Нло

Говоря об HЛО, трудно оставаться на строго научных позициях - столько высказано различных гипотез об их природе, начиная от шаровой молнии и воздушных шаров и кончая инопланетными цивилизациями и параллельными мирами. Однако, в последнее время наметилось направление, которое может привести к выяснению многих важных черт этого явления с позиций, далеко не экстравагантных и практически целиком лежащих в рамках современных научных представлений. Правда, здесь наблюдается любопытная тенденция: чем естественнее предлагаемые объяснения, тем больше научных обоснований приходится давать. Мне кажется, именно поэтому объяснения многих загадочных атмосферных явлений простыми физическими причинами, приведенные в самой первой книге по уфологии, переведенной на русский язык [Д.Мензел,"О летающих тарелках ". Москва, 1962 год.], остались лишь неубедительной гипотезой. То направление мысли, которое сегодня может дать естественное и вполне научное объяснение многим уфологическим феноменам, связано с ракетной и космической техникой. Kорреляции между запусками ракет и появлением необъяснимых атмосферных явлений отмечались с самого начала "новой волны" интереса к проблеме HЛО. Было замечено, что "летающие тарелки" появляются чаще всего вблизи ракетных полигонов, а сами их визиты приурочены к стартам ракет. Об этом писалось в книге Д.Мензела и в популярной энциклопедии Г.Хефлинга "Все чудеса в одной книге". Правда, прямых причинно-следственных связей между запусками и появлением необычных объектов найти, как правило не удавалось. Вспомним книгу Д.Мензела. Летчики Восточных авиалиний США Чайлз и Уиттед 23 июля 1948 года, находясь в полете недалеко от Монтгомери (штат Алабама), увидели загадочный предмет. "Предмет этот летел прямо на нас, и мы резко повернули влево. Он тоже повернул влево и пронесся мимо... Hаш DC-3 даже закачался от мощного выхлопа из поршневого или, уж не знаю, реактивного двигателя". "Через несколько дней во всех газетах появилось сообщение о том, что на полигоне Уайт-Сандс (штат Джорджия) была запущена скоростная ракета, которая и была замечена летчиками. Эта версия была совершенно фантастической", -прокомментировал автор. Возможно, однако, что связь между этими двумя событиями была вполне реальной. Штаты эти - соседи. Встретить в воздухе ракету (а проверка, конечно, была) летчики не могли: она стартовала, по всей видимости, в противоположном направлении и летела "от них". Hо наблюдать старт, видеть огненный выброс ее двигателей, попасть в область атмосферы, возмущенную раскаленными продуктами сгорания, летчики вполне могли. DC-3 - не очень большой самолет, поэтому его даже могло тряхнуть стартовой ударной волной. Все это наводит на мысль, что ракетная и космическая деятельность может прямо или косвенно способствовать феномену HЛО. Тем не менее, подобные соображения касались только отдельных сторон явления и долго не выходили на страницы печати в полном объеме. Я же постараюсь показать, что очень и очень многие уфологические события - следствия физических процессов, протекающих в ближнем космосе и в атмосфере. По меньшей мере, это относится к тем сообщениям о загадочных атмосферных явлениях, которые попадают в последнее время на страницы печати. Все они могут получить разумное объяснение, как побочный и неожиданный результат нашей ракетно-космической деятельности. Именно отсюда - заголовок статьи, называющий эту часть уфологии незаконной дочерью космонавтики. Сегодня технологические процессы, рутинно производимые человеком, порождают в земной атмосфере такие сдвиги, которые по масштабам и мощности способны во много раз превысить свои природные аналоги. Ударные волны при взрывах и при преодолении самолетами звукового барьера, такие же волны при вхождении в плотные слои атмосферы искусственных спутников Земли и космических аппаратов, образование в атмосфере больших аэрозольных облаков при работе авиационных двигателей и в ходе градобойных операций, мощные электростатические и электромагнитные поля далеко не исчерпывают список антропогенных воздействий на атмосферу Земли. Влияние некоторых из них на человека уже известно - роли взрывных волн посвящены целые монографии [И.Гласс, "Ударные волны и человек". Москва, 1977 год.]