В чём кроется чародейская сила ?

Доктор психологических наук В. И. ЛЕБЕДЕВ отвечает на письма читателей "Прочитала одну книгу. В ней рассказывается, что в негритянских племенах есть такие колдуны, которые, чтобы извести со света человека, вырезают из дерева его фигурку. А затем ежедневно загоняют в нее по маленькому гвоздику. И, вот, человек каждый день испытывает боль в том месте, куда вбивается гвоздик. В тот день, когда колдун забивает гвоздь в сердце фигурки, человек умирает. В этой книге нет объяснения, как это может быть. Ведь ученые отрицают телепатию, а тут не только передача мыслей, но и целое убийство непонятным образом на расстоянии..." Из письма Ольги Сарыченой, г. Новомосковск "В повести Н. В. Гоголя "Старосветские помещики" есть эпизод, в котором рассказывается, что Пульхерия Ивановна умерла после того, как убежавшую, а затем вернувшуюся белую кошку посчитала своей смертью. У нас в классе по этому поводу заспорили. Ряд ребят утверждают, что такого в реальной жизни быть не может, а я и еще несколько человек считаем, что этот случай Гоголь взял из жизни и включил в свою повесть. Напишите, кто из нас прав..." Из письма ученика 8-ю класса Олега Голубкова, г. Сарапул "Прочитал рассказ Агаты Кристи "Домик в сельской местности". Возможно ли такое в действительности?.." Из письма Владимира Фролова, г. Ульяновск ОБРЕЧЕННЫЕ НА СМЕРТЬ ЗАКЛИНАНИЕМ Не все, видимо, читали упомянутый рассказ английской писательницы А. Кристи. Поэтому есть необходимость кратко изложить его суть. У скромной стенографистки по имени Элис был жених, которого звали Дик. Молодые люди собирались жениться, но неожиданно умер дальний родственник невесты, оставив ей большое наследство. Дик, чтобы люди не подумали, будто он женится на Элис из-за богатства, перестал с ней встречаться. Оскорбленная в лучших чувствах, девушка знакомится с неким Джеральдом Мартином и через неделю выходит за него замуж. Однако странное поведение мужа, о прошлом которого Элис ничего не знала, начало вызывать у нее подозрение. От садовника Элис узнала, что Мартин сообщил ему, будто он сегодня, 18 июня, вечером надолго уезжает вместе с женой. В найденном дневнике мужа она обнаруживает следующую запись: "Элис. Среда, 18 июня, 9 часов вечера..." Возникший вопрос, что собирается Джеральд делать с ней в 9 часов вечера, вызвал тревогу. Охваченная подозрениями, женщина вскрыла письменный стол мужа. Там она обнаружила вырезки из американских газет о судебном процессе, состоявшемся семь лет назад. Некий Чарльз Лемэтр обвинялся в том, что все его очередные жены бесследно исчезали. Хотя под досками пола его дома и был найден женский скелет, Лемэтр отделался только несколькими годами тюрьмы: убийство не удалось доказать. Через три года он сбежал из тюрьмы и бесследно пропал. На фотографии в обвиняемом Элис узнала своего мужа. Молодую женщину обуял страх. Она в руках убийцы. Сработала мысль: бежать! Но, выбежав из дома, она натолкнулась на мужа, который шел ей навстречу и нес новенькую лопату. Во время обеда муж объявил ей, что они спустятся в подвал и она поможет ему проявить фотопленки. И Элис поняла, что в подвале Мартин собирается убить ее. Ужас охватил ее. И вдруг, овладев собой, она сказала прерывающимся голосом: -Подожди, Джеральд, я должна сказать тебе что-то очень важное. Я преступница. Я скрыла от тебя, что дважды была замужем. Мой первый муж был старик, а мне было всего двадцать лет... Элис заметила, чтo ее измышления вызвали интерес у Джеральда, и продолжала уже увереннее: - В госпитале я научилась обращаться с ядами. Ты, конечно, слышал о хайосине? Он убивает мгновенно и не оставляет никаких следов. Мой муж застраховал свою жизнь в мою пользу. - На какую сумму? - деловито спросил Джеральд. - На две тысячи фунтов. Я дала ему яд в кофе. Врач засвидетельствовал смерть от сердечного припадка... Я убила своего второго мужа тем же способом, - вдохновенно фантазировала Элис. - Я примешала яд в кофе... Мартин побледнел, и его испуганный взгляд остановился на пустой чашке. Элис перехватила этот взгляд. - Да, да, - жестко произнесла она и продолжала тоном, не допускающим никаких сомнений: - Да, я сейчас отравила тебя. Ты выпил кофе, а в чашке был яд. - Боже мой, - прошептал Мартин, так, вот почему у кофе был такой вкус! Ты отравила