Земледелие и жертвоприношение

Осознание конечности всего и своей смертности поставило перед человечеством цель выживания -- ключевую проблему знака Козерога. И образы мифологемы Сатурна отражают тот этап в развитии человечества, когда, осознавая свою конечность, оно стало сознательно заботиться о пропитании. Забота о пропитании -- основа выживания. Само слово "выживание" (а также: русское "жизнь", греческое "zo:e:" и латинское "vita") происходит от индоевропейского gueihu и ностратического kojha со значением "хорошо питаться, быть жирным". А другой индоевропейский корень g'ebh со значением "есть" произвел слова "зоб" и "забота". Сатурн, планета судьбы и смерти, но также пропитания и выживания, некогда принесла человеческому роду ощущение тяжести материальных забот -- которое потом стало основой козероговского качества ответственности и понимания сущностных процессов бытия. /Интересно, что и наше слово "бог" (от индоиран. bhaga "доля") косвенно родственно греческому глаголу phagein ("питаться"): оно связано со смыслом "доли", но процесс еды -- это деление на части, а в нашей участи проявлена воля бога./ Долгое время задачу выживания решала сознательная память о навыках предшествующих поколений: почитание предков. Питались племена по-разному, в зависимости от земли, где они жили. Но наиболее радикально проблему пропитания человеческого рода решило земледелие, опять же связанное с мифологическим образом своей земли. Когда человек взял в свои руки инструменты обработки земли и стал контролировать процесс производства пищи, он надежно обеспечил свой завтрашний день. Земледелие позволяло запасти пищу впрок на годы. И с богами земледелия связан образ наилучших условий существования: образ "золотого века", относящийся к временам незапамятного прошлого. Память о прошлом -- характерная черта архетипа Сатурна, и можно сказать, что в давние времена, когда возникло земледелие, для человечества наступил золотой век. Но мы сегодня так не считаем: потому что продолжаем решать вопрос питания и выживания все лучше и лучше. Правда, кому-то покажется, что это не так: есть предел сатурнианскому совершенству овладения материей земли. Но пока длится время и существует смерть, люди будут вынуждены решать ключевую проблему знака Козерога. Возникнув вместе с памятью и осознанием себя, цель выживания навсегда осталась главным смыслом жизни человечества и двигателем прогресса. Конечно, о пище заботятся и животные. Но они не ставят себе такой цели и потому не делают усилий больших, чем это непосредственно нужно для жизни. Только человеческий род поставил перед собой задачу сохранить себя во что бы то ни стало. Лишь человек обрел смысл жизни в том, чтобы опереться на себя самого в заботе о своем существовании, и это стало основой будущего понятия личности. И хотя сегодня от заботы о хлебе насущном не настолько зависит наша жизнь, наша память продолжает накапливать знания, как запас хлеба, и наш разум верит в предопределенность законов бытия, потому что она гарантирует жизнь человека от опасных случайностей. Человечество постоянно накапливает запас возможностей, создавая фундамент будущей жизни. Но из ничего ничего не берется: оно заботится о будущем за счет настоящего, и в этом зло. По сравнению с птицами, которые не пашут и не сеют, мы действуем больше, чем это необходимо, и оттого не живем жизнью настоящего. Чтобы убедиться в этом, взгляните на поведение Козерогов. Но это не только их судьба -- это закон судьбы человеческого рода, который предначертали нам наши предки. Исполняя этот закон, мы сможем выжить на этой земле, как они,-- и как они, будем умирать. Пока мы помним о прошлом, мы остаемся на месте. И наше современное осмысление мира во многом построено на утилитарном принципе практического действия: оно сужает мир, поскольку направлено к определенной цели. Если мы не знаем: "Зачем?"-- мы перестаем понимать, что мы делаем. Наше осознание себя, рожденное архетипом Козерога, всегда повествует о начале и конце: и сатурнианское понятие цели предполагает причину. Именно поэтому человек стремится найти в мире смысл, которого в нем от природы нет. И если мы сузим свое восприятие до единственной цели и сконцентрируемся на какой-либо одной причине, на время пожертвовав всем остальным, жизнь покажется охваченной единой закономерностью и исполненной глубокого смысла. Эта способность видеть в жизни смысл возвращает нас к сатурнианским корням интеллекта. Она расширяет наше индивидуальное "я", возникшее на более позднем этапе самопределения, до родового "я": коллективного самосознания своей территории и народа. И если это не вводит человека в соблазн, то