 4 октября 1614 года, -- не только по астрологическим методикам, но и потому, что этот день отмечен в русской (и не только русской) истории: 4 октября 1552 году Иван Грозный вошел во взятую днями раньше Казань; 4 октября 1582 года римским папой был введен в католических странах Григорианский календарь (поскольку Мнишек была католичкой, то выбор боярами дня казни мог быть связан и с этим, в пику "латинской вере"). Да и после казни 1614 года день этот проявлялся: 4 октября 1879 года умер виднейший историк XIX века Сергей Соловьев, не успев завершить свою "Историю России с древнейших времен"; 4 октября 1917 года Собор Русской православной церкви принял послание "ко всем чадам" по поводу выборов в Учредительное собрание: "Пусть победит в себе народ наш обуревающий его дух нечестия и ненависти...", -- очень точные слова точно в день 303-летия публичной казни четырехлетнего младенца... По преданию, Марина Мнишек, узнав о казни сына, прокляла весь род Романовых-царей и заявила, что ни один из них не умрет своей смертью, что в их семьях не прекратятся преступления, пока вся династия не угаснет. О смерти Марины в тюрьме ходили разные слухи: самоубийство с силою об железные плиты в камере, или же сами тюремщики убили ее. Так это и осталось неизвестным. Главное, что удалось сделать молодому Михаилу Романову в первые годы царствования, -- это навести порядок в разоренной стране и объединить народ, поднять его дух после десятилетия смуты. В целом же его царствование нельзя назвать удачным и счастливым. Война со шведами (1614-1617) завершилась подписанием неблагоприятного для России Столбовского "вечного" мира. Шведский король Густав Адольф, выступая после этого на сейме, сказал; "Россия -- опасный сосед, у нее сильное дворянство, многолюдное крестьянство, населенные города, большое войско. Но теперь русские без нашего позволения не могут выслать ни одной лодки на Балтийское море. Большие озера, болота в 30 миль шириною и надежные крепости отделяют нас от них. Теперь у русских отнят доступ к Балтийскому морю и, надеюсь, не так-то легко будет им перешагнуть через этот ручеек (Неву)". Борьба с Литовско-Польским союзом закончилась в 1618 году перемирием (на 14 с половиной лет) в селе Деулине, также неудачным, -- за Речью Посполитой остался Смоленск и другие русские земли. По истечении перемирия, в 1632 году, попытка отбить Смоленск не удалась.Но плюсом было хотя бы то, что польский король Владислав наконец отказлся от претензий на Московский престол и признал (в 1634г.) царские права Михаила. Затем в 1637 году был взят у турок Азов, но в 1641-м пришлось его отдать. Таковы были неудачи. Но оживились заметно внешние сношения России. Дружеские и торговые связи установились с Персией, Голландией, Германией, Англией, Данией, -- вообще с теми европейскими странами, которые вследствии церковной Реформации отошли от католичества в протестанство. В самой Москве к концу царствования Михаила Федоровича проживало за тысячу иностранцев лютеранской веры. Особо приязненные отношения установились с герцогством Голштинским, -- сношения, которые спустя более столетия привели к чрезвычайной важности для династии Романовых последствиям, когда на смену прекратившегося в мужской линии дома Романовых выступила его женская линия. Супружество Михаила Романова с Евдокией Стрешневой было плодовитым, -- одиннадцать детей, но выжили лишь четверо: Ирина, Анна, Татьяна и сын Алексей (родился 9 марта 1629 года). Со сватовством старшей дочери Ирины к датскому принцу Вальдемару связана история последних лет жизни первого царя новой династии. В январе 1644 года Вальдемар прибыл в Москву, имея предварительное согласие на брак. Ему была устроена пышная встреча. Однако законы России требовали от жениха креститься в православную веру. Вокруг этого вопроса и развернулись бурные события и долгие переговоры, в конце концов сведшие Михаила Федоровича в могилу. Как развивалась эта история? 21 апреля 1644 года патриарх увещевает Вальдемара креститься в православие, подробно описывая обряд и обосновывая его разными ссылками на Священное Писание. Датский принц отвечает патриарху подробной отповедью, также со ссылками на Писание, -- что протестанту не требуется перекрещиваться для принятия православия. Начинаются упорные увещевания, это надоедает принцу: он грозится уехать, однако его не отпускают. 9 мая он пытается бежать из Москвы, была даже крупная драка и жертвы, -- но принца и свиту возвращают, для дальнейших диспутов! Действительно, вскоре Вальдемар получает второе послание от патриарха, -- длинною в 48 сажен (! -- так сообщали датчане). Это послание содержало в себе подробнейшие опровержения на все пункты отповеди принца. Он не захотел отвечать письменно; тогда царь Михаил попросил его выставить ученого пастора его свиты для устного состязания с московскими богословами. Прения начались в конце мая 1644 года и продолжились в июне. Весь диспут велся вокруг разницы в обрядах крещения. Защитники протестантской веры начали одолевать московских богословов. Тогда Михаил вызывает из Иерусалима (!) греческого архимандрита Анфима, цареградского -- Парфения, других греческих знатоков православия, и переводчиков. С такими силами лютеранский пастор был почти разбит в споре. Датчане отказались продолжать прения, однако из Москвы их так и не выпускали! Шло время... Царь Михаил с помощью польского посла уговорил Вальдемара на четвертый диспут. Он проходил 4 июля 1645 года в царском дворце, в присутствии большого числа слушателей и послов, в Посольской палате. Царя и Вальдемара представляли специально отобранные обоими сторонами ученые богословы. Речь шла опять о протестантском обливании и православном погружении в воду при крещении. Известно, что русского человека ничто так не увлекает, как философия, -- ну а тогда это и были вопросы вероисповедания. Уже и вся Москва любопытствовала об этом диспуте! И на этот раз, как на третьем диспуте, православные богословы одержали победу: пастор после жаркого и долгого спора замолчал, не находя, что ответить, и прекратил диспут. Замечательно то необычайное упорство, которое обнаружил в этом почти полутора годовом противостоянии Михаил Федорович, столь мягкий и уступчивый в других отношениях. Здесь проявилась харизма его года рождения (по авестийскому календарю), -- ведь он родился в год Даэны, год проверки на прочность веры и совести.. Однако, похоже, такой длительный накал страстей подорвал его и без того неважное здоровье. В ночь на 13 июля 1645 года он скоропостижно скончался. Первый Романов царствовал 32 года, -- ровно авестийский календарный цикл. Алексей Михайлович Романов начал свое царствование 13 июля 1645 года, с шестнадцати лет, как и его отец. Можно наверное сказать, что в царствование первого Романова народ приходил в себя после десятилетия смуты, набирал силы. Начало царствования Алексея ознаменовалось бунтами в Москве против притеснений и самоуправств боярских приказных дельцов. И не раз еще в его царствование народ бунтовал, -- и в Москве, и в других городах. При нем же было восстание донского атамана Степана Разина. Он взял Астрахань, Царицын, Самару, -- за восставшими везде тянулся кровавый след расправ со знатью и богатыми людьми. Осенью 1670 года войско Разина было разбито под Симбирском; сам Разин был пойман и казнен в 1671 году. В царствование Алексея произошло и присоединение "Украины Малороссийской" (так она тогда называлась) и России. 