меня,подлая! - Да, я отравила тебя, - еще раз подтвердила Элис. - Яд уже действует. И через пять минут ты умрешь... Через пять минут Мартин действительно умер, хотя в чашке кофе не было никакого яда. Однако на время оставим Элис и убитого ею таким своеобразным способом мужа и вернемся к письму Ольги Сарычевой. Приведенный ею в письме случай не единичен. Об этом, в частности, свидетельствуют этнографы и врачи. Американский врач Гарри Райт в своей книге "Свидетель колдовства" приводит ряд подобных наблюдений. Так, колдунья Лусунг в одном из племен Южной Африки, посмотрев на подростка, совершившего преступление, сказала: "Через три дня ты умрешь!" Затем взяла бутылку из тыквы, побрызгала водой и посыпала каким-то красным порошком вокруг хижины, где стоял, съежившись от страха, провинившийся. Он не выказывал ни малеиших признаков сопротивления. Затем она повторила свое заклинание жителям Деревни. "Это был приговор, - пишет Райт. - Никто и пальцем не тронул провинившегося. Через три дня он был мертв". Всего несколько десятилетий назад подобные случаи объяснялись суггестией, т. е. внушением в бодрствующем состоянии. Действительно, чародейка прямо внушает: "Через три дня ты умрешь!" Можно допустить, что, когда Элис говорила своему мужу: "Я отравила тебя... Через пять минут ты умрешь!", у нее в экстремальной ситуации проявились способности гипнотизера, о которых она и не подозревала до этого. Но еще в конце прошлого века было убедительно показано, что возможности внушения даже во время гипнотического сна ограниченны. За то, что в рассматриваемых случаях решающее воздействие оказывает не прямое внушение, а целый ряд других обстоятельств, говорят следующие факты. В одной австралийской деревне, пишет в своей книге Райт, местный знахарь уличил одного человека в краже бетеля. Колдун разжевал остатки бетеля, завернул эту кашицу в сухие листья, посыпал "магическим" порошком. Затем он объявил друзьям вора, что тот умрет. И действительно, через несколько дней вор умер. Голландский психиатр Ван Хевен рассказывает о подобной ситуации, наблюдавшейся им в Новой Гвинее (бывшая колония Голландии). Молодой папуас оскорбил колдуна. Последний на пути своего обидчика положил "бифиет" ("заговоренный" предмет). Перешагнув через него и узнав от соплеменников, что он заговорен, молодой человек впал в болезненное состояние (перестал общаться с окружающими, чем-либо интересоваться) и через два дня умер. Здесь, кстати, заметим, что в том случае, о котором говорится в письме О. Сарычевой, никакой телепатии не было. Колдун, несомненно, позаботился о том, чтобы его жертве сообщали, в какое место и когда будет вбит гвоздь в его "двойника" - деревянную статуэтку. Известно, что в XIX веке некоторые суеверные польские крестьянки погибали от панического ужаса перед "завитком" - узлом, обнаруженным на растущих злаках. Одна женщина украла у своей соседки несколько кусков льняного полотна. Та сделала на поле укравшей "завитку", желая ей смерти. Когда виновница заметила "завитку" в своем хлебе, она побледнела, в голове зашумело, и она едва добралась до дома. Через три дня она умерла. В 1957 году английский врач Фрэнсис Кенс сделал доклад в Королевском обществе в Лондоне (английская Академия наук) о нескольких случаях смерти негритянок, которых якобы околдовали. Как видим, в приведенных примерах нет прямого воздействия колдунов на человека. "Черная магия" здесь реализуется опосредованно. Однако люди могут умереть не только в результате направленных действий колдуна, но и при нарушении табу. Английский этнограф Д. Фрэзер в фундаментальной работе "Золотая ветвь", посвященной магии и религии, рассказывает следующее. Вождь племени Казембе, которое существовало на территории Анголы, казался своим подчиненным столь священным, что никто без особых ритуалов не мог дотронуться до него, чтобы его не поразила насмерть магическая сила. От себя добавим, что вожди, о которых идет речь, совмещали функции колдунов или просто были ими. Это табу распространялось и на королей. На островах Тонга бытовало верование, что, если кто-либо прикоснется к вещам верховного вождя, а затем, без очистительного обряда, - к своей пище, то обязательно умрет. Один из вождей племени в Новой Зеландии оставил на краю дороги остатки своей