прикосновение к корням разума предоставляет в его распоряжение практическую мудрость наших предков -- познание и опыт человечества, который делает его более дееспособным. Земледелие стало устойчивым фундаментом земной жизни людей: и так была достигнута архетипическая цель создания стабильного мира, к которой стремился Кронос, оскопляя Урана, и другие боги Земли. По аналогии с устойчивостью Земли даже звездный небосвод стал восприниматься твердью -- границей человеческой территории во Вселенной. И Небо действительно стало играть для людей роль твердой и прочной опоры. Земледелие основывалось на повторяемости природных процессов. Оно побудило людей обратить внимание на циклы времени, связанные с небесными светилами, и создать календарь, сделавший понятие времени материально ощутимым. Выделение периодов времени составляет основу знаний о предопределенных законах бытия. Расчеты движения небесных тел были первой наукой. Они создали математику, которая сегодня считается наукой наук и наиболее чистым, объективным и беспристрастным знанием. Греческое слово "mathesys", от которого происходит наше слово "математика" обозначало прежде всего астрологическое знание, и еще в XV веке на Руси математиками называли астрологов. Таким образом, строгое, научное знание возникло ради решения проблемы выживания. Оно получило развитие в мире, верящем в законы предопределения, способствуя осознанию судьбы и ее улучшению. В астрологии Сатурн заведует наукой именно в этом смысле познания законов ради создания практического фундмамента жизни. (Правда, мы сегодня под наукой порой понимаем просто ментальные спекуляции, которые доказывают умение людей думать и рассуждать: но их в гороскопе символизирует бог хитрости и красноречия, обманщик-интеллект Меркурий.) Календарь стал актуальным с возникновением оседлого земледельческого образа жизни, когда появилась необходимость точно знать время посева и сбора урожая, а также предсказывать стихийные явления, губительные для земледельца -- такие, как засуха. Поэтому вычисление ритмов светил относится к эпохе первых опытов сельского хозяйства. Конечно, человек и раньше наблюдал за небом. Но для земледельца понятие времени, как цикличности всех процессов, стало частью его жизни -- что нашло отражение в мифах. Связь познания циклов времени с земледелием проявляет имя японского бога урожая О-Тоси, которое одновременно переводится и как "год", и как "жатва", или образ бога времени и земли Татенена. Само слово "год" восходит к индоевропейскому ghed -- "чтить", и это показывает нам, что понятие времени было священным. Родственны ему слова "пригожий" и "годный" (то есть достойный почитания -- правда, в сатурнианском, утилитарном смысле), а также "ждать", имеющее значение привязки к временному этапу (подобно тому, как и "час" связано с "чаять"). От того же корня происходят и "гадать": гадание -- определение времени наперед -- неслучайно издревле приурочивалось к годовым вехам: откуда идет традиция рождественского гадания. В России существовал обычай наблюдать за событиями первых двенадцати дней года: считалось, что они будут соотвествовать двенадцати месяцам нового года. Любому астрологу это напомнит метод прогрессий, применяемый для прогноза, и к этому можно добавить, что покровительницей астрологии традиционно считалась планета времени Сатурн, и само слово "гороскоп" переводится как "наблюдаю за временем". Второй корень этого слова "-скоп" восходит к и.е. skeuh и ностратическому c'uha ("смотреть"), от которого происходит и русское слово "чуять". И работа астролога -- не только следить за небесными событиями, но чуять, чувствовать вехи времени, ждать и чтить их, ощущать их закономерный ход, что и дает возможность предугадывать будущее. Связь понятий времени, земледелия и закона отражают греческие богини времен года и одновременно хранительницы справедливости оры/горы -- дословно "часы", название которых происходит от horos -- "время". Это Евномия ("благозаконие"), Дике ("справедливость") и Ирена ("мир"), которые почитаются дочерьми Зевса и богини закона Фемиды, сестрами мойр, прядущих нити времени, и харит, обустраивающих мир согласно принципу красоты. Оры обозначали при этом разные фазы природного процесса созревания плода. Таким образом, оры воплощали действующие в природе силы и одновременно время действия этих сил: связь этих двух параметров и символизирует понятие закона, соединяющего качественные параметры (пространственные) с количественными (временнными). Построение мирового порядка согласно закону времени более подробно будет рассмотрено в следующем знаке стихии земли -- Деве. Стихия земли в астрологии символизирует