Черная и белая магия

Та магия, которая черная, — колдовство; это демонстрация таинственных явлений человеческой психики, таких, видение через стену или передача мыслей на расстояние; это предсказание будущего и разговор с умершими предками. Белая магия — это хорошо поставленные фокусы. Белым магом высокого класса являлся один из лучших иллюзионистов мира, наш артист цирка Кио. Чрезвычайно существенно следующее обстоятельство: белая магия может сделать все, на что претендует черная. Фокусники великолепно угадывают мысли, находят спрятанные предметы, дематериализуют не только какие-нибудь там мелкие предметы, но чуть ли не половину состава цирковой труппы, переселяя ее совершенно непонятным образом из одного ящика в другой. Главная разница между белой и черной магией состоит в следующем: черная утверждает, что все, что она делает, это всерьез; а белая, посмеиваясь, говорит: “Разумеется, все это шутки”. И добавляет: “А вот как я это сделала — не скажу”. И действительно не говорит. А ведь у нее есть трюки, сводившие с ума поколения зрителей, секрет выполнения которых их авторы унесли с собой в могилу. Достаточно ясно, что белый маг может задрапироваться в черные одежды и преподнести все свои трюки и номера под метапсихическим соусом. Ясно также, что ловкие фокусники могут дурачить таким способом не только сторонних зрителей, но и теоретиков метапсихологии. Насколько велико может быть уважение и восхищение тонким мастерством иллюзиониста, настолько же сильно должно быть осуждение шарлатанов, которые пользуются своим искусством для распространения веры в чепуху. Мы уже подчеркивали неоднократно, что тема нашей книжки стара, как стара цивилизация. Всегда были проповедники чудес, и всегда были люди, стремившиеся их разоблачить. При этом среди борцов за правду, среди поклонников разума и противников мистицизма встречались люди, посвятившие годы своей деятельности тому, чтобы разобраться в истинной подоплеке всяческих чудес. Весь XIX и начало XX века отмечены не только расцветом таких “теоретических дисциплин”, как теософия и метапсихология. В это же время выплыли на сцену ловкие фокусники, которые решили, что выгоднее прикинуться медиумами, одаренными сверхъестественными способностями, чем честно заниматься полезным делом. Реакция разумных людей последовала достаточно скоро. Появилось множество разоблачительных сочинений. Заслуживает внимания одна из книг, отличающаяся ясностью доказательств и темпераментом. Автор этой книги Поль Эзе примерно десять лет своей жизни посвятил изучению трюков и постановок, которые преподносились широкой и узкой публике как проявления необычных, таинственных и сверхнормальных возможностей человека. Поль Эзе пришел к выводу: все, что демонстрировалось (а это было в начале нашего века во Франции), — это либо вполне нормальные явления, которые воспринимаются не очень осведомленной публикой как сверхъестественные, либо более или менее ловкие трюки. Книга Эзе знакомит нас не только с его собственными изысканиями. Она содержит множество ссылок и цитат на интересные сочинения и мемуары наиболее знаменитых фокусников, которые, покидая сцену, получали, видимо, удовольствие, рассказывая, как они дурачили высокоинтеллигентную публику. Таковы, например, записки фокусника Рейнали. Цитата здесь будет, как мне кажется, весьма уместной. “Я очень прошу прощения у гг. врачей за смелость моих выражений. Возможно, что эти господа будут несколько скандализированы скромным наблюдателем, позволяющим себе подобные оценки. Я спешу заявить им, что я совершенно готов признать мою неправоту. Я обязуюсь принести публичное извинение и признать, что магнетизм (Рейнали имеет в виду ясновидение и телепатию. — А. К.) является самой полезной и прекраснейшей из наук... в тот день, когда один из господ врачей представит доказательство магнетического ясновидения субъекта... Я никогда не был магнетизером, я был только магнетизируемым. Для этого нужен талант, и я его демонстрировал. В продолжение трех лет я поражал людей моим замечательным ясновидением, я угадывал мысли зрителей, я читал с двойной повязкой на глазах разные записки, я рисовал также с завязанными глазами портреты людей, имена которых тихо сообщались моему магнетизеру... я изображал состояние каталепсии. Четверо человек не были в состоянии согнуть мою руку. Я даже вызывал в себе исчезновение признаков жизни и делал это так, что врач, вы понимаете, врач констатировал публично остановку пульса”. Пожалуйста, запомните, дорогой читатель, что ловкий иллюзионист все это может выполнить. Учтите также, как много людей способно получать удовольствие