трапезы. Проходивший мимо туземец съел эти остатки. Но, не успел он покончить с едой, как ему с ужасом сообщили, что съеденная им пища принадлежит вождю. "Я хорошо знал несчастного преступника, - рассказывал европеец-путешественник. - Это был человек замечательного мужества, покрывший себя славой в межплеменных войнах. Но как только роковая весть достигла его ушей, у него начались исключительной силы судороги и спазмы в животе, которые не прекращались до самой смерти, последовавшей на закате того же дня". "Однажды, - пишет Фрэзер, - причиной смерти нескольких людей явилось огниво вождя, которое тот потерял. Найдя его, несколько мужчин зажгли с его помощью свои трубки, а узнав, кому оно принадлежало, умерли от ужаса". Всемирно известный врач А. Швейцер рассказал о молодом здоровом африканце, который умер в госпитале от паралича дыхания после того, как он случайно, садясь в пирогу, раздавил паука, считавшегося тотемным животным его племени. Уже цитированный врач Ван Хевен в 1956 году описал случай, когда его пациент умер без видимой органической причины, только от того, что испытывал мучительный страх перед нарушенным им табу. Во многих литературных источниках случаи смерти при опосредованном воздействии колдунов и нарушениях табу объясняются суеверным страхом. Исследования этнографов показывают, что люди, стоящие на более низких ступенях цивилизации, постоянно испытывают чувство страха перед духами, колдунами и природными стихиями. Французский этнограф Люсьен Леви-Брюль (1857-1939) в книге "Сверхъестественное в первобытном мышлении" приводит следующие слова эскимосского шамана Ауа: "...Мы страшимся духа земли, который вызывает непогоду и заставляет нас с боем вырывать пищу у моря и земли... мы боимся нужды и голода в холодных жилищах из снега... мы боимся болезней, которые мы постоянно встречаем вокруг себя". Точка зрения, что люди в вышеприведенных наблюдениях умирают от страха, казалось бы, нашла свое подтверждение в наблюдениях за потерпевшими кораблекрушение. В 1912 году ушел в свое первое и последнее плавание суперлайнер "Титаник" с тремя тысячами пассажиров на борту. Столкнувшись с айсбергом, "Титаник" начал тонуть. Первые суда подошли к месту катастрофы через три часа после того, как лайнер исчез под водой. Поразило то, что в спасательных шлюпках уже было много умерших и сошедших с ума. Статистика свидетельствует, что в мирное время на всем земном шаре терпят бедствие на воде ежегодно 200000 человек. Примерно 50000 из них идет ко дну одновременно с судном, а остальные высаживаются на спасательные средства. Из физиологии известно, что человек может обходиться без воды в течение 10 суток, без пищи - 30 и более. Однако 90% жертв кораблекрушений, находящихся на шлюпках и на плотах, гибнет в первые три дня. Французский врач А. Бомбар считает, что, когда корабль тонет, человеку кажется, что вместе с кораблем идет ко дну весь мир, уходит все его мужество и весь его разум. И даже, если он найдет в этот миг спасательную шлюпку, он еще не спасен. Потому, что он больше не жив. Окутанный ночной тьмой, влекомый течениями и ветром, трепещущий перед бездной, боящийся и шума и тишины, он за какие-нибудь три дня окончательно превращается в мертвеца. "Жертвы легендарных кораблекрушений, - пишет он, - погибшие преждевременно, я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха". Можно ли полностью согласиться с мнением, что люди во всех описанных выше ситуациях именно умерли от страха? Думается, что нельзя. И вот почему. УГРОЗА ДЛЯ ЖИЗНИ Как показывают наблюдения и исследования, не только страх, но и любое (чаще всего с отрицательным знаком) аффективное переживание может быть роковым для человека. Это могут быть семейные и служебные конфликты, неприятное известие и т. д. Так, например, когда английский государственный деятель Уильям Питт-младший получил известие о победе Наполеона под Аустерлицем, то серьезно заболел и вскоре умер. Н.