практическую деятельность и материальное воплощение. Уточняя роль знаков земли как устроителей этого видимого и прочного мира материи, мы можем сопоставить Деве следящих за развитием существования ор, а Тельцу -- созидающих его совершенство харит, оставляя знаку Козерога лишь первичную определенность и ограничение существования в образе мойр. Боги времени и судьбы порой связаны с плодородием: например, "отец лет" и первопредок Илу, как бог плодородия, даже именуется быком. Но, в отличие от божеств мифологемы Нептуна, для основателей устойчивого порядка вещей это понятие прочно ассоциируется с земледелием: так, Энки, связанный с плодородием как хозяин земных и подземных вод, создал зерно и изобрел плуг. Энки и его жена Нинхурсаг ("владычица лесистой горы"), порождающая растения, связаны с представлением об острове вечного счастья и блаженным временем золотого века, что также характерно для древних богов, закладывающих начала материального существования. По одной из греческих легенд, Кронос, примирившись с Зевсом, не остался в Тартаре, но правил на островах блаженных, и его правление было во всех отношениях счастливым и благодатным временем. Основной чертой золотого века была сатурнианская неизменность: мир воссоздавал сам себя таким, каким создал его творец. Это был образ стабильного земного мира, который полностью подчинялся незыблемому закону предопределения, а потому существовал в гармонии с природой и самим собой, не подверженный переменам разрушения и смерти. Он был лишен неожиданных бедствий -- но, конечно, и развития. Гесиод описывает его так: "Жили те люди, как боги, со спокойной и ясной душою, Горя не зная, не зная трудов. И печальная старость К ним приближаться не смела... А умирали Словно объятые сном...Большой урожай и обильный Сами давали собой хлебодарные земли..." С золотым веком связан и Сатурн, земледельческий бог древних римлян, имя которого можно перевести как "сеятель". И 17 декабря, в то время, когда семя спит, готовое к посеву, римляне, чтобы оно не погибло, устраивали праздник в честь Сатурна. Это был карнавал, доживший до наших дней в виде новогодних праздников маскарада. Во время римских сатурналий и греческих кроний слуги и господа менялись местами, вспоминая доисторическое время всеобщего равенства и процветания в только что возникшем мире Сатурна, когда еще ничто не нарушало впервые установленных законов мироздания. Переодевания сатурналий предполагали, что после нарушения порядка жизни и зимней разрухи все вернется на круги своя. Само слово "карнавал" ("carrus-navalis"), сегодня связываемое с Новым годом, обозначало колесницу-корабль Солнца, которое должно было возвратиться к людям. Поскольку Сатурн фиксировал столь важную веху жизни земледельцев, его стали считать богом времени. Так, по мнению одного из римских авторов, Сатурном он стал потому, что "насыщался годами". Действительно, латинское "satur" означает также "сытый"; оно родственно русскому "суть" -- и в русском языке слова "есть" ("существовать") и "есть" ("питаться") тоже совпали неслучайно. В мифологеме Сатурна, описывающей материальную суть жизненного процесса -- связанную с неизменным законом времени -- речь идет о самом существовании. Имя семитского бога земледелия Илу связано с корнем '(i)l, который означает "существовать, жить". На санскрите планета Сатурн называется Шани, что значит "бытие". Имя греческого Кроноса, возможно, происходит от слова с тем же значением, что и имя Сатурна -- koros ("сытость", ему изначально родственно древнерусское слово "хорна"-- "пища"). Другой вариант его происхождения от kraino -- "осуществлять, совершать". Поедание Кроносом своих детей также может напомнить о сути земледельческого процесса, тем более, что зерно ассоциируется с камешком. Так, от индоевропейского grno происходит наше слово "зерно" и греческое "гранит", то есть зернистый. Зерно -- значит "созревшее", а слова "зрелый, зреть" возводятся к и.е. корню gern и ностратическому kirha с сатурнианским значением "старый" (отсюда же "геронтология" -- наука о старости). Так как Сатурн ведал материальным обеспечением жизни, в его храме римляне хранили государственную казну. Это мифологическое подтверждение того, что хорошее положение Сатурна в гороскопе неизменно снабжает человека деньгами или предоставляет другие способы самообеспечения. Этрусский родственник Сатурна Сатре -- также божество изобилия золотого века. И греческие веселые демоны козлоногие сатиры связаны с тем же корнем "семя, сеять", что и Сатурн. Образ козла ассоциировался с плодовитостью, и один из сатиров, Пан, соотносится с символом созвездия Козерог (полукозел-полурыба): напуганный