8 января 1654 года Переяславская рада постановила по предложению гетмана Богдана Хмельницкого принять подданство "царя восточного православного" и принести ему присягу в верности. При Алексее же начался Церковный раскол и борьба со старообрядчеством. Мы здесь не будем останавливаться на этом подробно, -- все эти события хорошо известны и основательно исследованы. Скажем только, что корни раскола восходят к тому самому диспуту протестантских и православных богословов 1644\45 годов, когда стало ясно, что без помощи греков московские богословы не победили бы. Церковный собор 1654 года одобрил предложенные греками и киевлянами исправления, а патриарх Никон начал быстро и повелительно проводить их в жизнь. Взаимное ожесточение в религиозной борьбе дошло до того, что знаменитый Соловецкий монастырь на Белом море в 1668 году не только отказался принять "еретические" никонианские книги, но и оказал открытое вооруженное сопротивление церковной и гражданской власти. Лишь в 1676 году правительственные стрелецкие войска смогли взять монастырь штурмом. В том же году, 30 января, умер и Алексей Михайлович. Как видно, и его смерть была связана с последствиями религиозного противостояния, на этот раз уже внутри православия. СИМЕОH ПОЛОЦКИЙ -- ЦЕРКОВHИК И АСТРОЛОГ. На шестнадцатом году правления первого Романова, Михаила Федоровича, в городе Полоцке родился мальчик, мирское имя которого осталось неизвестным; в русскую историю он вошел по монашескому имени своему Симеон; известна была его фамилия, -- Ситнианович-Петровский, но в Москве, куда он переехал в 1664 году, закрепилось за ним прозвище Полоцкий. До этого он учился в Киево-Могилевской коллегии, которой руководил сам киевский митрополит, образованнейший человек своего времени, строго православный мыслитель, учившийся однако в нескольких европейских университетах, Петр Могила. Преподавательский состав коллегии он отбирал лично, профессора посылались им для дополнительного учения за границу, в университеты. Именно им, Петром Могилой, были задуманы "Жития святых", написанные уже после его смерти другим выпускником Киево-Могилевской коллегии Димитрием Ростовским, и переиздающимися без изменений до сих пор. Ситнианович-Петровский же по окончании коллегии принял монашество (и имя Симеон) и стал дидаскалом (то есть учителем высших знаний) в братской школе в Полоцке. При посещении этого города в 1656 году Алексеем Михайловичем Симеону удалось лично поднести царю "Метры" своего сочинения. Кстати, родился он в один год (1629) со вторым на троне Романовым. В тридцать пять лет он переехал в Москву, где царь поручил ему обучать молодых подьячих Тайного приказа в Спасском монастыре. Богословская эрудиция, утонченная аргументация, хорошая литературная форма его первых книг быстро выделили Полоцкого в столичных богословских кругах. По поручению восточных патриархов, бывших в Москве по делам никоновского раскола, Симеон выступал на важнейших заседаниях собора 1666 года перед царем; в следующем году от имени царя и собора был напечатан и издан его труд с длинным названием: "Жезл правления на правительство мысленного стада православно-российской церкви, -- утверждения во утверждение колеблющихся во вере, -- наказания в наказание непокоривых овец, -- казнения на поражение жестоковыйных и хищных волков, на стадо Христово нападающих", -- вот так! Сейчас литературный стиль XVII века представляется нам вычурно-вычурным, но, вспомним, до рождения А.С.Пушкина оставалось еще 132 года... А тогда "Жезл" был признан собором "из чистого серебра Божия слова", хотя, как отмечали затем, в нем можно было найти немало точек соприкосновения с западными богословскими мнениями, что уже тогда российским духовенством вообще-то отнюдь не одобрялось. С 1667 года на Симеона Полоцкого было возложено воспитание царских детей. К тому времени в семье Алексея Михайловича было шестеро детей от первой жены, Марии Милославской. Детей он не только воспитывал, но и написал для них несколько книг, от сборника стихотворений "Вертоград"до, вероятно, первой в России Библии для детей под названием "Житие и учение Христа Господа и Бога нашего". Он обучал царских детей и началам астрологии. Приведу здесь его четверостишие "Звезда", -- о том, как следует понимать влияние небесных светил на человека: Звезды во человецех воли не повреждают, Токмо страстми плоти нечто преклоняют, Тем же на звезды вины несть возлагати, Егда кто зло некое обыче деяти. Как видно, вполне согласуется с известными астрологическими заповедями: звезды склоняют, но не обязывают; умный управляет своими звездами, глупец ссылается на них . Самым главным трудом его жизни стала книга "Венец веры кафолическия" (то есть вселенская), -- где он изложил всю сумму знаний, которой овладел от Петра Могилы и затем школы в Полоцке до своего очень широкого круга чтения и, конечно, собственных размышлений. После смерти Марии Милославской царь Алексей женился на Hаталье Кирилловне Hарышкиной. В один из дней августа 1671 года Симеон Полоцкий в большом волнении сообщил государю то, что удалось прочитать ему "по небесным картам" (гороскопам) царя и царицы: в утробе царицы Hаталии Кирилловны зачался вчера "великий государь", рождение которого должно произойти 30 мая 1672 года! Он же сразу и предложил назвать будущего младенца Петром. Вскоре беременность царицы действительно обнаружилась и, оказалось, срок родов астролог назвал точно: 30 мая 1672 года после трудных родов на свет явился младенец мужеского пола, -- Петр I. Полоцкий был пожалован бархатом, собольими мехами, казной. На крестинном столе ему подали: "четыре головы сахару весом по три фунта каждая, два блюда сахаров узорчатых по полфунта, сахаров-леденцов и конфетов, и ягод вишневых, и многое, да с Сытнаго двора полосу арбузную, да другую дынную.." В последние годы жизни он продолжал воспитывать царских детей. Умер Симеон Полоцкий в 1680 году, в возрасте чуть за пятьдесят. Ну а младенец Петр стал расти, и уже в отрочестве, после смерти царствовавшего шесть лет (30.1.1676 -- 27.4.1682) Федора Алексеевича, своего сводного брата, стал четвертым в династии Романовых царем и третьим самодержцем, -- так как царская власть первого Романова была еще ограничена рядом условий Земского Собора 1613 года. ОККУЛЬТНЫЕ ПТЕНЦЫ ГНЕЗДА ПЕТРОВА. Иностранцы, посещавшие Россию еще во времена отца Петра, царя Алексея, отмечали интерес людей к астрологии и появление в Москве иностранных календарей с предсказаниями. В год рождения Петра, может быть еще и благодаря точному предсказанию Симеона Полоцкого, астрология стала учебной дисциплиной наряду с арифметикой, геометрией и другими предметами. Об этом свидетельствует "Книга избранная вкратце о девяти мусах и о седмих свободных художествах", составленная переводчиком Посольского приказа Николаем Спафарием и подьячим Петром Долгово. На рождение Петра составлялись в столице астрологические вирши. (Р.Симонов. "Астрология эпохи реформ", НиР, N10, 1993). В 1679 году для семилетнего царевича художник Карп Иванов Золотарев сделал копию с росписи в столовой его отца "Двенадцать месяцев и беги небесные" -- картина астрономическая и астрологическая, тогда это не разделялось. Для одиннадцатилетнего Петра его "дядька" Т.Н.Стрешнев взял из вещей скончавшегося царя Федора Алексеевича сочинение Я.Гевелия "Селенография". В предисловии к русскому переводу этой книги Петр мог прочесть, что звездословие, -- как по древне-русски называлась астрология, -- "благопотребно есть на управление государства". Есть все основания говорить, что Петр в детстве и затем в отрочестве (в Немецкой слободе) не только находился в атмосфере уважения к этой древней науке, но и сам изучал ее. Но уже в отрочестве он оказался вовлечен и в очень непростые, небезобидные и тайные игры взрослых людей: в той же Немецкой слободе собиралось тайное "Нептуново общество". Адмирал Франц Лефорт был его председателем, в него входили как иностранцы на русской службе (Я.