Большой знак на небе

Кнок - маленькая деревенька на западе Ирландии, но 21 августа 1879 г. в ней произошло то, что человеческий разум не должен игнорировать. В течение дня понемногу ухудшалась погода. В 19 часов, когда на деревню обрушился проливной дождь, диакон Каванаг возвратился домой. Мери Мак Лулин, его служанка развела огонь из торфа и затем, в 20 часов 30 мин, вышла, чтобы навестить свою подругу мисс Маргарет Бирн. Проходя перед церковью, она заметила в поле множество странных силуэтов и какой-то предмет в виде жертвенника, от которого исходил белый свет, но не остановилась и продолжила свой путь. Дождь пошел сильнее, и она даже не пыталась узнать, что это было, хотя "нашла эту вещь очень странной". Двое других прихожан видели силуэты до нее и отреагировали аналогичным образом. Позже, когда еще было не совсем темно и продолжал идти дождь, Мери Мак Луглин на обратном пути все-таки шла мимо поля в сопровождении мисс Бирн. Между женщинами и церковью находилась некошеная лужайка, на которой в цветущей траве стояли три персоны, окруженные невероятно блистающим светом. Такую сцену никто из них раньше не видел. В центре был силуэт Богоматери, справа от нее - св. Георгий, третий силуэт Мери Бирн определелила как Иоанна Евангелиста, потому что он очень походил на статую этого святого, которую она видела в другой деревне. Через несколько минут перед этим явлением собралось 18 прихожан. Епархиальная комиссия провела расследование по поводу этого явления и опросила 14 свидетелей: 3 мужчин, 2 детей, 3 юношей и 6 женщин, возраст которых колебался от 6 до 75 лет. Они описали то, что видели. "Перед комиссией предстал также человск лет шестидесяти, который жил где-то в миле от Кнока. Он видел большой шар золотистого цвета ночью 21 августа. Около 2 часов он шел к своему полю и увидел этот большой свет, который покрывал всю верхушку церкви Кнока. В тот момент он подумал, что это какой-то безумец зажег огонь на территории церкви. На следующий день, когда он спросил у соседей, не видели ли и они этот блестящий свет, который очень долго оставался неподвижным на верхушке церкви, ему рассказали о том, что произошло в поле". Что же видели эти 14 человек? Самым поразительным из всего был золотистый свет, такой же ослепительный, как свет солнца, отражавшийся на южной стороне верхушки церкви. Это был переменчивый свет. Он то освещал небо над церковью, то опускался, становился более белым и сверкающим, а потом настолько белым, что верхушка церкви казалась стеной из снега. В светящемся воздухе все видели явление святых. Три силуэта были одеты в слепящие серебристые одежды. За ними находился жертвенник, возвышающийся над большим крестом. Перед крестом - ягненок, "повернувшийся на запад". "На слепяще-белое платье Богоматери была накинута белая мантия, застегнутая на шее и ниспадающая длинными складками до самых лодыжек. На голове у нее покоилась блистающая корона, превосходившая блеском крест, а на лице, там, где корона касалась лба, была прекрасная роза. Богоматерь раскрыла руки к небу, чего никогда раньше свидетели не видели ни у статуй, ни на гравюрах". Трое свидетелей заметили, что она была босая. Одна из женщин, Бриджит Тренч, пришла в такой восторг от этой сцены, что приблизилась к видениям, чтобы поцеловать ноги Девы Марии, но ее руки почувствовали только воздух. "Когда я хотела ее поцеловать, то ничего не почувствовала; однако силуэты были нашего роста, и казались настолько живыми, что я не могла понять и спрашивала себя - почему мои руки не чувствуют того, что так отчетливо видят глаза". Бриджит сказала также, что шел сильный дождь, и добавила: "Я тщательно ощупала землю руками, и она была сухой. Ветер дул с юга, против крыши, но ни одна капля дождя не упала на то место, где находились силуэты". Святой Иоанн стоял чуть наискось от других силуэтов. Одетый как епископ, он держал в левой руке большую открытую книгу. Пальцы правой руки были подняты на манер наставника. Один из свидетелей, Патрик