Тифоном, Пан бросился в воду и там обнаружил, что его конечности превратились в рыбий хвост. Имя Пана (связанное с корнем pus, обозначающим плодородие) напоминает латинское panis -- "хлеб", которое родственно нашему слову "питаться", и возвращает нас к теме пищи. Образ Пана отражает дикую стихию природы и в целом соответствует архетипу Марса (где о Пане рассказано подробнее). Но Марс экзальтируеся в Козероге, и этот знак порой склонен оставить безопасное социальное существование и столь же надежно обосноваться где-нибудь на лоне природы -- где проблема выживания стоит более остро, зато и решается более просто. Разрабатывая тему своего архетипа, Козероги проявляют искренний интерес к выживанию в экстремальных условиях (можно вспомнить рассказы Джека Лондона об Аляске). Этот знак не любитель социальных сложностей и интриг -- зато Козероги любят ходить в горы. Знак Козерога считается честолюбивым, поскольку его цель -- воплощенный результат. Но в своей душе Козерог опирается не на общественные критерии, а на более глубокие корни земли и рода, отношение к которым в социуме формально. Мифологема Козерога предшествует мифологеме развития общества как идеологической организации, подчиняющей себе личность. Поэтому Козерога тянет на свободу, ближе к земле и основам существования, и одни лишь социальные достижения по сути не удовлетворяют его. Истинной целью этого знака является стержень собственной личности. В русском языке слову "козел" родственно слово "кожа": здесь можно добавить, что планета Сатурн в организме управляет костями и кожей -- основой и оболочкой тела, наиболее прочными его частями, создающими его материальную форму, которую питание поддерживает. И если Козерог имеет время прислушаться к своей душе, то услышав в ней зов Пана, он закончит свои дела и последует ему без колебаний. Мы сегодня с радостью празднуем Новый Год, доставшийся нам в наследство от сатурналий и скрашивающий темное холодное зимнее время, требующее от человека максимальных затрат энергии даже просто на обогрев своего тела. В давние времена, когда сознание человека не было способно охватить отрезок года, люди испытывали страх перед тем, что Солнце может не вернуться -- который потом перерос в священную радость по поводу повторяемости циклов бытия. Но наша психика до сих пор тяжело переживает знак Козерога, и древние опасения, что питания не хватит, и смерть придет не только за природой, а и за людьми, были вполне оправданы не только с практической, но и с психологической точки зрения. Еще в недавнее время наши предки стремились под Новый год обмануть "косую", сами наряжаясь чертями и другими жуткими духами смерти и для пущей надежности хороня "покойника", чтобы убедить смерть, что ей тут уже делать нечего. Как и мы, они не до конца полагались на судьбу и стремились ее улучшить: ведь фундаментальные законы природы предоставляет людям только самый тяжелый, "роковой" вариант проживания жизни такой, какова она есть. В мире Сатурна все сотворено и поддерживается своими руками, и здесь предначертанность является благом: в календарные сроки светило вернется, а зерно прорастет и созреет. Поэтому начало нового солнечного года стало для человеческого рода самой знаменательной датой. Но не только календарные вехи отразили познание человеком определенных законов земного бытия. Понятие о конечности всего, которое сопутствовало познанию цикличности, повело также к появлению сезонных жертвоприношений. С помощью них человек стремился поддержать силы гибнущей природы и обеспечить их будущее возрождение -- согласно принципу "дашь на дашь" или закону сохранения энергии, понимаемому совершенно утилитарно, со всей свойственной для знака Козерога материальностью. Чтобы получить, нужно отдать: само земледелие формирует такое представление. Отдавая, человек знает, что обретет: вложенный в поле труд соответствует урожаю. На основании той же логики совершал ритуал жертвы Зерван, прежде чем родить Ормазда. Такой рационально-фаталистический способ осознания реальности, соответствующий закону сохранения энергии, планета Сатурн отражает и сегодня. Боги Земли, чтобы поддержать плодородие этого отделенного от безудержно рождающих сил Хаоса раз и навсегда ограниченного мира, требовали жертвы и сами приносили ее, как Илу принес в жертву богу земле своего сына Молоха ("царь"), которому впоследствии люди, по примеру своего бога, тоже стали приносить в жертву детей. С таким жертвоприношением перекликается образ пожиравшего младенцев Кроноса. Ритуальное убийство асуров, которым вершила Дурга, также именуется жертвоприношением, в чем можно увидеть остатки ее раннеземледельческого облика. Чтобы