от одурачивания своих близких. Эти два обстоятельства должны заставить нас понять, почему нельзя брать на веру не только чудеса, о которых нам рассказали, но и те чудеса, которые мы “видим” своими собственными глазами. ........... Но доверчивость людей верующих безгранична, как об этом свидетельствует следующая история. Приводится выписка из отчета о Спиритическом конгрессе в 1889 году. “Некий господин Б. верит в раздвоение. По его мнению, какое-то число людей может раздваиваться, то есть пребывать одновременно в двух местах. Это называется даром вездесущия. Этим даром наделена, по-видимому, супруга самого господина Б. Для доказательства этого утверждения Б. сделал перед конгрессом следующее заявление: “Однажды я вышел из дому в три часа. Жену мою я оставил дома, так как она не захотела выйти из дому вместе со мной, и она все время оставалась дома. И, вот, в четыре часа я встретился с приятелем, который сказал мне, что он только что видел мою жену недалеко от военного училища. Жена моя попросту раздвоилась”. Хотя это было произнесено перед убежденными спиритами, они, все же, были французами. После этих слов Б. в отчете стоит примечание: “Продолжительное веселие в зале”. Остановимся на фокусах, которые проделывают индусские факиры. Это следует сделать по той причине, что до сих пор можно прочитать в статьях и книгах, что эти фокусы также относятся к таинственным явлениям человеческой психики. Несмотря на то, что наш Кио или Роберт Гудини демонстрировали ничуть не менее впечатляющие номера, отношение публики к тайнам Востока носит качественно иной характер. “Помилуйте, — восклицает представитель такой публики, — одно дело великолепная техника, а другое — там, в Индии, на Тибете!.. Да ведь эти страны хранят последние откровения великих кудесников прошлых веков, знатоков оккультных наук, неизвестных европейцам”. Виновниками довольно массового распространения подобного вздора являются пропагандисты восточной экзотики — такие превосходные и потому много читаемые авторы, как Клод Фаррер, Пьер Лоти, Франсис де Крауссе, а также романтически настроенные “очевидцы”, спешащие поделиться с мировой общественностью своим потрясением. Что же это за фокусы? Вот наиболее характерные. Помощники факира освобождают из банок или ящиков несколько кобр. Змеи начинают извиваться в такт музыке, и публика замечает, как они постепенно вздуваются и принимают громадные размеры. Далее музыка меняется, и змеи постепенно принимают нормальный размер. Или: Факир берет одного из своих молодых помощников и вертит его. Движение все ускоряется, и мальчик вертится уже, как волчок, без помощи факира. Постепенно мальчик отделяется от земли, поднимается кверху и исчезает в воздухе. Далее все “явление” повторяется в обратном порядке. Довольно часто демонстрируется превращение веревки в змею. Факир берет небольшие куски веревки и завязывает по узлу на каждом куске. Далее начинаются курения, звучат цимбалы, бьет барабан, слышатся пение и заклинания. Вскоре кускн веревки начинают дрожать и постепенно превращаются в кобр. Завязанный узлом конец превращается в голову змеи. Змеи шипят и ползут на публику. Когда испуг достигает нужного напряжения, все повторяется в обратном порядке. К наиболее эффектным зрелищам относится чудо-растение и чудо отвердевшей веревки. О чуде-растении, вырастающем на глазах у изумленного зрителя, рассказывали многие “очевидцы”. Среди них один из основателей жанра детективного романа, французский писатель Жаколио. Вот уже кому, казалось бы, следовало быть проницательным. Но ничуть не бывало. Жаколио очень тщательно описал то, что видел, и не заметил трюка. А трюк в общем несложен. Факир втыкает в землю сухую палку с семью сучками, в которой скрыт стебель с листками. Палка прикрывается муслиновым покрывалом, к небу возносится якобы священный дым. Рассмотреть детали сумеет лишь профессионал, а неквалифицированный зритель “видит” своими глазами то, чего быть не может, и начинает сочинять по этому поводу теории. Теории две. Одна из них утверждает, что все так и есть на самом деле. Оккультное звание помогает производить дематериализацию и рематериализацию или, на другом языке, переносить предметы из нашей трехмерной грешной земли в четвертое измерение и обратно. Вторая теория исходит из признания коллективного внушения. Факир-де является таким сильным гипнотизером, что способен без слов загипнотизировать целое общество. Это, однако, совершенно исключено. Внушение, разумеется, существует. Но, во-первых, оно достигается исключительно словесным обращением и действиями. Нет мысленного внушения, и невозможно допустить, что