А. Римский-Корсаков скончался от инфаркта миокарда, узнав о запрете царской цензурой его новой оперы "Золотой петушок". Врач А. С. Никифоров был свидетелем внезапной смерти от инфаркта миокарда тренера студенческой команды лыжников, которая потерпела неожиданное для него поражение. Аналогичные примеры можно было бы умножить. Но вот что для нас важно. Все вышеперечисленные лица страдали теми или иными сердечно-сосудистыми заболеваниями. Вскрытия показали, что смерть произошла от острого нарушения кровообращения, вызвавшего кровоизлияние в мозг или инфаркт миокарда. Таким образом, аффект был только поводом нарушения кровообращения. Агата Кристи в своем рассказе указывает также, что Джеральд страдал пороком сердца. Но ведь, по наблюдениям этнографов и врачей, от чар колдовства погибают физически здоровые люди, которые храбро сражались в боях. Заметим, что боевые действия нередко, вызывают страх в его крайних проявлениях. Но нет данных о том, что кто-то в бою умер от страха. Да и моряки, погибшие в короткие сроки на спасательных шлюпках и плотах, относятся к людям мужественной профессии. Вот почему вопрос влияния страха на психическое состояние человека нуждается в более пристальном рассмотрении. Наиболее выраженное проявление страха наблюдается в ситуациях, угрожающих жизни человека, К таким ситуациям относятся, например, парашютные прыжки. Наблюдения показывают, что сама перспектива парашютного прыжка у прыгающих впервые вызывает изменения обычного состояния и настроения. У одних появляется беспокойство, не свойственная им суетливость, у других, наоборот, появляется заторможенность. Основным фактором, накладывающим отпечаток на эмоциональное состояние на этом этапе, является недостаточная уверенность в безотказном действии парашюта и отсутствие страховки. Привожу самонаблюдение: "Накануне прыжка долго не мог заснуть. Ночью часто просыпался и окончательно проснулся в пять часов утра. Хотя старался не думать о прыжке, мысль постоянно возвращалась к подробностям неудачно выполненных прыжков и к трагическим последствиям". Таким образом, психическая напряженность порождается не непосредственно внешними воздействиями ("стимул-реакция"), а опосредуется "проигрыванием" в воображении возможных аварийных ситуаций и линии своего поведения в надвигающихся событиях. Такое "проигрывание", с одной стороны, является необходимым условием успешного поведения в неожиданных ситуациях, которые могут возникнуть во время предстоящей деятельности. Например, если не раскроется основной парашют, то необходимо раскрыть запасной и т. д. С другой стороны, непредсказуемость (неопределенность) возможных отказов вызывает состояние "тревожного ожидания". Состояние тревожного ожидания свойственно всем людям перед лицом опасности. Космонавт А. В. Филипченко говорит: "Я не уверен в том, что есть такие космонавты, которые вообще не волнуются перед стартом". Следует подчеркнуть, что психическая напряженность на этом этапе выполняет мобилизационные функции только тогда, когда у парашютиста или космонавта имеется полная уверенность в том, что, если возникнут те или иные неполадки, то они смогут быть устранены им. Однако страх в ситуациях, угрожающих жизни, вовсе не является чем-то естественно неизбежным. Опасность может вызывать и положительно окрашенное эмоциональное состояние, своеобразное наслаждение и повышение активности. Об этом состоянии А. С, Пушкин писал: Есть упоение в бою. ...................................... Все, все,что гибелью грозит, Для сердца смертного таит Неизъяснимы наслаждения - Бессмертья, может быть. залог, И счастлив тот, кто средь волненья Их обретать и ведать мог. В романе "Война и мир" Л. Н. Толстой так описывает состояние капитана Тушина: "Тушин не испытывал ни малейшего неприятного чувства страха, и мысль, что его могут убить или больно ранить, не приходила ему в голову. Напротив, ему становилось все веселее и веселее... Он все помнил, все соображал, все делал, что мог делать самый лучший офицер в его положении..." Если говорить о летчиках и космонавтах, то угроза для жизни на них особенно сильно воздействует в условиях аварийной обстановки. Аварийная ситуация предъявляет максимальные требования к эмоционально-волевым качествам личности, к основным нервным процессам, и в первую очередь к подвижности и силе процессов возбуждения и торможения. Например, большинство летчиков и космонавтов в аварийной обстановке действуют уверенно, правильно, в соответствии со складывающейся ситуацией и испытывают положительно окрашенные (стенические) эмоции. При этом оценка текущего момента сопровождается у них естественно возникающей тревогой, но