увеличить плодородие пашен богини Земли Тари Пенну, после ритуальных молитв в клочья разрывали раба и разбрасывали части его тела по полям. В Риме во время зимней консервации зерна залогом будущего плодородия служило жертвоприношение в честь Сатурна. Так серп Сатурна, срезающий урожай, действительно превратился в косу смерти (которую традиционно видело в этом символе средневековье). /В облике богини: такой, как греческая Гея, питающая силой непобедимого Атланта, или индийская Притхиви, несущая на себе тяжесть гор,-- до нас дошло древнее обожествление Земли. Это соответствует тому, что Козерог -- женский, матриархальный знак, и для ранних земледельцев важно было развить в себе ту последовательность и трудолюбие, которые мы соотносим с женскими свойствами характера. Но эволюционный шаг сознания: переход к земледелию и жертвоприношение природе с целью помочь ей соответствовать циклическому процессу времени -- вновь отражают мужские образы: такие, как Сатурн или семитский "отец годов" Илу, принесший в жертву Молоха, ставшего страшным символом жертвоприношения как такового. оставить в предисловии?/ Как видно на примере царя Молоха, сначала в жертву приносился наиболее достойный -- перворожденный сын или царь. Впоследствии его заменили наименее нужным обществу преступником или рабом, которого по традиции переодевали в царя. Поэтому, как показал Фрезер в книге "Золотая ветвь", карнавал сатурналий имел чисто практическое значение задолго до того, как начались воспоминания о прежних временах золотого века (которые астрологически относятся к мифологеме Луны). Конец римских сатурналий откровенно указывает на роль жертвы: он посвящался богине Ангероне, которую изображали с запечатанным ртом в честь тех, кто безмолвно терпит страдание. Но кровавый финал переодевания, как и серьезная земледельческая подоплека, видимо, не делали праздник менее веселым. Это жертвоприношение было введено рационально, под ясным небом, для поддержания природного изобилия, и оно не должно пугать современного человека как что-то темное и тайное, вызванное хищными инстинктами наших предков: в данном случае их подвел их интеллект. Впоследствии человек нашел возможным поддерживать ресурсы материального мира другими способами, хотя до сих пор не обрел уверенности в завтрашнем дне: чтобы жизнь не замерла, бог упорядоченного мира требует жертв. Сатурн не дает быть беспечным, он призывает к ответственности. В гороскопе об этом может напоминать астероид Дамокл. Царь временно оставил Дамоклу (имя которого вероятно от греч. damazo: -- "приучать к ярму") свой трон, но когда тот сел на него, то обнаружил, что над ним на тонкой нити висит меч -- как предостережение против его возможных проступков. Правда, сейчас выражение "Дамоклов меч" мы связываем с неотвратимой опасностью, а не с карой за нарушение закона. И это соответствует тому, что образ Дамокла может напомнить об истории жертвоприношений и неизбежной смерти царя, временно усаживаемого на трон. Вероятно, Дамокл некогда был такой жертвой. Это значение образа сохранилось в языке, хотя легенда придала ему более позднее, нравственное значение. О воздаянии повествуют и другие греческие легенды, в которых первоначально речь шла о жертвоприношении: легенда о Ликаоне, который принес богам в жертву мальчика, за что Зевс покарал его, умертвив его сыновей; или Поликсене, косвенно виновной в смерти Ахилла во время Троянской войны. Поликсена была взята греками в плен, и тень Ахилла потребовала принести ее в жертву, что напоминает об обычае приносить в жертву пленников. Сначала для жертвоприношения не требовалось объяснений, но поздние легенды ищут причину ритуального убийства и объясняют его нарушением морального закона. Мифы о воздаянии отражают осмысление новых, высоких и идеальных законов нравственности -- хотя сами они построены еще на прежнем утилитарно-практическом принципе "дашь на дашь". Есть астероиды Lykaon и Polyxena: первый может указывать на консервативное исполнение отживших традиций, второй -- на их жертву. Упрямое проведение линии возмездия может также символизировать астероид Прокна: жена, накормившая мужа мясом их сына, чтобы отомстить тому за прелюбодеяние с ее сестрой. Изначальный смысл такого поступка был опять же в жертве, но муж разгневался, и Зевс не допустил дальнейшей кровавой развязки этой истории, превратив в птиц всех еще живых участников трагедии. Нравственный закон учит оставить правосудие не земле, а небесам. Но беря судьбу в свои руки, человек нередко берет на себя и роль судьи, подобно Прокне (это характерно для Козерогов, что и делает этот знак таким страшным). Суд в глубине своей связан с