Брюс, А.Фархварсон), так и русские генералы (Ф.М.Апраксин), и будущие соратники Петра. Он сам числился "первым надзирателем" и знакомился там с магией, алхимией, астрологией, но фактически это было первое масонское общество в России, -- правда, вероятно не проводившее сначала в полной мере идеи европейского масонства, и, опять же предположительно, не связанное до поездки самого Петра в Голландию и Англию (в 1697 году) с иностранными масонскими ложами. Однако, для того, чтобы понять, в какой среде набирался оккультных знаний молодой Петр, расскажем сначала о легендарном Якове Брюсе. Его родословие тянется из глубокого прошлого Европы и восходит к норманнскому завоеванию Англии, в котором участвовали предки Брюса. Самым известным его предком был король Шотландии Роберт I (1274 -- 1329). В 1314 году он разбил английскую армию, в чем ему немало помогли рыцари тайных орденов, тамплиеры, а в 1328 году добился от Англии независимости Шотландии. Его имя стоит во главе родового древа Брюса (К.Диланян. "Тайная миссия Якова Брюса", НиР, N 1,2, 1997). Роберт I явился и первым учредителем (24 июня 1314 года) и главою первого шотландского ордена тамплиеров "Андрея Первозванного и Шотландского Чертополоха", -- так он назывался. Но дело не в названии, а еще и в том, что именно в Шотландию бежали немногие спасшиеся во время разгрома во Франции 1307-1314 годов тамплиеры, лидер которых Жак де Моле был схвачен вместе с сотнями своих тайных соратников 13 октября 1307 года и сожжен на костре 18 марта 1314 года, прокляв из огня весь род короля Филиппа Красивого "до тринадцатого колена"... Надо сказать, что охота на тамплиеров по всей Франции была организована так сильно, что бежать смогли лишь немногие, видимо, заранее предупрежденные еще более тайной "Общиной Сиона", -- которая дожила до наших дней, и о которой мы еще будем говорить в седьмой главе. Так вот, эти спасшиеся французские "рыцари Храма" (Тампль -- Храм) нашли пристанище в Шотландии. Здесь пора рассказать хотя бы немного о тамплиерах, позднее соединившихся с масонами, или франк-масонами (от французского franc macon -- вольный каменщик) -- обо всей этой загадочной тайной истории Европы. Вообще-то этой истории посвящено столько исследований, в том числе и в последние годы у нас в России, что тех, кто специально интересуется этими вопросами, я отошлю к подробным и основательным работам историков О.А.Платонова "Масонский заговор в России", Б.Башилова "История русского масонства", А.Я.Авреха "Масоны и революция", -- это все книги 1990-х годов, использующие большие фактические и архивные материалы и весьма сурово обличающие масонство во всех бедах России XIX и особенно XX века. В них читатель найдет ссылки и на более ранние, в том числе дореволюционные исследования. Назову и книгу Ю.К.Бегунова "Тайные силы в истории России", хотя и резко осуждаемую сейчас в либеральных кругах, но также основанную на фактах и документах. Дело самого читателя -- оценивать идеологические концепции авторов. Во всяком случае, у российского читателя практически нет выбора, -- если мы хотим узнать подробнее и основательнее про масонов, то необходимо обратиться к этим исследованиям. Что касается стержневой идеи самого масонства, то она, на мой взгляд, лучше всего прослеживается в исследовании трех английских авторов Майкла Байджента, Ричарда Лея и Генри Линкольна "THE HOLY BLOOD AND THE HOLY GRAIL" ("Священная кровь и священный Грааль"), выдержавшей на Западе с 1982 года двенадцать изданий, а у нас опубликованной в 1995 году тиражем 999 экземляров под названием "Священная загадка", с откровенно антихристианским предисловием некоего "Внутреннего предиктора СССР"(!) Мне уже приходилось писать об этой книге в своей брошюре "Загадка трагедии принцессы Дианы и пророчество Нострадамуса" (СПб, 1998). Если отвлечься от очень интересной самой по себе истории масонства, по легендам восходящей к архитектору-строителю первого храма Соломона в Иерусалиме, приглашенному из царства Тирского мастеру Хираму (это примерно Х век до Р.Х.), и попытаться кратко выявить суть идей этих тайных обществ Европы уже в христианскую эру и до наших дней, то можно сказать следующее: Они признают Иисуса Христа великим учителем и пророком, как и древних иудейских пророков, и Будду, и Мохаммеда, но не верят в Воскресение Христово (вспомните здесь слова апостола Павла о том, что если не было Воскресения, то и вся вера тщетна). Одни из них считают "воскресение" (для них -- в кавычках) следствием применения тайных знаний самим Иисусом-человеком (то есть без Бога), другие -- "еврейскими штучками" (подкупили Понтия Пилата, сняли с креста пораньше и т.п.), третьи -- просто не открытыми еще, но естественными причинами. Так или иначе, но это -- главное. Отсюда следует вся дальнейшая идеология. Во-первых, если это так, то Церковь -- обманщица, сознательная или бессознательная. Надо при этом признать, что в средние века римская Церковь действительно явила миру "порчу в главе и членах" (выражение Лютера), зломыслие судов инквизиции и множество невинных жертв, -- и только теперь, в конце ХХ века, кается в этом перед всем миром, -- но ведь покаяние прозвучало! Во-вторых, такой "Иисус Христос", великий человек, учитель и пророк, может объединить все религии мира. Действительна, такого "Спасителя" могут признать и мусульмане (они и считают великого пророка Ису таким), и буддисты, а также, в конце концов, и иудаисты. Следовательно, можно объединить весь мир и построить великое общество на идеях гуманизма, свободы, равенства и братства, которые масоны называют истинными христианскими ценностями. Здесь надо подчеркнуть, что, как давно уже предупреждали вестники России В.Соловьев и Д.Андреев, идеи гуманизма (и т.н. общечеловеческих ценностей) без веры в Воскресение Христово как раз и окажутся последним бастионом и оружием грядущего (как они считали в XXII веке) антихриста. Лидеры масонов обладали и обладают глубокими тайными знаниями, и многие известные алхимики и астрологи, философы и ученые, художники и композиторы прошлого (и настоящего) были масонами: среди них Никола Фламель и Леонардо да Винчи, Фрэнсис Бэкон и Роберт Бойль, Исаак Ньютон (известно, что сам он считал своим главным делом оккультизм и алхимию, а не теорию механики) и Виктор Гюго, Клод Дебюсси и Жан Кокто -- последний уже известный деятель французской культуры ХХ века. Что же здесь плохого? -- может спросить иной читатель, может быть уважающий христианские духовные ценности, но не верящий в Воскресение Христово, или объясняющий Его "естественными" причинами. -- И люди-то во главе масонства были (и есть) умнейшие и талантливейшие! Все верно, -- если вы не верите в Воскресение, то вы и не увидите в масонстве ничего плохого, даже наоборот. Но вот те, кто верит и читает Библию, те знают, что под масками великого лидера, гуманиста, ученого и пророка придут антихрист и помощник его (лжепророк Апокалипсиса), и что за лозунги "свобода, равенство и братство" без веры в Воскресение уже пролиты реки крови, и что это обманные лозунги... И что ждут мир еще большие, но последние испытания в Апокалипсисе... Примерно с XV-XVII веков в высокие степени масонства посвящаются многие крупнейшие европейские лидеры, затем и правители, государи. Здесь нало еще сказать, что все масонские ложи имеют