Хилл, приблизился довольно близко и различил буквы и строчки книги (Патрик Хилл умер в Бостоне в 1927 г. Он никогда не отрекался ни от одной детали своего свидетельства). Когда о появлении видений предупредили священника, он сказал, что это могли быть отражения цветных витражей церкви, и спокойно провел остаток вечера дома. Явление продолжалось много часов. Промокшие до нитки свидетели возвратились домой перед полуночью, а на следующее утро уже не на что было смотреть. Вскоре после этого видения начались необычные события, следовавшие одно за другим. Через десять дней после проишествия выздоровел тяжелобольной ребенок, а один полуслепой после своего паломничества в Кнок смог нормально видеть. Каждую неделю происходило 7 или 8 исцелений: "Один умирающий, настолько больной, что его то и дело тошнило кровью, пока его перевозили в Кнок, уже получивший последнее миропомазание архидиакона, мгновенно выздоровел, после того как выпил воды, в которую была подмешана капля цемента из основания церкви". Это время было плохое для Ирландии. Большинство священнков, коллег архидиакона, сомневались и опровергали. Церковь Кнока была построена за 50 лет до описываемых событий, когда ирландские католики решили больше не скрываться. Духовенство даже попросило местные и национальные газеты не делать публикаций по явлению, но те, кто были враждебно настроены по отношению к католикам, опубликовали унизительные статьи по этому поводу. Была предпринята попытка объяснить эти явления с помощью физических методов. Один профессор из Мейнота составил опросники по просьбе официальной комиссии по расследованию под управлением туамского архиепископа. Он воспользовался волшебным фонарем, чтобы спроецировать фотографические картинки на верхушке церкви в присутствии 20 священников, и подтвердил, что тесты исключают считать явление результатом фотографической мистификации. Корреспондент из лондонской "Daily Telegraph" произвел собственные исследования и тоже заявил, что, "какова бы ни была причина этих явлений, они не могли быть спроецированы волшебным фонарем". Было бы непочтительно замечать, что многие черты в этом происшествии идентичны чертам феномена НЛО: странный огненный шар с переменным сиянием, светящиеся существа внутри, отсутствие дождя там, где состоялось явление, и, наконец, предполагаемые чудесные исцеления. Все эти черты представлены в современном мифе об НЛО в Америке. Для тех, кто не соприкасался с литературой НЛО в последние годы, утверждение, что появления НЛО подразумевает чудесные "исцеления", будет сюрпризом. Они найдут много случаев, относящихся к этому вопросу. Например, сообщение из Деймона в Техасе, 3 сентября 1965 г., где, говорят, у одного агента полиции зажила раненая рука, когда он попал в луч света с летающей машины (случай 694). Или случай в Петрополисе (Бразилия) 25 октября 1957 г. с девушкой, умиравшей от рака, которая была спасена при помощи фантастической операции двумя людьми, пришедшими с неба (случай 415). Здесь мы оказываемся лицом к лицу с примером, который напоминает нам средневековый мистицизм. Случай в Кноке - это еще не самый примечательный пример сходства между религиозными явлениями и появлениями НЛО. И хотя он произошел в Ирландии, его появления не совпадают в точности со стандартными чертами веры в фей. В отличие от случая в Кноке, случай, произошедший в субботу 9 декабря 1531 г. на рассвете в Мехико, представляет собой целое нагромождение суеверий, но и он оставил материальные следы, которые можно увидеть и сейчас. Впрочем, сейчас они являются больше объектом поклонения. В то далекое утро старый 57-летний индеец-ацтек Хуан Диего, по прозвищу Поющий Орел, направлялся в церковь возле Мехико. Вдруг он задрожал и остановился, вслушиваясь в тонкое и нежное птичье пение. Он похолодел: ни одна, даже самая чудесная птица не могла петь в столь ранний час, чарующая музыка продолжалась и вдруг прекратилась. Затем кто-то женским голосом выкрикнул имя Хуана