сатурнианским принципом выживания: причиной той или иной оценки являются наши практические земные проблемы, хотя мы это не всегда осознаем. Наш суд, направленный на фокус нашей цели, не может не быть слишком узким. И сам принцип возмездия является данью законам прошлого: даже когда он предстает в таком высоком понятии, как карма. Образ воздаяния призывает нас к ответственности и самостоятельности, но делает это консервативно: предполагая, что люди будут стремится к высшему из-под палки, он лишает их свободы выбора. Гораздо лучше, когда человек исполняет свой долг без внешних стимулов: когда его ведет цель. Правда, был ли выбор у человечества? Ради самой идеи выживания, чтобы преодолеть земное ограничение смерти, оно стало мыслить необходимым вмешательство небес. Утилитарное жертвоприношение неизбежно должно было перерасти в религиозный ритуал, получив высокий смысл идеи, зафиксированной как цель: цель стремления ко все более совершенному решению проблемы сохранения жизни. Сейчас человек может сказать: я никому ничего не должен и стремлюсь к тому, чего я хочу. Но если он оглянется на всю историю и осознает, что сделал за миллионы лет человеческий род, чтобы он сейчас был свободен! -- он почувствует неоплатный долг. Этот долг: перед всеми, кто был когда-либо погребен в земле,-- не дает усомниться в том, что у любого человека есть карма и что победа над смертью -- это его прямая и непосредственная, главная человеческая цель. С жертвой связан еще один поздний козероговский образ -- понятие козла отпущения. В Азии, Африке и на Ближнем Востоке, в Израиле, Греции и Риме на это животное ритуально навешивались все грехи -- память о прошлых тяготах и сомнения в будущем благополучии -- и потом его прогоняли в лес, за пределы селения. Причина выбора для такого ритуала именно козла -- в самостоятельности и независимом поведении этого животного (прогнать другое было бы сложнее). Образ греческого Пана, как сатира-козла, живущего в лесу, возможно, имеет какое-то отношение к этой церемонии: быть может, Пан -- это обожествленная жертва? Американская астролог Кэтлин Берт считает образ козла отпущения характерной иллюстрацией психологии Козерога: именно этот знак чаще всего несет на себе груз проблем своей семьи и професионального долга на работе. В гороскопе на исполнение долга перед родственниками может указать астероид Антигона, называнный в честь героини греческой трагедии, сначала последовавшей в изгнание за своим отцом, а потом вопреки приказу предавшей погребению тело своего брата: соблюдая традицию и дань уважения обычаям предков несмотря на угрозу ее собственной жизни. Архетипичен для Козерога образ ее смерти: погребение заживо. И в быту, не позволяя себе наслаждаться жизнью, Козерог жертвует своими желаниями семье и общественной службе. Ребенок-Козерог нередко с детства отвечает за родителей: он рождается, чтобы воплотить все их нереализовавшиеся надежды, несбывшиеся мечты и непроявленные комплексы, и чувствует свою ответственность за это. В начале жизни Козерог долго расхлебывает кашу того, что досталось ему в наследство от предков. Но будучи в ладу со временем, в конечном итоге он догоняет свой возраст, и накопленный опыт помогает ему трансформировать сатурнианское понятие завершенности в образ совершенства. Явно выражая подсознательные проблемы; достигая цели, которой другие лишь хотели бы достичь; и являя собой самостоятельную личность, полностью независящую от превратностей судьбы, Козерог искупает карму своего рода и коллектива. Поэтому неслучайно в Новый год -- древний праздник сатурналий -- мы отмечаем и Рождество Христа. В это время (4-5 января) Земля находится в перигелии: на ближайшем расстоянии от Солнца, что и обуславливает силу личности и сознательность Козерога. Это астрономическое событие соответствует астрологической экзальтации в земном знаке Козерога огненной планеты Марс. Задача Козерога в те тяжелые времена, когда у него есть проблемы,-- почувствовать в себе внутреннюю всепобеждающую стихию солнечного огня: ритм Марса, отраженный в "Поэме огня" или "Прометее" Скрябина, родившегося 6 января. Марс -- это активная позиция, которая преодолевает ограничения судьбы и зло смерти. Она проявляется тогда, когда, понимая жесткие законы материального мира, человек берет судьбу в собственные руки. Начиная сознательно заботиться о выживании, он отдает земле свою энергию, свое время и свою мысль: лучшее, все, что он имеет. Марс -- самоотдача, и потому жертва. Но эта жертва хранит память, и разум, и жизнь человеческого рода. Она не позволяет ей вернуться к бессознательному природному существованию: которое явилось бы вырождением.

top