сложную структуру, много (до 33-х) степеней посвящения, причем на низших и средних ступенях в большинстве лож против христианства ничего не говорят при посвящении, так что во многих ложах состояли и состоят искренне верующие христиане. То, что я рассказал выше об отрицании Воскресения, становится посвящением высших степеней, которым, кстати, разрешены во имя "великих целей" любые обманы и жертвы, хотя бы и массовые. Само масонство уже давно не однородно и, по крайней мере с XII века, разделилось на две крупные ветви: "храмовники" (тамплиеры), которые и составили затем костяк известного миру франк-масонства и гораздо более закрытый орден "Община Сиона", о котором стало кое-что известно лишь в конце XIX века и больше -- в наше время. Его название связано не с "сионистами", а с той тайной, которой якобы владеет руководство этой Общины от первого века новой эры, -- тайной наследника иудейского трона (см. "Священная загадка" или мою брошюру о Диане и Нострадамусе). В ХХ веке, как считают исследователи, очень многие лидеры и президенты европейских стран (и США) являются масонами высоких степеней посвящения. В рыцари Мальтийского ордена был посвящены и последний президент СССР М.С.Горбачев, и, если я не ошибаюсь, первый президент России Б.Н.Ельцин, -- он, вероятно, чисто формально, но, настолько же вероятно, по фактическим заслугам, -- с точки зрения лидеров Мальтийского ордена. Впрочем, этот орден всегда держался особняком от всех остальных и я не уверен, что все вышесказанное о масонах полностью относится к нему. К тому же этот орден находился на рубеже XVIII / XIX веков под патронажем Павла I (против Наполеона), чем и объясняется с тех пор особое отношение его руководителей к России. Я так осторожно высказываюсь о Мальтийском ордене потому, что мне не хотелось бы ошибиться в приведенных выше рассуждениях хотя бы в отношении и только одной организации или человека. Конечно, современное масонство весьма разнородно и мы можем обнаружить в мире как "полуфашистские" масонские ложи (например в Италии, извесная в 80-х годах ложа П-2), так и теологические, и ориентированные на финансовые корпорации, и политизированные, и теософские, -- но исследование современного масонства не входит здесь в мои задачи. -- Вернемся теперь к родословной Якова Брюса, заметив при этом напоследок, что примерно до XVIII века европейские масоны не рассматривали Россию как особо важную в их планах цель; основные их интересы были тогда в Европе, а затем в США. Но они всегда мечтали утвердиться во всех странах Европы "от Атлантики до Урала", и затем объединить такую Европу под своим началом. В XVII веке, во времена "славной английской революции", многие аристократы бежали от Кромвеля в безопасную для них тогда Европу, некоторые и в Россию -- на почетную и хорошо оплачиваемую русскую царскую службу. Был среди них и Вилим Брюс. Его сын Яков родился уже в России, в Псковских землях, 1(11) мая 1670 года, -- был на два года старше Петра. Близко они сошлись не позднее 1689 года, когда Брюс решительно поддержал царя во время стрелецкого бунта. С тех пор они стали побратимами "на крови" и Брюс сопровождал Петра во всех его военных походах: Крымском, Азовском, во всех сражениях Северной войны со Швецией. В победе под Полтавой (27 июня /8 июля н.с./ 1709 г.) есть огромная заслуга Якова Брюса: именно он был организатором русской артиллерии, которая во многом и решила исход той легендарной битвы. В течении всего лишь года (как царь поручил ему это), он сумел наладить производство великолепных "единорогов" и обучил солдат в умелых артиллеристов. Помните, у А.Пушкина: Сии птенцы гнезда Петрова -- В пременах жребия земного, В трудах державства и войны Его товарищи, сыны: И Шереметьев благородный, И Брюс, и Боур, и Репнин... Наверное и орден Андрея Первозванного, первыми кавалерами которого стали герои победы под Полтавой, связан не только с датой битвы и легендарным странствием Первоапостола по древней Руси, но и с шотландской традицией почитания святого Андрея, -- все сошлось в тот день. Сам орден был учрежден в 1698 году, по возвращении "царя-плотника", "бомбардира Михайлова" из Голландии. Брюс стал одним из трех первых его кавалеров, сам Петр -- седьмым. Яков Брюс принимал затем активное участие в активной дипломатии Петра I и был удостоен титула графа; впрочем, он, наверное, никогда не забывал и королевские корни своего рода; в центре его графского российского герба был старый родовой, с весьма сложной масонской символикой. До конца жизни Петра он оставался его главным консультантом по всем научным вопросам. Был ли тамплиером сам Яков Брюс и был ли принят в какой-либо орден "храмовников" Петр I во время своего путешествия в Голландию и Англию? Ниже я цитирую упоминавшуюся статью "Тайная миссия Якова Брюса" Карены Диланян: "В конце XVII века пересеклись линии судеб Исаака Ньютона и Якова Брюса. Ньютон выводил свою родословную из шотландской знати, поэтому прибывший в Британию молодой потомок легендарного и прославленного Роберта Брюса, короля Шотландии, спасителя и хранителя Тамплиеров, не мог заинтересовать его. Из частной переписки Ньютона мы знаем, что Яков Брюс был посвящен в его личные дела; в письмах Ньютон ссылался на свидетельства Брюса, называя его "полковником". Но был ли Яков Брюс своего рода "агентом" Ньютона как одного из магистров Сионской общины? Пытаясь найти ответ на этот вопрос, мы вступаем на зыбкую почву догадок и сопоставлений. Однако имеющийся в нашем распоряжении материал говорит сам за себя. Близость к российскому монарху, интерес к оккультизму, гностическому знанию, герметическим наукам и, наконец, настоящая королевская кровь, текущая в его жилах, да к тому же шотландского короля, защитника и покровителя тамплиеров и основателя Ордена Святого Андрея и Шотладского Чертополоха, делали Якова Брюса незаменимой кандидатурой на распространение или по крайней мере хранение идей Общины на Востоке. Если принять во внимание еще и то, что при вступлении неофита в орден на всехз его потомков распространялась сила инициации, то можно сказать, что Брюс был потомственным тамплиером. Само по себе наличие этих качеств у Якова Брюса было достаточным основанием, чтобы занять пост даже великого магистра Сионской общины ! Но Брюс был подданым Российской короны и побратимом российского императора, а потому мог влиять на ход событий и политику той части Европы, которая давно интересовала Орден Храма. Мы уже говорили о том, что тамплиеры и Сионская община мечтали о создании мощнейшей державы и что их интересы простирались на русские земли. Походы тевтонских рыцарей -- тому пример... Одно из направлений деятельности рыцарских Орденов было связано с созданием психологического климата, способного ослабить духовное главенство официальной Церкви. Эту миссию выполняло распространение гностических текстов, герметических и оккультых знаний, а также формрование и поддержка тайных обществ наподобие масонских. Второе направление -- это влияние на дипломатию и царствующих особ европейских дворов. Третье -- формирование династических браков. Как мы знаем, Яков Брюс действовал более чем успешно в первом направлении, и "Брюсов календарь" тому подтверждение -- это было первое официальное астрологическое издание, книга, идущая вразрез с официальной церковной идеологией того времени. Второе и третье направления -- дипломатия и династические связи -- переплелись столь тесно, что порой их невозможно было разделить. Все королевские роды Европы имели родственные связи, и российский двор не был исключением. С воцарением