тревога подавляется интеллектуально-волевым усилием. Если человек не в состоянии подавить чувство тревоги, то он начинает допускать ошибки. Острые аффективные реакции в условиях угрозы для жизни иногда проявляются и во внезапном оцепенении, застывании. Иллюстрацией может служить следующее наблюдение летчика, у которого во время полета пооизошло отключение обоих двигателей: "Остановка двигателей сопровождалась сильным хлопком. Этот звук вызвал ощущение, что самолет вот-вот взорвется. Я весь сжался, ноги одеревенели. Вынужденная посадка в данном районе полетов была невозможна, и я решил катапультироваться. Но меня охватило оцепенение, так что я не мог перенести ноги на катапультное сиденье. Самолет быстро терял высоту. Наконец взяв себя в руки, я на высоте 800 м запустил двигатели и благополучно приземлился на свой аэродром". Состояние ступора может продолжаться и более длительное время. Привожу самонаблюдение: "Океанская подводная лодка после длительного похода всплыла на поверхность и возвращалась на свою базу. Казалось, что все напряжение, связанное с длительным походом, осталось позади. На ходовой мостик подышать свежим воздухом по очереди поднимались офицеры и матросы. Дошла очередь и до меня. Когда я поднялся, был тихий вечер, И в этой тишине, как гром среди ясного неба, раздался крик сигнальщика: "Мина по носу!" "Право на борт!" - скомандовал вахтенный офицер. Дальше я ничего не помню, кроме того, что, как завороженный, стоял и смотрел на проплывающую рядом -с бортом мину. Очнулся в тот момент, когда кто-то из товарищей положил мне руку на плечо". При воздействии угрозы для жизни возникают не только аффективные реакции, но в ряде случаев и реактивные психические заболевания. В состоянии переживания страха мыслительные процессы, как правило, резко ухудшаются, целевые установки становятся крайне нестойкими, воля парализуется, в результате чего у человека возрастает внушаемость и он становится предрасположенным к паническим реакциям. Иллюстрацией могут служить ятрогении (от греческих слов "врач" и "рождаю") - заболевания, вызванные неосторожным словом врача. В этих случаях у больных нередко отмечается ухудшение настроения, тревога за свое здоровье, появление мыслей о возможной смерти. Необдуманные реплики ("У вас просто кошмарное сердце! - говорит больному врач-терапевт. - Будьте очень, очень осторожны!"; "Кто вам разрешил беременность?! - восклицает акушер во время приема женщины с 7-месячной беременностью. - У вас же сердце никуда не годится!") нередко приводят к печальным последствиям. Больная Р., 23 лет, болела туберкулезом. Желая ехать вместе с мужем в Кисловодск, обратилась в противотуберкулезный диспансер, чтобы выяснить, не повредит ли это ей. Она сообщила, что в последнее время бактерии у нее в анализах не находят и она стала прибавлять в весе. "Объяснять тут нечего, - заявил ей врач, - туберкулез неизлечим. То, что нет палочек и прибавили в весе, никакой роли не играет". После этих слов под влиянием мысли о неизбежности смерти от туберкулеза Р. резко изменилась: ею овладело тяжелое угнетенное состояние, появилась бессонница, пропал аппетит. И болезнь вскоре вернулась. ПРИЧИНА БОЛЕЗНИ И СМЕРТИ - ВЕРА И СТРАХ Для того, чтобы умереть от гвоздя, забитого колдуном в статуэтку, от его заклинания, нужна глубокая вера в сверхъестественные способности этого колдуна. В племенах, стоящих на низких ступенях цивилизации, люди верят, что колдун может превращать день в ночь, вызывать дождь, обращать людей в крокодилов, начинать войну между племенами и насылать смерть на своих врагов. Если говорить об ятрогениях, то там четко прослеживается значение авторитета врача. Чем выше авторитет, тем сильнее внушающее воздействие его слов на больного. Так, одна женщина обратилась к сравнительно молодому, но уже знаменитому профессору. Он установил у нее декомпенсированный порок сердца. Заметим, что среди лиц с указанным пороком имеются даже всемирно известные спортсмены. Чтобы ободрить пациентку, профессор шутя сказал: "Вы можете вообще не беспокоиться о своем сердце - раньше меня не умрете,а если умрем, то вместе". На следующий день профессор скоропостижно скончался. Женщина об этом узнала и впала в состояние крайнего волнения. Вызванному на дом участковому врачу женщина говорила: "Я знаю, что должна умереть". Через несколько часов работа ее сердца резко ухудшилась, а немного позже наступила смерть. Шутка знаменитого врача сыграла роковую роль. Вера в приметы у мистически настроенного человека может привести к аналогичным последствиям. Уверенность Пульхерии Ивановны в близкой смерти была так сильна и состояние ее души так было к этому подготовлено, что ее кончина в описании Н. В. Гоголя психологически вполне реальна. Примечательный случай имел место в начале нашего века. Надзиратель парижского лицея своим поведением вызвал к себе ненависть со стороны студентов, и они решили отомстить ему. Студенты схватили надзирателя, привели в полуподвальное помещение и в масках устроили суд над ним. Выступил "прокурор", который от имени всех студентов обвинил его в "злодеяниях", перечислив все его "преступления". "Суд" приговорил его к обезглавливанию. Принесли плаху и топор и объявили осужденному, что ему осталось только три минуты на то, чтобы покончить все земные расчеты и приготовиться к смерти. По прошествии этого срока его принудили стать на колени и положить голову на плаху. Один участник этой жестокой забавы занес топор, а второй ударил полотенцем по шее. После этого студенты с хохотом предложили ему подняться. К их великому удивлению и испугу, приговоренный не двинулся с места - он был мертв. Вспомним Джеральда Мартина из рассказа Кристи: откуда у него могла появиться уверенность, что он отравлен? Применяя насилие к другим, он, видимо, был убежден, что оно может быть применено и к нему. Помимо слов жены определенную роль, несомненно, сыграл выпитый кофе с "привкусом", который выступил в роли "пустышки". Примерно то же произошло с надзирателем, роль "пустышки" сыграло полотенце. С эффектом "пустышки" врачи сталкиваются постоянно при испытании нового лекарства на больных. Людей с одним и тем же заболеванием делят на две группы. Первой дают новый препарат, второй (контрольная группа) - "плацебо" (пустышку), т. е. нейтральное вещество, только по форме имитирующее лекарство. Нередко часть больных, получающих "пустышку", начинает выздоравливать, так же как и больные, получающие новое лекарство. Оказывается, нет лекарственных веществ, которые со своим строго направленным действием не оказывали бы дополнительно внушающего воздействия. То, что уверенность в смерти на фоне страха сама по себе может привести человека к смерти, говорит и следующий факт, имевший место во время войны. В Баренцевом море в июне 1942 года немецкой авиацией и подводными лодками был атакован большой конвой наших союзников. Экипаж торпедированного английского судна "Халтлбюри" высадился на два спасательных плота и в шлюпку. Плоты и шлюпка были разбросаны ветром в разные стороны. К первому плоту, на котором находился второй помощник капитана Гарольд Спенс, подошла всплывшая подводная лодка для того, чтобы узнать название потопленного судна и выяснить, какой на нем был груз. Получив информацию, немцы сообщили англичанам курс и сказали, что до берега всего 3 мили. Моряки же, находившиеся на втором плотике и в шлюпке, стали быстро умирать. Вот что записал в своем дневнике третий помощник Форт, находившийся в шлюпке: "Ребята умирали один за другим... Все они умерли в течение первых двух часов... Все умирали одинаково: сначала становились сонными, постепенно теряли сознание, затем стекленели глаза и наступал конец. Смерть, слава богу, наступала без мучений... Джеффри Диксон (он умер одним из первых) примерно после часа пребывания в шлюпке начал сходить с ума: он все время бессвязно бормотал, что никакой надежды на спасение нет и что все должны умереть... Сиббим был следующим. Внешне он вел себя спокойно, большее время молчал, он просто потерял всякую надежду на спасение. Он сидел на самом носу и меньше других находился в воде, но все же умер. Сначала стал сонным, а через несколько минут я заметил, что он уже мертв..." Когда через 20 часов шлюпку прибило к берегу, из 20 моряков в живых осталось только 5. На втором плотике из 14 - 4. На первом же плотике, экипажу которого было известно расстояние до берега и курс, не умер ни один человек. Как показывают опыты над животными, в стрессовой ситуации при безнадежности положения сердечная деятельность не усиливается, а падает и наконец прекращается. С