Диего. Голос шел с верширы холма, которая была скрыта "холодным туманом и какой-то светящейся тучей". Он вскарабкался на холм и увидел Ее. "Солнце еще не взошло над горизонтом, но Хуан Диего увидел ее против потока золотых лучей, которые обволакивали фигуру девушки с головы до ног. Это была юная мексиканка, 14 лет, ни с чем не сравнимой красоты". До этого момента мы видим прекрасное начало появления обычной феи. Между ними состоялся диалог, и девушка сказала Хуану Диего, что она Дева Мария и хотела бы, чтобы на этом самом месте был построен храм: "Теперь беги в Теноктитлан (Мехико) и расскажи епископу все, что ты видел и слышал". Это было гораздо легче сказать, чем сделать. Бедные индейцы не имели привычки ходить в богатые испанские кварталы города, а тем более во дворец епископа. Однако Хуан смело бросился вниз с холма и упросил епископа выслушать его историю. Конечно же епископ, хотя и отнесся к индейцу доброжелательно, не поверил ни единому слову из рассказа. Тогда Хуан вернулся на холм и во второй раз увидел Марию. Она посоветовала ему обратиться к епископу с более квалифицированным посланием и откровенно рассказать ему о ней. "Послушай, сын мой, я могла бы отправить к епископу многих, нo я выбрала тебя. Так иди снова завтра же утром к епископу и скажи ему, что тебя послала Дева Мария и повтори ему о моем огромном желании, чтобы на этом месте стояла церковь". На следующее утро Хуан Диего вернулся в Мехико и снова побывал у терпеливого епископа. Хуан Диего был настолько чистосердечен, рассказывая свою историю, что епископ смягчился. Он просил Хуана, чтобы тот принес от явления какой-нибудь реальный знак, а сам приказал двум своим служителям следовать за индейцем и проследить за ним. Он был в поле их зрения в городе, они заметили, что он ни с кем ни говорил, его видели взбирающимся на гору, а затем... исчез! Они обыскали все окрестности, но не нашли никаких следов! Чудесная сказка о феях. Но Хуан пришел на гору и передал явлению ответ епископа и Мария сказала: "Очень хорошо, сын мой. Возвращайся завтра на рассвете. Я дам тебе знак для епископа. Иди с миром и отдыхай". На следующее утро Хуан не пошел на встречу. Его дядя - единственный родственник - был при смерти. Хуан оставался рядом с ним целый день, чтобы попытаться облегчить его страдания и оставил его только во вторник, чтобы сходить за священиком. Однако, когда он бежал к Тлалтелоко, его дорогу снова преградило видение Марии. Смущенный, он рассказал ей о причине, по которой он не смог последовать ее наставлениям, и она говорит ему: "Сын мой, не волнуйся и не бойся. Разве ж я не Мать для тебя? Не находишься ли ты под моей защитой и покровительством? Твой дядя теперь не умрет. Он только что, в этот момент обрел вновь свое здоровье. У тебя больше нет причины продолжать свой путь, ты совершенно спокойно можешь следовать за мной. Поднимись на вершину холма, собери цветы, которые там растут и принеси их мне". На вершине холма не было цветов, и Хуан Диего хорошо знал это. В середине декабря там не могло быть цветов, но, однако, достигнув вершины он нашел там кастильские розы, "их влажные розовые лепестки". Он сорвал их, укрыл своим длинным индейским плащом (tilma), чтобы защитить от ледяного ветра, и отнес их явлению. Она собрала в складки плаща цветы и привязала его концы к шее Хуана таким образом, чтобы ни одна роза не смогла упасть. Она посоветовала не показывать розы никому другому, кроме господина епископа: это будет ее знак, о котором он просил. После этого она исчезла, и Хуан Диего никогда больше ее не видел. Во дворце епископа многие прислужники насмехались над видением индейца. Они "толкали его вправо и влево" и старались вырвать у него цветы. Но когда заметили, что розы как будто растворяются, когда они хотят дотронуться до них, то очень удивились и позволили ему пройти. И Хуан снова оказался перед епископом. "Хуан Диего поднес свои руки к шее, развязал углы материи; и цветы, бывшие для него драгоценным знаком, упали