на троне Петра I Россия меняла свою орентацию в сторону Западной Европы и буквально врывалась на политическую арену Запада, подчас диктуя свои условия. Разумеется, иметь сильного союзника хотят любые объединения. А Брюс был осведомлен о многих дипломатических тайнах: не случайно Петр поручал ему самые сложные миссии... " На мой взгляд, все вышесказаное убедительно доказывает, что Яков Брюс с 1697 года был посвященным членом "Общины Сиона" и проводил в России ее влияние, главная цель которого на том этапе состояла во вхождении России в Европу. Брюс и Петр как нельзя лучше подходили для этой цели друг другу. Для астрологов скажу еще, что их гороскопы очень сильно связаны: так например, Колесо Фортуны гороскопа Брюса находилось на Солнце рождения гороскопа Петра, а Колесо Фортуны Петра -- в зените (на точке цели) гороскопа Брюса. Это значит, что удача и возможность самореализации, раскрытия и применения всех своих способностей (это все показывает Колесо Фортуны) Брюса связаны с личностью (Солнце рождения) Петра, а для самого царя удача и самореализация совпали с целями Брюса. Гороскоп рождения побратима Петра показывает очень сильные способности медиума и мага, и алхимика. В народе считали его зловещим колдуном и "чернокнижником", но Черная Луна (изначальная греховность, зло) выражена слабо; светлые начала -- гораздо сильнее. Карена Диланян в своем интересном исследовании, на мой взгляд, лишь неточно оценила роль "Брюсова календаря" и вообще роль распространения в обществе оккультных знаний. Сами по себе эти знания нейтральны, в том смысле, что могут быть использованы как для добрых целей, так и во зло, -- это касается любого знания, любой "логии", -- хоть астрологии, хоть физики. Разве атомная бомба менее опасна для человечества, чем "Брюсов календарь"?! Отрицание же необходимости любого знания исходит от манихеев, которые считают, что наш земной мир принадлежит сатане, "князю мира сего", поэтому в нашем мире все допустимо, -- знание и незнание, и добро и зло, а истина -- в своих личных целях, ну а в конечном счете -- в уходе из этого мира в небесный "доброго Бога", который отдал землю своему брату-близнецу, Люциферу! -- Это на самом деле другой, второй корень самого масонства. Личность сложнее любой схемы и представления о ней, тем более такие личности, как Петр и Брюс. Это очень ярко проявилось в истории с сыном Петра, царевичем Алексеем. Он, как мы помним, был против европейской политики отца, считал духовные ценности прежней московской Руси высшими и хотел вернуть Россию к прежним порядкам. В 1718 году Алексей был лишен отцовским манифестом прав на престол и вражда между ними зашла так далеко, что Петр решил добиться казни сына. Но для того, чтобы казнить своего подданого, хотя бы и сына, ему необходимо было решение суда Сената. Так вот, из четырнадцати его членов только двое отказались подписать царевичу смертный приговор: граф Шереметьев и граф Брюс. Это решение сыграло свою роль в отлучении его от активной деятельности после смерти Петра I: Екатерина I не любила тех, кто отдавал свои симпатии Алексею. Через год после смерти Петра Брюс уходит в отставку и поселяется в своем подмосковном имении Глинки. Последние годы жизни он занимается алхимией и химией, астрологией и астрономией, медициной и своей библиотекой, которая насчитывала тысячи томов, -- не известно где они теперь. О жизни Брюса, в том числе и о последних его годах, сохранилось множество воспоминаний и еще больше легенд. Пруд в его имении замерзал на глазах изумленных гостей летом и им предлагалось покататься по нему на коньках; его видели по ночам летающим над Московой, -- и прочее, и прочее. При жизни он приобрел славу колдуна и чернокнижника, народ боялся и не любил его. Умер Яков Брюс 19 апреля 1735 года и похоронен был в Москве, в Лефортове, в кирхе святого Михаила. В тридцатые годы уже нашего века кирху снесли, а останки передали в лабораторию профессора Герасимова, но там они были таинственным образом утеряны. Впрочем в этой лаборатории происходили и происходят немоло чудес, -- ведь там побывало много останков знаменитых людей. Был ли посвящен в Англии в рыцари Ордена сам Петр I ? Четкого ответа на этот вопрос нет. Историк О.А.Платонов категорически отвергает такое предположение, но есть и другие мнения. Известно, что Петр пробыл в Лондоне около месяца, с 11 января 1698 года, и много раз бывал, в частности, в Монетном дворе в Тауэре, которым заведовал тогда пятидесятипятилетний Исаак Ньютон (блестяще поставивший в Англии монетное дело и финансы). Многие историки считают, что встреча царя с великим ученым и, добавим, Великим магистром, просто не могла не состояться. Однако это само по себе еще не доказывает, что Петр был посвящен в рыцари ложи. Другой петербургский исследователь, В.Н.Никитин в в своей брошюре "Взлет и падение Симона Вохва" (Спб, 1997) пишет: "В одной из рукописей Публичной библиотеки от 1816 года рассказывается, что "Петр был принят в шотландскую степень святого Андрея, причем, дал обязательство, что сей орден восстановит в России... его письменное обязательство существовало в прошлом веке в той же ложе, где он был принят, и многие оное читали". В другой рукописи члена ложи Ланского (XVIII век) есть запись: "Император Петр I и Лефорт были в Голландии принятыв Тамплиеры". В рукописи "Взгляд на философов и революцию французскую" (Спб Публичная библиотека) сказано, что масонство "существовало во времена Алексея Михайловича и Брюс был оного Великим мастером, а Царь Петр был первым надзирателем, потом Великим Мастером Кейт". Здесь надо пояснить, что во времена царя Алексея Михайловича Великим мастером российских тамлиеров был, видимо, отец Якова, Вилим Брюс, также находившийся на царской службе. Кстати, брат Якова, Роман Брюс, был первым комендантом Петропавловской крепости, и похоронен в ее пределах. Что касается "Великого Мастера Кейт", то я не знаю, что это такое. Первая известная орденская ложа в России (если не считать таковой "Нептуново общество" в Немецкой слободе) была организована уже в правление Анны Иоанновны в 1731 году -- как российское отделение Великой Ложи Англии, которая сама была открыта 24 июня (н.с.) 1717 года. Первым магистром российской масонской ложи стал английский капитан на русской службе Джон Филиппс, а вторым -- также англичанин и русский генерал Джемс Кейт (О.Платонов. "Масонский заговор в России). О дальнейшем развитии масонства в России можно подробно узнать из упоминавшихся выше книг наших историков девяностых годов, ну а мы будем возвращаться к этому вопросу по мере необходимости нашего исследования. "Великий Петр был первый большевик, задумавший Россию перестроить, ее на дыбу вздернувший", -- так, кажется, написал в 1918 году Максимиллиан Волошин. В народе царя называли "антихристом"; ходили слухи, что за границей "царя подменили на немца поганова или жидовина из колена Данова". Некоторые противники Петра специально собирали все библейские свидетельства о грядущем антихристе; особенно яростно и открыто доказывал это переписчик старинных книг Григорий Талицкий. Он написал даже целый трактат "О пришествии в мир антихриста и о скончании света". Григорий был, конечно, схвачен "государевыми людьми" и умер под пытками: его поджаривали как кабана на медленном огне. Родившийся под знаком Близнецов, Петр и в жизни выказывал двойственное отношение к религии: он лично был глубоко верующим человеком, но в политике и забавах переходил все мыслимые грани. Его "шутейные питейные соборы" и отношение к монашеству, старчеству, почитаемым прежними царями юродивым и их праву на прямое слово, упразднение патриаршества и, наконец, личный образ жизни, -- все это такое же достояние истории, как и его великие победы и великие преобразования. Последний из Романовых, Николай II, не любил память Петра, но мы еще будем говорить об этом в свое время... Осенью 1724 года Петр жестоко простудился, помогая спасать солдат с потерпевшего крушение бота на взморье близ Петербурга, и в январе 1725 года положение его стало безнадежным. 