психологических позиций, смерть в таких случаях наступает именно от безнадежности. Итак, чтобы человек мог умереть от заклинания колдуна, нарушения табу, неосторожно брошенного врачом слова, в экстремальной ситуации и других подобных обстоятельствах, необходим ряд условий. Во-первых, человек должен находиться в состоянии страха, т. е. он должен быть полностью деморализован. Во-вторых, он должен глубоко уверовать в магическую силу колдуна и табу, а если говорить об экстремальных условиях - потерять веру в спасение, уверовать, что ему никто и ничто не поможет. Смерть от заклинания или табу все же встречается редко и вызывается у людей с особым психическим складом, но, как всякое "чудо", становится достоянием многих, укрепляя веру во всемогущество колдунов, в их магическую силу. Смерть от заклинания можно расценить как психогенное убийство, а смерть в экстремальных ситуациях - как самоубийство. Но сразу же возникает вопрос: какой психофизиологический механизм лежит в основе психогенной смерти физически здоровых людей? ПСИХИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ Пока что на этот вопрос исчерпывающе ответить мы не можем. Можно только в общих чертах обрисовать этот механизм. Паук совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении человека, т. е. идеально. Иными словами, человек с помощью воображения может создать идеальную модель предмета или явления. Такое моделирование, психологическое проигрывание явлений, ситуаций, действий нередко захватывает и эмоции человека, что отражается на его вегетативных реакциях: учащение пульса, дыхания и т. д. Иллюстрацией может служить следующее наше наблюдение. Одному из испытуемых в условиях сурдокамеры было предложено в часы, отведенные для занятий физическими упражнениями, оставаться с наложенными датчиками для снятия вегетативных показателей в кресле и, не двигаясь, мысленно "проигрывать" привычные для него комплексы физических упражнений (плавание, гимнастика, бег и т. д.) с мысленным воссозданием всей ситуации физических занятий. Чем дольше пребывал испытуемый в сурдокамере, тем более частота его пульса и дыхательных движений во время такого рода "проигрываний" по своему характеру стала приближаться к реакциям, соответствующим реальным физическим нагрузкам. В отчетах он сообщал, что при проведении взвешивания до и после "физических упражнений" он теряет в весе от 100 до 130 г. за каждый сеанс. На седьмые сутки эксперимента испытуемый отказался от проведения подобных сеансов. По выходе из сурдокамеры свой отказ объяснил тем, что представления об обстановке "физических занятий" стали достигать такой яркости, что у него появились опасения за свое психическое здоровье, а это угрожало срывом сурдокамерного эксперимента. Психическое моделирование обстоятельств, ощущений, действий может вызывать не только нормальные физиологические реакции, но и патологические, например, стигмы (различные кожные расстройства: изъязвления, кровотечения, отеки и т. д.), возникающие иногда у религиозных фанатиков. В конце прошлого века бельгийская девушка Луиза Лато прославилась тем, что в страстную пятницу у нее на руках и ногах, в тех местах, куда якобы были вбиты гвозди у распятого Христа, появлялись кровоточащие раны. В наши дни подобные стигмы появлялись у фанатически верующей баварской крестьянки Терезы Нейман. Обследования показали, что незадолго до пасхи у нее возникают "раны Иисуса Христа", которые начинают кровоточить. Раны не гноятся и не воспаляются, кровь истекает из них самопроизвольно. Через неделю они заживают, не оставляя рубцов, С XII века по настоящее время аналогичных случаев описано более 300. Стигмы возникают не только на религиозной основе. Известен случай, когда сестра, присутствовавшая при наказании плетьми брата, так сопереживала ему во время экзекуции, что ее спина покрылась кровоточащими рубцами. Подобные явления замечаются у писателей в процессе творчества. Живя на острове Капри, Максим Горький работал над книгой "Жизнь Матвея Кожемякина". В ней есть эпизод, когда муж в припадке ревности убивает ножом свою жену ударом в печень. Горький до того ярко представил описываемую сцену, боль, рану этой женщины, что впал в обморочное состояние, сопровождавшееся появлением стигмы - появилась ярко-багровая полоса в