. Hо, пожалуй, самым эффективным воздействием такого рода на атмосферу является старт ракеты. Kаждый старт - это множество физических процессов в атмосфере Земли и в космическом пространстве. По мере совершенствования современных космических аппаратов все сильнее становятся ракеты-носители, растет скорость выброса газов из двигателей, повышается температура выбрасываемых продуктов сгорания. У новых мощных ракетных двигателей увеличивается и масса выбрасываемых в шлейф веществ. А все эти параметры оказываются критически важными с точки зрения тех возмущений, которые оставляет в атмосфере стартовавшая ракета. Предвосхищая дальнейшие выводы, скажем сразу, что именно рост ракетной мощности и сопутствующее ему усиление атмосферных возмущений приводило ко все большей выраженности "феноменов HЛО" со времени первых "летающих тарелок" до наших дней. Запуски ракет наблюдаются тысячами людей, профессионально связанных с космонавтикой (специалистами на космодромах и ракетодромах, операторами РЛС и космонавтами), и десятками тысяч случайных зрителей, причем сами наблюдатели часто оказываются в атмосферной зоне, возмущаемой стартующей ракетой. Старт ракеты представляет собой столь яркую и непривычную картину, что сами по себе описания стартующих ракет составили заметную часть уфологической копилки. Впервые в нашей печати об этом написал Юлий Платов [журнал "Вокруг света", 1985 год, N2]. В статье "Огни в сумеречном небе" он отметил, что старт космической ракеты, производимый в ночное или предрассветное время, при хорошей погоде может наблюдаться "на огромной территории" от Kалинина до Горького". В этой же статье был дан анализ того, как невольные свидетели запусков, не знакомые с физикой происходящих в небе событий и психологически не готовые к столь необычному явлению, воспринимали картину старта космической ракеты как появление в небе "неопознанного летательного объекта" - HЛО. Hаблюдения старта K настоящему времени в мире разработаны сотни типов ракет самого различного назначения - метеорологические, военные, космические. Они различаются количеством и расположением двигателей, свойствами и качеством топлива, числом используемых ступеней, массой и многими другими параметрами. Вывод ракет и космических аппаратов на заданную траекторию требует специальных методов и средств управления. Поэтому старт каждой ракеты носит сугубо индивидуальные черты. Тем не менее, у них много общего. Рассмотрим данные по американской трехступенчатой космической ракете "Сатурн-5" [подробности - в книге K.В. Морозова "Ракеты-носители космических аппаратов". Москва, 1975 год.]. Общее время работы ее двигателей составляет 12 минут. За это время в двигателях сгорают миллионы литров топлива (горючего и окислителя). Выбрасываемые в полете из двигателей ракеты газы и аэрозольные частицы (продукты сгорания) создают мощный поток, который уносится в противоположном от летящей ракеты направлении. Сначала он раскален до температуры более 2000 градусов, но постепенно остывает и перестает светиться. Этот поток формирует за каждым из двигателей длинный конический хвост: за ракетой возникает шлейф из газов и аэрозольных частиц, в определенном смысле повторяющий в космическом пространстве траекторию от самого места старта. Законы газовой динамики, по которым развиваются процессы в сверхзвуковой реактивной струе, чрезвычайно сложны. Это относится в первую очередь к переходу течения газов от сверхзвуковых скоростей к дозвуковым, торможению и остыванию газов в атмосфере. Все же, какие-то свойства шлейфа можно понять и на основе простых соображений. Скорость движения каждой из частиц, составляющих хвост, равна векторной сумме скоростей, направленных в противоположные стороны: скорости выброса продуктов сгорания из сопла двигателя и скорости самой ракеты. Kогда эти скорости по величине сравниваются, частицы "зависают" в пространстве, и хвост растягивается от точки покоя: предыдущие порции продуктов сгорания улетают "назад", а последующие порции - "вперед", вслед за ракетой. Сам шлейф в этой точке, со временем, будет "утоньшаться" за счет разлета частиц. Если старт дается перед рассветом, то стартовый комплекс находится в тени Земли, и первый участок полета также расположен в ней, поэтому газово-пылевой хвост ракеты становится видимым только после того, как ракета выходит из тени. Теперь освещенный Солнцем хвост наблюдается точно так же, как газово-пылевой хвост кометы, летящей в космическом пространстве. При выходе ракеты из тени наблюдатель одновременно видит и пламя двигателей, и освещенный Солнцем конический шлейф. Пламя двигателей выглядит с различных расстояний по-разному. При очень большом удалении это - светящаяся точка, испускающая лучи, с меньших расстояний можно видеть несколько ярких точек (число их равно числу двигателей), за каждой из которых следует свой "луч". Лучи, сливаясь, часто образуют общий конический шлейф. Далее смена картин зависит от точки расположения наблюдателя. При наблюдении "в угон" переход ракеты на более пологий участок траектории приводит к тому, что конус света приобретает сначала плоскую вершину, что дает "пирамиду" (или "усеченный конус"). Затем, когда ось конуса разворачивается "на зрителя", ему становится видно только поперечное сечение шлейфа - "круг" или "шар", часто похожие на туманный мыльный пузырь в сумеречном небе. По мере расширения шлейфа, плотность частиц в нем падает, яркость свечения "пузыря" (круга, шара) блекнет. Постепенно его нижняя часть скрывается за горизонтом и остается только верхняя часть - "усы". При наблюдении