27 января он потребовал бумагу для завещания, но успел написать левой рукой (правая не действовала) только знаменитое "Все отдать...", и перо выпало из его рук, сказать же он уже ничего не смог и умер на следующий день, в пятом часу утра. "Все отдать..." Ровно через 96 лет после этого, в январе 1821 года, объединительный съезд российских масонов (будущих "декабристов") в Москве принял решение "о свержении самодержавия путем открытого вооруженного восстания" и начал готовить его. Еще через 96 лет, 2 марта 1917 года, последний Романов отрекся от престола... Вскоре "отдали все" большевикам... По Восточному календарю это были годы Змеи, а по Авестийскому эти события происходили каждый раз в конце года Даэны ("Испытание веры") и в преддверии года Тиштрии ("Всадник на белом коне"), опять мы видим мистическую силу древних установлений и начальное пророчество безымянного киевского волхва вещему Олегу, первому князю-государю древней Руси! МЕДНЫЙ ВСАДНИК. 7 (18 н.с.) августа 1782 года состоялось торжественное открытие памятника Петру I на Сенатской площади, знаменитого "Медного всадника", -- так называют его с 1833 года, -- так назвал его Александр Пушкин. Это самый знаменитый памятник города, его великий мистический символ. Издавна ясновидящие утверждали, что это благое место на Сенатской площади соединено невидимой (обычному глазу) "пуповиной", или "столбом" с небесным Ангелом-хранителем города. То же говорил и Даниил Андреев в "Розе Мира". А ведь и 1782 год в авестийском календаре называется "Асман"-"Небо". Это место связано невидимым столбом с Небом. Но сам памятник называют и "Всадником апокалипсиса", и "Антихристом на коне". Между прочим, в названии "Медный..." заключен и этот оттенок, -- ведь медь связана в астрологии с планетой Венерой, другое название которой и есть Люцифер. Пушкин знал астрологию, ее тайные ключи и эзотерику слов. Дата открытия памятника была приурочена к столетию начала царствования великого самодержца и преобразователя России: "Петру Первому -- Екатерина Вторая", выбито на камне, и то же по латыни, для Европы: "Petro primo -- Catharina secunda". Как и положено Петру, чье имя по латыни значит "Камень" (от апостола Симона-Кифы-Петра), Всадник вознесся на огромном валуне, -- наверное и сам этот валун, -- "Гром-камень", -- был когда-то связан с древним капищем безвестных волхвов... Если построить гороскоп открытия "Медного всадника" на полдень 7 августа, когда ударили пушки Петропавловской крепости, то мы увидим, что в Зените этого гороскопа, то есть прямо над памятником в полдень, стояла звезда Альдхафера (Грива Льва), действие которой астрологи с древних времен называю так: "через насилие -- к великой победе". Удивительно, но в том же (26-м) градусе зодиакального Льва находился и жребий славы гороскопа рождения самого Петра ! Солнце в тот час было в соединении с Марсом, а над этой планетой стояла звезда прочной защиты от враждебных сил, непобедимая Фекда. Между прочим, в 1812 году, под угрозой нашествия Наполеона, Александр I распорядился вывезти "Всадника" в Вологодскую губернию; уже был выработан план эвакуации и подогнаны в Неву баржи, -- но тут императору доложили, что некоему майору Батурину приснился вещий сон. Всадник будто бы сказал: "Пока я на месте, город будет непобедим". Майор добился свидания с князем Голицыным, тот передал эти слова Александру, и император поверил вещему сну, распорядился отменить все приготовления к вывозу памятника. Так вот, эта звезда Фекда, стоявшая над Марсом при открытии Всадника, -- еще и звезда вещих снов, пророков и пророчеств! Но в 1782 году исполнялось и 900 лет от начала княжения в Киеве вещего Олега. Может быть еще и поэтому великий скульптор Этьен Фальконе изваял еще и змею под копытами коня? Может быть кто-то, хорошо сведущий в истории Руси, подсказал ему это? Как видно, никуда нам не деться от пророчества волхва вещему Олегу. А нет ли здесь более глубокой, мистической связи с его пророчеством и с самим волхвом? Еще и не его ли пророчеству удивительным образом оказался посвящен этот памятник? Олег умер, укушенный змеею из черепа его коня, в 912 году. Волхв напророчил ему смерть "от коня своего" за несколько лет до похода на греков, -- так сказано в "Повести временных лет". Этот поход датируется в ПВЛ под 907 годом. Я думаю, что пророчество можно отнести к 903 году, -- когда молодому Игорю выбрали жену, молодую жрицу из-под Пскова Хельгу-Ольгу, -- возможно, родственницу самого Олега. Не исключено, что в выборе жены также участвовал тот самый волхв. Как описал его А.С.Пушкин, услышавший в 1822 году ритмы истории древней Руси? Из темного леса навстречу ему Идет вдохновенный кудесник, Покорный Перуну старик одному, Заветов грядущего вестник, В мольбах и гаданьях проведший весь век. И к мудрому старцу подъехал Олег. ..."Покорный Перуну старик одному..." Не случайно, наверное, и камень в основании "Медного всадника" называется "Гром-камнем"! Быть может и звали того волхва-кудесника Вакула (от валуна и Велеса), -- как и последнего московского волхва при Юрии Долгоруком. Сколько же лет было этому мудрому старцу ? Если правда, что "Медный всадник" мистическим образом связан с ним, то он мог родиться ровно за 960 лет (самый полный сакральный календарный цикл) до открытия этого памятника, то есть в 822 году, -- между прочим, еще и ровно за тысячу лет до вещего стихотворения Пушкина. Тогда в 903 году ему был 81 год, в 912-м -- 90 лет, если он дожил до исполнения своего пророчества. А не родился ли он и в тот самый день солнечного календаря, когда был открыт "Медный всадник"? Солнце 7 августа 1782 года было в 26-м градусе зодиакального Льва; в 822 году оно проходило этот градус 15 августа... С помощью компьютера я построил гороскоп рождения на эту дату, 15 (по нашему стилю это было бы 19) августа 822 года, -- открылись удивительные совпадения! Меркурий (связанный со словом, речью) при его рождении находился под звездой пророков Тубан, Луна -- в 15 градусе Близнецов (литературный дар), где в 1799 году засияло Солнце Пушкина! Еще, наверное, и поэтому он провидел этого волхва! С помощью астрологических методов я посмотрел ход Солнца его рождения на 903 (предсказание) и 912 (исполнение) годы. Оказалось, в 903 году оно проходило (в символической прогрессии) 17-й градус Скорпиона, называемый астрологами "клубок змей", -- а это еще и градус экзальтации Черной Луны; в 912 году оно соединилось в этой прогрессии с Черной Луной его собственного гороскопа рождения (в 26-м градусе Скорпиона)... Звезда Тубан действует еще и как "шагреневая кожа", -- по мере исполнения желаний или пророчеств истоньшается, уменьшается и жизнь пророка. Наверное, киевский Волхв умер вскоре после исполнения своего прорицания, в том же 912 году. Сам же Олег, как я предположил в первой главе, родился в 837 году, авестийский символ которого "Конь Митры" заставляет вспомнить здесь пушкинские строки: "Куда ты скачешь, гордый конь, и где опустишь ты копыта?" Опустил в 1917-м; опустил и "откинул копыта"... Но на пути к 1917-му было еще немало роковых лет и роковых событий. Мы