области печени. Нетрудно увидеть из приведенных примеров, что в возникновении стигм ведущую роль играет воображение. Если в своем воображении религиозные фанатики "восстанавливали" мучения Иисуса Христа, то в воображении Горького и других писателей возникали представления о переживаниях и страданиях героев их художественных произведений. Мы уже говорили, что перед парашютным прыжком, космическим полетом и другими подобными ситуациями человек в уме "проигрывает" аварийные ситуации и тактику поведения в этих условиях. Такого рода "проигрывание" может осуществляться и после благополучного исхода аварии и сопровождаться резко выраженными вегетативными реакциями (увеличение частоты пульса, дыхания, появление обильного пота и др.) и эмоцией страха. Для иллюстрации приведу два случая. Во время взлета самолета, пилотируемого известной летчицей М. Л. Попович, отказал двигатель, и самолет потерпел аварию. Вот что рассказывает летчица о своих переживаниях после случившегося: "Бессонной ночью, лежа с открытыми глазами, я еще раз переживала прерванный полет, но уже по-другому. Мне стало страшно, чего не было днем". Мастер спорта Б. И. Иванов пишет о переживаниях после аварийного прыжка с парашютом следующее: "Тогда, наяву, камнем летя к земле и отчаянно борясь за жизнь, я не испытывал страха. Просто на это не было времени. А теперь, лежа в темноте с открытыми глазами, представлял свое тело, смятое, переломанное, которое оставило в мерзлой земле лишь маленькую впадину. И страх сжал сердце, холодный пот выступил на лбу". О том, что в основе заболевания и даже смерти в критических ситуациях лежит именно "проигрывание" неблагоприятного исхода, говорят и следующие факты. Так, среди тех, кто сошел с ума или умер, находясь на спасательных средствах после кораблекрушений, не было ни одного ребенка моложе десяти лет. Дети не в состоянии оценить ситуацию и "проиграть" в воображении возможный печальный исход. В то же время мы знаем много случаев, когда тяжело больные люди, создавая благоприятную модель исхода своего заболевания, начинали поправляться и выздоравливали. В маленьком рассказе "Последний лист" О. Генри описывает жизнь двух девушек - Сью и Джонси в шумном Нью-Йорке. В холодный ноябрь Джонси тяжело заболела воспалением легких; она лежит, почти не двигаясь, на своей кровати и смотрит сквозь мелкий переплет окна на глухую стену соседнего дома. Больная внушила себе, что она должна умереть и умрет, как только ветер снесет последний лист со старого плюща, который виден из окошка. На помощь больной приходит сосед, старик художник Берман. В глубокой тайне от всех, ночью, в дождь и бурю, когда упал последний лист, он нарисовал такой же на видимой из комнаты больной кирпичной стене противоположного дома. Когда забрезжил рассвет, Джонси потребовала, чтобы подняли штору, и увидела лист на его обычном месте. Девушка долго еще лежала, не спуская с него глаз. А затем окликнула Сью, которая разогревала для нее куриный бульон. Вскоре она поправилась. Антуан де Сект-Экзюпери в повести "Планета людей" рассказывает, как его друг Гийоме потерпел аварию в Андах. Сент-Экзюпери и летчик Деле кружили изо дня в день над горным хребтом, стараясь отыскать его. Каждый раз, когда они возвращались в Сантьяго, должностные лица советовали отказаться от поисков: "Сейчас зима. Если даже ваш товарищ и не разбился насмерть, до утра он не дожил. Ночь в горах пережить нельзя, она превращает человека в кусок льда". Но восемь суток при ветре в сорокаградусный мороз Гийоме шел на отмороженных ногах к людям, карабкаясь через перевалы на высоте четырех тысяч метров, проползая по краям пропастей. Ему было бы достаточно закрыть глаза, чтобы погрузиться в вечный покой. Что помогло этому человеку? Он думал о своей жене, которую мог бы уберечь от нищеты его страховой полис при одном условии - если найдут его тело. Если бы он пропал без вести, то, по закону, его признали бы умершим только через четыре года. Человеческий мозг, его психическая деятельность является самым сложным объектом исследования науки. В психической деятельности мозга еще много не раскрытых до конца закономерностей. Но для науки нет и не может быть явлений необъяснимых, есть лишь явления, еще не раскрытые сегодня, но они будут ясны науке завтрашнего дня.

top