НЛО над Кремлем (1808 г.)

"Оренбургские губернские ведомости", 30.04.2002, Оренбург, n18-19, стр.11 В наше время наблюдение неопознанных летающих объектов (НЛО) переходит в разряд обыденных явлений. Средства массовой информации за последние десятилетия опубликовали тысячи свидетельств очевидцев о появлении НЛО в том или ином районе планеты, и с каждым годом их поток нарастает. Теперь, пожалуй, мало кто сомневается в их существовании, ибо это почти равносильно тому, чтобы отрицать факт существования Парижа, которого не видел своими глазами. Возникает вопрос: к какому времени относится первое в России описание загадочного небесного явления, называемого сейчас НЛО? Не будем погружаться во тьму тысячелетий. Оставим древнейшие сказания, легенды и мифы о полетах людей, вроде героя шумерского эпоса Гильгамеша, в космические выси. Речь идет о дошедшем до нас архивном документе, составленном вскоре после наблюдения НЛО. Таким документом является сохранившееся в фондах ОПИ ГИМ свидетельство о наблюдении в небе над Москвой явления, которое по своим физическим характеристикам совпадает с современными описаниями НЛО: способность перемещаться в пространстве в любом направлении, развивать огромную скорость и мгновенно останавливаться, яркая вспышка и фосфорическое сияние. Судя по рисунку, который сопровождает текст описания, остановка, вспышка и вертикальный взлет объекта произошли приблизительно над Ваганьковским холмом, или между Боровицкими воротами Кремля и домом Пашковых. Впрочем, вот полный текст этого сообщения с сохранением орфографии и пунктуации того времени: Явление видно было в Московском университете. В 1808 году в сентябре 1-го числа в 8-мъ часов и 7 минут пополудни явилось на небе ясном и усеянном звездами чрезвычайное никогда еще ни по красоте и правильности своей, ни по особенному яркому свету, ни по ужасной величине своей невиданное явление. Как мы заметили по сильному треску его на небе, то оно подымалось косно-венною дугообразною линиею на горизонте от 55-ти градусов почти до 90 градусов. Некоторое пространство пробежав, почти мгновенно остановилось в вышине летних в ясный день облаков как бы над Кремлем и представилось в виде длинной прямой пластинки цвету фосфорического сияния длиною на глазомер аршин в девять и шириною в пол-аршина. Потом на переднем его конце по его направлению, то есть на Юго-западном, вдруг запылал овальной фигуры клуб длиною аршина в два и шириною в полтора самым ярким огнем, который можно сравнить только с сиянием в оксигенном газе зажженного фосфора. Проплывши без открывающихся пламени и искр, но кругообразно в продолжении пяти секунд осветило все предметы, как в самый светлый день; потом погас пламень, яркий свет исчез, но ярко-светлая пластинка осталась и весьма плавно пошла перпендикулярно вверх, дошла до звезд и еще в них была видна длиною как бы аршина в три около двух минут, потом, не исчезая за чрезвычайною высотою, сделалось невидимою. Подлинность документа не вызывает сомнений. Это беловая рукопись на сложенном вдвое листе почтовой бумаги с водяным знаком указывает на то, что бумага изготовлена в 1805 году на калужской фабрике Афанасия Гончарова (внучка которого, Наталья Николаевна, была женой Пушкина). Текст помещается на первых двух страницах; третью занимает рисунок тушью. По своим палеографическим параметрам текст полностью соответствует нормам правописания первого десятилетия XIX века; вероятнее всего, он выполнен рукой профессионального переписчика. Что касается автора текста, то можно предположить, что это был человек образованный: об этом свидетельствуют стиль изложения, краткость и четкость формулировок, использование физических и химических терминов, а также точное, до минуты, указание на время описанного явления. Возможно, автором был один из преподавателей или студентов Московского университета, расположенного в непосредственной близости от Кремля. Во всяком случае, первая фраза данного сообщения дает основание предположить, что очевидец наблюдал загадочное явление из университета. О дате описанного явления следует заметить, что оно произошло накануне кровопролитного сражения при Оровайсе в ходе русско-шведской войны 1808-09 годов: 2 сентября 1808 года шведская армия потерпела сокрушительное поражение, потеряв более 1000 человек убитыми. А через 4 года - в 1812 году - войска Наполеона вступили в Москву, и начались пожары, уничтожившие первопрестольную. Не исключено, что данная рукопись была предназначена для публикации. Однако ни в "Московских Ведомостях", ни в других периодических изданиях за 1808 год обнаружить это сообщение не удалось. Впрочем, информацию такого рода в то время цензура вряд ли пропустила бы во-первых, она могла вызвать "возмущение умов", а во-вторых, необходимо было давать какое-то более или менее вразумительное объяснение чрезвычайному происшествию. Как бы то ни было, рукопись попала в коллекцию любопытных бумаг Петра Семеновича Полуденского, сенатора, тайного советника, почетного опекуна Московского опекунского совета. В истории русской, науки и культуры заметный след оставил его сын Михаил, основавший вместе с А.Н. Афанасьевым журнал "Библиографические Записки". Сам Полуденский в 1797 году окончил с золотой медалью Московский университет, а в 1808 году имел уже чин надворного советника и занимал должность обер-секретаря при Опекунском совете. Хранящийся ныне в ОПИ ГИМ личный архивный фонд Полуденского содержит небольшую коллекцию рукописей, по чему-либо привлекших внимание собирателя. Среди них и хранится описанный выше документ.

top