в нашем исследовании подошли к XIX веку, и было бы правильно рассказать теперь о великих поэтах и писателях провидцах: о Пушкине и Лермонтове, о Достоевском и еще о многих провидцах "золотого века" русской литературы, а также о вестниках России Владимире Соловьеве, затем и Данииле Андрееве, но о них написано столько и эта задача так велика, что я не решаюсь посвятить им всего лишь одну или две главы в этой книге. Расскажу лишь о том, что, может быть, мало известно читателю, и о чем я и сам узнал лишь два года назад, -- о великом грехе провидца Достоевского перед Россией. УБИЙСТВО АЛЕКСАНДРА ВТОРОГО И ПЕРВЫЙ ГРЕХ ДОСТОЕВСКОГО ПЕРЕД РОССИЕЙ. Единодушно все историки называют в ряду роковых дат России 1 марта 1881 года, -- убийство императора Александра II. В то утро он подписал проект о привлечении земского самоуправления к участию в подготовке новых реформ, справедливо называемый также "земской конституцией", -- и через несколько часов был убит бомбой одного из "народовольцев", -- бесов, по определению Достоевского. Это было далеко не первое покушение и историки давно удивлялись определенной беспечности созданной за год до этого комиссии Лорис-Меликова (кстати и автора "консти-туции"), которой были даны чрезвычайные полномочия для борьбы с крамолой, и, конечно, беспомощности полиции и тайных служб. Известный историк из Болгарии Ф.Гримберг в своей книге "Династия Романовых" (М., 1996) впервые, кажется, обратила внимание на некоторые обстоятельства последних лет царствования Александра II, которые могли быть связаны с вольным или, скорее, невольным попустительством со стороны высоких кругов к покушениям и убийству: " Мало кто обращает внимание на перемены последних лет в личной, интимной жизни императора. Немолодого уже Александра II, отца многочисленного семейства, знакомят с девочкой, совсем юной красоткой. Это Екатерина Михайловна Долгорукова, по отцу она -- Рюриковна; мать ее, Вера Вишневская -- богатейшая украинская помещица... Заботливые родственники и друзья семьи буквально толкают юную девушку в объятия немолодого императора, устраивают "тайные" встречи и свидания. Долгорукова -- любовница Александра. Они отправляются в "свадебную поездку" в Париж, где на императора было совершено покушение неизвестным. По возвращении роман продолжается. Екатерина Долгорукова (при живой императрице Марии Александровне, принцессе Гессен-Дармштадской) -- фактическая супруга императора. Она именно не фаворитка, а как бы "вторая законная жена". В новой семье один за другим рождаются трое детей. В 1880 году умирает императрица. И, не дождавшись окончания установленного траурного срока, Александ II венчается с Долгоруковой. По официальному указу она получает имя Юрьевской и титул светлейшей княгини... Умножаются слухи. Князь Голицын якобы получил секретное поручение -- подобрать соответствующее обоснование для того, чтобы новая супруга императора была провозглашена императрицей. Уверяют, будто царь возлагает особые надежды на старшего сына от второго брака, Георгия; передают фразу царя, сказанную об этом мальчике: "Это настоящий русский, в нем, по крайней мере, течет только русская кровь". Фраза, хотя и не соответствующая истине \русская кровь была наполовину, -- со стороны матери\, но многозначительная, поскольку подразумевает, что в жилах законных наследников императора кровь не столь русская". Эту ситуацию точно подметила Ф.Гримберг. Законные наследники имели основания волноваться... Все это происходило во времена балканских конфликтов, и славянофилы упрекали Александра в уступках "западным врагам России". С другой стороны, известно, что покойная императрица считала Екатерину Долгорукую "наглой авантюристкой"; не жаловали ее, конечно, и законные наследники. "Вы можете легко себе представить, как всякое наше чувство, всякая священная для нас память просто топчется ногами, не щадится ничего...", -- из переписки семей наследников. Итак, назревал очередной династический переворот. "Старым" Романовым император уже почти открыто противопоставлял "новых русских Романовых". Не исключено, как верно отмечает болгарская исследовательница, что и комиссия Лорис-Меликова готовила проект некоего нового "земского собора" по типу 1613 года -- для избрания на царство нового Романова, -- Георгия Первого... Вновь цитирую Ф.Гримберг: "Во всяком случае, для своего сына, законного сына, ставшего Александром III, император погиб так же "вовремя", как некогда Иван Антонович для Екатерины II, или Павел I для Александра I..." Может быть поэтому Александр III и пил горькую всю жизнь ? Федор Михайлович Достоевский писал своих "Братьев Карамазовых", -- роман, можно сказать, о роковой любви и соперничестве отца и сына, и отцеубийстве, -- в 1878-79 годах, когда как раз в полной мере развернулась и стала достоянием общественности и слухов вся эта история роковой любви шестидесятилетнего императора к молодой Катеньке Долгоруковой... Два года назад мой хороший знакомый Яков Учитель написал и опубликовал в журнале "Звезда"(N12, 1996) небольшое эссе под названием "Кто убил Федора Павловича Карамазова?". Он не сопоставил роман Достоевского с романом императора Александра, но пришел к удивительным выводам, которые я теперь и предлагаю вашему вниманию с некоторыми сокращениями. Правда, сокращаю я как раз доказательства (надо сказать убедительные) того, что именно старший сын Карамазова убил отца, так как в нашем исследовании (да и в самом эссе Учителя) важно в конечном счете другое. «Заявим сразу: Федора Павловича Карамазова убил его старший сын Дмитрий. Стержень последнего романа Ф.М.Достоевс-кого -- отцеубийство. Этого никто не оспаривает < здесь я опускаю доказательства автора, отсылаю читателей к журналу "Звезда" -- Б.Р. > Дмитрий должен был убить и убил. В романе нигде прямо от автора не говорится, что Дмитрий не убивал, а Смердяков убил. Убийство описывается только от лица подозреваемых, а единственный объективный свидетель Григорий обличает Митьку. Настоящая литература существует для того, чтобы в художественное пространство спроецировать важнейшие духовные проблемы и разрешить их там. После чего эти проблемы будут решены в нашей реальности. По меньшей мере появится такая возможность. Достоевский взвалил на себя самую тяжелую часть этой задачи -- предельно низвести героя на самое дно, сохранив его бессмертную душу для последующего очищения и преображения. Даниил Андреев в "Розе Мира" пишет о Достоевском: "... главная особенность его миссии: в просветлении духовным анализом самых темных и жутких слоев психики", "... возникает уверенность, что чем глубже опускались эти одержимые соблазном души, чем ниже были круги, ими пройденные опытно, тем выше будет их подъем, тем грандиознее опыт, тем шире объем их будущей личности и тем более великой их далекая запредельная судьба". Рекорда в опускании героя в бездну Федор Михайлович достиг в "Преступлении и наказании"... Некто с целью ограбления, вполне осознанно, хладнокровно убивает топором противную старуху. Этого мало -- он еще раскалывает череп почти святой юродивой Лизавете. И что потом? Все симпатии автора и (я уверен) всех без исключения читателей на стороне этого крокодила. Фантастика! Но грандиозная задача была решена полностью. Раскольников осознал, раскаялся, почти очистился и стоял уже на пороге преображения. Но противная старуха и случайная Лизавета не удовлетворили Федора Михайловича... На свет появляется Дмитрий Федорович Карамазов. Туповатый невежественный солдафон, пьяница, "сладострастник" и хулиган. Как же он может превзойти Раскольникова? Надо проломить голову медным пестиком родному отцу... и верному старику-слуге... После этих выдающихся деяний не "бедным ангелом" ходить и рефлектировать как Раскольников, но пропьянствовать всю ночь в душевном подъеме и даже между делом в картишки перекинуться. Залюбуешься! И вот тут, наконец, Федор Михайлович притормозил и оглянулся... По ходу дела писатель беззаветно влюбился в своего героя и решил выручить Митю. И начал корректировать жестокий эксперимент. Сначала отменил убийство отца (Дмитрием), а затем воскресил Григория. Роман был задуман как отцеубийство -- 1-я часть (Митя); и цареубийство -- 2-я часть (Алеша). "Он хотел провести его через монастырь и сделать революционером. Он совершил бы политическое преступление. Его бы казнили..." Таково известное свидетельство А.