на землю беспорядочной кучей. Увы! Во что превратился букет, который с такой заботой сделала Дева Мария? Но смущение Хуана за свою неловкость было ничем по сравнению с тем чувством, которое его охватило в следующее мгновенье. Епископ встал со своего стула и упал Хуану в ноги, и все, кто был в комнате, тоже последовали его примеру. Коленопреклоненный епископ стоял перед tilma Хуана. Как писал Этель Кук Элиот, "миллионы людей тоже преклонили колени перед ней", так как ее поместили на большой жертвенник в Соборе Гваделупской Божьей Матери в Мехико. Плащ сделан из двух кусков ткани, сотканных из волокон мангового дерева; сшитые вместе они составляют 70x41 дюйм. На этой неровной материи цвета неочищенного льна выступает очаровательный силуэт высотой в 56 дюймов. Окруженный золотыми лучами, он выступает из света, как из ракушки, четкий и восхитительный в каждой детали рисунка и цвета. Он нежно и очень грациозно склоняет голову вправо. Глаза опущены, но зрачки все-таки видны. Это создает сверхъестественное впечатление шарма и любви. Плащ, покрывающий голову и ниспадающий до ног, зеленый с голубым, окаймлен чистым золотом и усыпан золотыми звездами. Туника розовая и украшена кружевным рисунком из золотых цветов. Выше изображен полумесяц, а под ним появляются голова и руки херувима". В годы, следующие за этим происшествием, более 8 млн индейцев приняли христианскую веру. До наших дней около 150 человек ежедневно преклоняют колени перед плащом Хуана Диего, рисунок на ней и излучающиеся цвета остались безупречными. Дядя Хуана выздоровел. Когда он ожидал священника, настолько слабый, что даже не мог выпить лекарство, приготовленное ему племянником, он увидел, что его комната вдруг наполнилась нежным светом. Светящийся силуэт молодой женщины появился совсем рядом с ним. Она сказала ему, что он сейчас выздоровеет и рассказала о миссии Хуана Диего. И еще она ему сказала: "Зови меня и назови мое изображение Гваделупская Богоматерь". Или что-то в этом роде. По крайней мере, он понял именно так. Но было ли это желаемым значением? Следуя исследованиям Элен Беренс, Этель Кук Элиот предполагает, что индейское слово, которым воспользовалось видение, было "Teticoatlaxopeuh", которое фонетически может переводиться как "Deguatlashupee". Для испанских ушей это будет похоже на "De Guadalupe". Но видение говорило на том же индейском диалекте, что и Хуан Диего и его дядя. Оно даже было похоже на "индейскую девушку", и у него не было никаких оснований воспользоваться испанским словом, как ему это приписывают. "Teticoatlaxopeuh" означает "камень раздавленной змеи". Элен Беренс уверен, что "явление" таким способом объявляло о том, что оно вытеснило Кетуалкоатла, идолу которого в форме змеи с перьями индейцы поклонялись. Этот впечатляющий рассказ содержит восхитительный символизм. При помощи каменной змеи он не только возвращает нас к монументам майя, о которых мы говорили в начале этой книги, но также напоминает при помощи множества важных аспектов многочисленные сказки о феях: это и таинственная, нежная музыка, говорящая о приближении фей, и цветы (еще раз розы), которые растут на невозможном месте, и знак, переданный посланцу, который изменяет свой вид после его ухода, как кусочки угля, подаренные повитухам гномами и превратившиеся в золото, и многочисленные и похожие символы, которые можно найти в неисчеслимом количестве сказок, и, наконец, космический символизм - прибывающая луна под ногами Девы Марии, как в тексте откровения Иоанна Богослова: "И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на голове ее венец из 12 звезд" (Апокалипсис, 12:1). (Действительно, мы не можем помешать себе вспомнить здесь слова Хартланда в его книге "Science of Fairy Tales": "Дар неценного предмета, который превращается, если соблюдать рекомендации, в предмет самой высокой, насколько это возможно, ценности, используется в сделках фей. Это одно из самых очевидных явлений сверхчеловеческого могущества").

top