все зрители, а их может быть и свыше ста человек, окружающие факира, относятся к числу легко поддающихся внушению субъектов. Каждому гипнотизеру известно, что многие люди и вовсе не поддаются внушению. Представить себе, что все сто человек одинаково хорошо поддались гипнозу, — это так же трудно, как согласиться с тем, что все зрители случайно оказались левшами. Впрочем, можно и не прибегать к этой аргументации — она нужна при рассмотрении словесного внушения, а индусские факиры владеют секретом внушения мысленного, то есть такого, которого наука не знает. К нашей удаче, наряду с описаниями факирских чудес мы располагаем множеством свидетельств критически настроенных рационалистов. Приведем в качестве примера отчет англичанина, профессора Самюэля, присутствовавшего на представлении вместе с двумя своими ассистентами. Представление было дано в Бомбее в открытом дворе высокого и довольно большого дома. Факиры появились, когда солнце уже начало садиться. Они обещали чудо веревки, но, как гвоздь программы, оно было оставлено под конец, а перед ним демонстрировались всякие мелкие чудеса, в том числе выращивание растения. Перед тем как перейти к исполнению коронного номера, факиры и их помощники присели на корточки вокруг жаровни, наполненной горящими угольями. Принесли еще четыре жаровни, в которые насыпали какой-то белый порошок. Пошел синеватый дым. Факиры начали петь и делать волнообразные движения руками. Наконец нужная атмосфера была создана. Один из индусов принес тяжелый моток веревки. Подбавили порошку в жаровни. Главный факир поджег один конец веревки и быстрыми движениями стал вращать его у себя над головой. Глаза уставали следить за этой огненной полосой. Внезапно факир прервал эту гимнастику, быстро погасил конец веревки, свернул ее и швырнул моток вверх, держа его за один конец. И то, что произошло, действительно показалось чудом. Тонкая черная веревка полетела кверху, потом движение стало замедляться, веревка остановилась, и, лишь только стала падать, раздался резкий вопль факира, он быстро дернул веревку, и она мягко повисла в воздухе, слегка покачиваясь. Факир отдохнул немного, готовясь к новому усилию. Затем опять раздался вопль, факир дернул веревку, она стала прямой и жесткой, как железный прут. Мрачным красным пламенем загорелся верхний конец веревки. Облака дыма застлали от зрителей небо. Факир начал карабкаться по веревке кверху. Наконец он исчез где-то наверху в облаке дыма. Следом за ним поползла кверху и веревка и в конце концов также исчезла. Через несколько минут зрители увидели факира, бегущего со своей веревкой по направлению к ним — надо получить со зрителей деньги, пока они не пришли в себя от изумления и сидят с открытыми ртами. После этого Самюэль рассказал, как выглядит чудо с другой позиции. Заранее было предусмотрено, что один из ассистентов Самюэля проберется в дом, устроится в комнате под крышей и оттуда станет наблюдать за действиями факиров. Так и было сделано. В то время когда факир прочно завладел вниманием зрителей, вращая над головой зажженный конец веревки, со свисающей части крыши дома помощником артиста была брошена очень тонкая бечевка, конец которой незаметно для зрителей тот привязал к незажженному концу толстой веревки. Этот конец валялся на земле, и никто на него не обращал внимания. После этого объяснение фокуса, как вы сами понимаете, самое элементарное. Когда факир бросил в воздух конец толстой веревки, напарник его при помощи тонкой бечевки притянул этот конец к крыше. Чтобы сделать эту операцию совершенно незаметной, вдоль тонкой бечевки внизу скользит пакет с дымящимся веществом, остановившийся у начала толстой веревки. Но тонкой бечевкой факира не удержать. Поэтому под прикрытием дымовой завесы вдоль бечевки скользит толстый канат, снабженный металлическим крючком, который и захватывал конец веревки факира. После этого втащить факира на крышу дома уже не представляло труда. Как пишет Самюэль, чудо веревки, виденное им не в Бомбее, а в Калькутте, исполнялось примерно таким же образом. В ряде случаев фокус выполняется не около дома, а под пальмами. Я не собираюсь ни в малейшей степени принижать высокого искусства индусских факиров. В выполнении этих и подобных номеров они, несомненно, достигли совершенства. Их искусство существует века, и каждый факир получает богатое наследство от своих предшественников. Подчеркнуть хотелось лишь одно — в факиризме (есть и такое словечко) нет ни капли черной магии: нет ни нарушения известных законов природы, ни проявления способностей мысленного внушения, которыми не может обладать ни один человек.

top