С.Суворина (в его дневнике) о намерении Достоевского продолжить "Братьев Карамазовых"... Чем гениальнее писатель и чем значительнее произведение, тем менее поведение героев зависит от произвола автора. Изменить уже назревшую, сложившуюся ситуацию в романе может быть труднее, чем в жизни. Однако дорогой ценой можно. И автор в этом случае несет ответственность перед Господом, -- как нарушитель воли Божьей. Последствия такого нарушения проявляются в трех плоскостях: - в романе; - в жизни автора; - в посмертье автора. Оправдание Дмитрия привело к невыполнению главной задачи романа -- то есть глубочайшему падению главного героя, последующим страданиям, мукам совести, раскаянию и преображению. Дмитрий Карамазов должен был уподобиться великим раскаявшимся грешникам, которые так угодны Господу (блудный сын, раскаявшийся разбойник на кресте, Мария Египетская и множество других). К каким же последствиям в сюжете привело желание автора увести любимого героя от ответственности? Во-первых, пришлось подставить под медный пестик несчастного Григория... Таким образом, первым грехом Федора Михайловича стал поверженный Григорий. Далее пришлось засунуть в петлю Смердякова. Ведь Иван без сомнения вытащил бы его на суд, а там уж самооговор лакея разъяснился бы... Последствия в жизни были просто катастрофическими. Если Дмитрий невиновен, то роман теряет смысл. Это раз. Теряет смысл и вторая часть романа: без предшествовавшего отцеубийства Дмитрием как-то уходит из под ног Алеши почва для цареубийства...Но Достоевский все равно взялся бы за вторую часть. Однако писать ее, не разоблачив Дмитрия, было невозможно... Господь рассудил это неразрешимое противоречие, забрав Достоевского к Себе... Но это еще не все. Я позволю себе высказать гипотезу, на которой не буду настаивать. Прошу выслушать меня непредвзято. Все узлы, завязавшиеся в романе, были реально завязаны в инфрафизических слоях (прошу не придираться к терминологии; можно назвать эти области потусторонним, тонким, астральным, ментальным и т.п. миром). И процесс там пошел. Если бы Федор Михайлович написал роман как было задумано, то, может быть, в тонких мирах все и разрешилось бы. А так напряжение зашкалило и через месяц после смерти Достоевского энергия выплеснулась бомбой народовольцев, разорвав царя-освободи-теля... В "Преступлении и наказании" очень важная человеческая проблема была решена... С той поры благородные студенты для счастья человечества больше не бегают с топорами за богатыми старушками. А, уверяю вас, если бы не Федор Михайлович, то крушили бы старушечьи черепа до сих пор. Суть дела состоит не в том, что с тех пор мы знаем, что это плохо. Знали и без Достоевского. Просто в том ином мире реальный инфрафизический Раскольников убил столь же реальную инфрафизическую Алену Ивановну. И потерпел полный жизненный и идейный крах. Этот факт стал достоянием всего человечества, включая и тех, кто не только не читал "Преступления и наказания", но даже не слыхал о Достоевском. На повестку дня была поставлена следующая проблема. Сформулируем ее столь же примитивно. Можно ли убивать православного царя, чтобы тем самым осчастливить человечество? Решить задачу можно было в том же инфрафизическом пространстве идей. Достоевский с задачей не справился. Пришлось Желябову и Перовской ставить этот "эксперимент" в физическом пространстве < ... > А в том столь же реальном, но инфрафизическом мире, Дмитрий до сих пор расплачивается за отцеубийство, а Алеша -- за цареубийство, завязавшее такой кармический узел, который многострадальная Россия не распутала до сих пор... Почему бедно дите? Один из важнейших символов. Да потому бедно, что именно в этот момент написания романа Достоевский решил простить Митю. Если бы Дмитрий донес свой крест... Если бы. Дите бедно потому, что Дмитрий не убил отца и Алеша не убил царя В РОМАНЕ. И потому Желябов и Перовская взорвали Александра II на канаве. Напомню, что на другом конце канавы \теперь канал Грибоедова\ Родион Романович убил старуху и честно принял свой крест... Два этих несопоставимых убийства связаны между собой крепче... не знаю даже с чем сравнить. Достоевский взвалил на себя и почти справился с самой грандиозной задачей, стоящей перед смертными. Он разрешает человека от греха. Суть первородного греха -- восстание человека против Бога. Собственно, любой грех -- это восстание против Бога, но чаще косвенно. У Достоевского герои восстают непосредственно. В жизни разрешить человека от греха -- дело Христа. А вот в литературном пространстве это возможно для немногих титанов; Достоевский -- не последний из них. Он возложил на себя проблему грядущих революционных потрясений. И успешно разрешал ее. В частности, появление романа "Бесы" притормозило, а то и устранило гнусную "нечаевщину". Но из-за спины "нечаевщины" выползла более "духовная" и фанатичная "желябовщина". Взялся Достоевский развязывать и этот узел. Все шло хорошо. Для разбега необходимо было отцеубийство. Оно свершилось. Тут-то и споткнулся Федор Михайлович. А колесо-то уже раскрутилось. Совершив ошибку, оступившись, Достоевский как бы подорвал защитные механизмы. А черные силы не дремлют. Кровь хлынула горлом. Самые грандиозные в XIX веке похороны. Почувствовала Россия, какого богатыря потеряла... А через месяц взрыв на Екатерининском канале. Только Достоевский и мог предотвратить. Рассмотрим два сослагательных варианта. 1. Если бы Достоевский довел "Братьев Карамазовых" до задуманного конца. Скорее всего, либеральное царствование успешно продолжалось бы. Народовольцы разочаровались бы в своих идеях и раскаялись бы как Лев Тихомиров. В процветающей богатой и мирной России до сих пор была бы конституционная монархия, как в Великобритании, а жизнь еще слаще. 2. Если Федор Михайлович вообще не брался бы за "Бра-тьев Карамазовых". Тогда процесс стал бы вялотекущим. Народовольцы не раскаялись. Но их обезвредили бы. Так или иначе болезнь была бы облегчена. Эволюция замедлилась бы, может, даже, слишком... Однако произошло то, что произошло, и это было самое худшее. » Остается добавить, что родился Ф.М.Достоевский 11 (н.с.) ноября 1821 года -- в год "Всадника на белом коне" и "Змеи", о котором мы много говорили во всех предыдущих главах, -- год из ряда 957-1615-1711-1821-1917-2013, -- о последнем еще будем говорить в главе "Апокалипсис". Напомню, что тотем этого года -- священный Ворон. Слово Ворона -- вещее слово. Родившимся в этот год и удостоенным небесной харизмы надо очень крепко думать, что говорить (и писать), а то можно и "накаркать". В гороскопе рождения Достоевского (гороскоп пророка, это точно), прямо в Зените (на точке цели) оказался Крест Судьбы, -- тот жребий, который показывает, что у человека могут отнять, в чем его подстерегает злой рок...

top