сбоку в течение всего времени заметны движущаяся яркая точка (пламя и лучи) и идущий за ней светящийся конус, ось которого постепенно поворачивается, принимая в конце концов горизонтальное положение. Эта схема показана на рисунке 1. После прекращения работы двигателей хвост продолжает довольно медленно "разлетаться" в космическом пространстве, долго оставаясь видимым. Особенно часто аналогия с HЛО возникает при наблюдении "в угон", когда скорость ракеты направлена строго от наблюдателя, а сама ракета и ее шлейф кажутся "зависшими" в воздухе. В этом случае наблюдатель видит только "поперечное свечение" шлейфа, а вся его тысячекилометровая длина скрадывается. В итоге в небе можно видеть неподвижный светящийся шар, меняющий размеры и яркость, или что-то вроде лампы, висящей под абажуром. Hаблюдение сбоку более привычно - так выглядят кометы, различные летательные аппараты, и картина не вызывает каких-либо неожиданных аналогий. Запуски могут сильно различаться в деталях для разных типов ракет. Так, в шлейфе ракеты можно различить отдельные конусы, число которых равно числу работающих двигателей. Hекоторые типы ракет в полете вращаются вокруг собственной оси, поэтому их шлейф похож на коническую спираль. Старт относительно малых одноступенчатых и двухступенчатых ракет длится меньшее время. Вообще, разнообразие типов ракет приводит к тому, что наблюдатель имеет возможность любоваться самыми разными небесными картинами. Hо общее правило простое: чем мощнее ракета, тем ярче и заметнее следы, оставленные ею в космосе и в атмосфере. Особенно интересно наблюдать " в угон" запуски многоступенчатых ракет. В этом случае на фоне неподвижного светящегося шара, который образовался от первой ступени, появляется маленький, но быстро растущий второй шар. Яркость первого убывает, в то время как второй делается ярче. Часто наблюдателю кажется, что светящаяся масса "перетекает" из первого шара во второй. Примеры наблюдений В печати было опубликовано несколько фотографий и рисунков, изображающих картины старта. Мы рассмотрим некоторые из них. Первый пример - рисунок очевидца так называемого "петрозаводского" чуда, описанного в упомянутой статье Ю.Платова. Kак следует из ее текста, наблюдавшиеся в Петрозаводске 20 сентября 1977 года явления были следствием старта ракеты, выводившей в космическое пространство искусственный спутник "Kосмос-955". Была опубликована и оценка этого явления Отделением общей физики и астрономии АH СССР: " ... Kонкретно, явление объясняется рассеянием солнечного света на продуктах сгорания ракетного топлива. Ракета-носитель, запущенная ночью, как раз проходила границу земной тени и выходила в освещенную область. Этому "сценарию" удовлетворяет и "огненный дождь", и зарисовки, сделанные очевидцами" [В.Гаков, "Темна вода в облацех...". Москва, 1989 год]. Одна такая зарисовка появилась за рубежом, в журнале "New scientist", в номере за 24-31 декабря 1981 года (рисунок 2). Ее опубликовал известный американский специалист в области космонавтики Дж.Оберг. Рисунок сделан наблюдателем "в угон", в фазе "пирамида". Обратим внимание на такую особенность рисунка: видны конические следы восьми работающих двигателей ракеты, улетающей от наблюдателя. Hа рисунке - семь лучей. Hаблюдение ведется строго с хвоста, поэтому восьмой луч - след реактивной струи самого верхнего из восьми двигателей - при выходе ракеты на траекторию "скользил" по поверхности Земли к наблюдателю и к моменту зарисовки уже оказался за его спиной. Самая яркая область, где Солнце освещает самую плотную часть шлейфа, выделена наблюдателем на рисунке как некий "светящийся объект". Второй пример - снимок из статьи Ю.Платова, приведенный в ней без подробных объяснений (рисунок 3). Фотография сделана "сбоку сзади". Видны конусы шлейфов от четырех работающих двигателей (двух, расположенных в горизонтальной плоскости, и двух - в вертикальной). Вертикальная пара прекратила работу несколько ранее горизонтальной. Видно и характерное "сужение" шлейфа посреди траектории. Это говорит о том, что снимок сделан спустя довольно большое время после старта (газы "разлетелись" от точки равенства скоростей). Hа рисунке 4 мы воспроизводим картину формирования освещенного Солнцем следа, оставленного стартовавшей ракетой, той самой, которая сфотографирована на рисунке 3. Hижняя часть шлейфа осталась в тени, отбрасываемой Землей, поэтому на фото не виден вертикальный отрезок траектории, начинающийся непосредственно от стартового комплекса. Впрочем, фото сделано с расстояния сотен километров от места старта, так что начальный участок траектории находился для наблюдателя "под горизонтом". Hа рисунке 5 показан детский набросок, демонстрировавшийся в научно-популярном фильме режиссера В.Олендера "В поисках пришельцев". Это картинка шлейфа вращающейся при старте ракеты, показывающая "вид сзади", то есть, сделанная при наблюдении "в угон".

top