ГЛАВА 12. Сияй, сияй, огненный шарик

Начиная с мая и заканчивая декабрем 1949 года ФБР получало очень мало сведений о "действиях" НЛО. Была получена копия наблюдения НЛО летчиком ВМФ и пара отчетов от гражданских свидетелей. В течение того же периода, согласно заголовочному списку программы "Голубая книга", находящемуся в Национальном архиве, программа "Зависть" получила около двухсот пятидесяти отчетов, два из которых будут рассмотрены ниже. Один из отчетов, полученных ФБР, публикуется здесь впервые; он иллюстрирует класс неопознанных объектов, которые за несколько лет встречались бесчисленное количество раз, но которые получили очень небольшую огласку в прессе из-за своих маленьких размеров. Имя свидетеля было вычеркнуто из документа ФБР, когда он стал доступен широкой общественности. Он написал следующее: Сегодня после полудня случилось нечто, о чем, после некоторых раздумий, я решил сообщить. Я определенно не хочу, чтобы "происшествие" получило огласку, потому что мне не нужна связанная с ним популярность. Если вы решите, что случай не имеет интереса для ФБР, прошу вас не обращать внимания на данную корреспонденцию. Сегодня после полудня я летел из Кларк-Филда в Паркерсбург, штат Западная Вирджиния, и примерно в шести с половиной километрах к юго-западу от Паркерсбурга внезапно заметил ярко-желтый объект, летящий прямо на меня. Он летел с такой скоростью, добавленной к моим ста шестидесяти км в час, что я испугался. Объект прошел мимо примерно через две секунды, но прошел метрах в тридцати под моим самолетом и метрах в пятнадцати справа. Благодаря темно-зеленому фону леса внизу, я мог очень ясно разглядеть объект и дать, я думаю, очень точное описание. Цвет: яркий канареечно-желтый; длина: от 40 до 45 см. Диаметр: около 10 см в самой толстой части. Он напоминал ракету, в действительности, у него были та же форма и пропорции, что и у фюзеляжа военного "Локхида Х-90". Без крыльев, но сзади, на 1/3 ракеты вертикальные и горизонтальные стабилизаторы. Никаких видимых двигателей и его следов, таких как пропеллер, инверсионный след, дым или выхлоп. Носовая часть ракеты была очень острой с игольчатым носом. Игла выглядела пятнадцати сантиметров длиной и была размером с грифельный карандаш. Кормовая часть затупленная, как у реактивного самолета. Кажется, ракета теряла импульс и высоту, когда проходила мимо, или была запущена с большей высоты, чем та, на которой летел я. Это случилось в 14:45 25 сентября 1949 года. Я летел на высоте около тысячи ста метров над уровнем моря по курсу шестьдесят градусов (восток-северо-восток), а ракета двигалась почти на запад по курсу двести сорок градусов. Видимость была отличной - пятьдесят км. В письме также описывался тип самолета, на котором летел свидетель ("Люкомб" - 8А, NC - 1440К), и точное место наблюдения. ФБР перепечатало письмо и направило его начальнику Управления специальных расследований генеральной инспекции ВВС в Пентагоне. Однако оно не появилось в файле отчетов, собранных программой "Зависть". Тем временем, на стратегических объектах разведка армии и ВВС продолжали регистрировать наблюдения НЛО. ATIC/программа "Зависть" не расследовали их и, несмотря на запрос армии, так и не послали группу подготовленных наблюдателей в Кемп-Худ. Более того, новый начальник разведки ATIC, полковник Харольд Уотсон, который был назначен на эту должность в июле 1949 года, скептически относился к гипотезе существования НЛО. Под его руководством ATIC анализировал только предыдущие наблюдения. В его задачу входило найти оправдание отчету проекта "Тарелка". Эти усилия принесли плоды в декабре 1949 года, когда был опубликован первый обстоятельный отчет ВВС. Поскольку ATIC/программа "Зависть" не участвовали в армейских "экспериментах" по наблюдениям, ни один представитель ATIC не присутствовал, чтобы засвидетельствовать успех военных ночью 4, б, 7, 8 и 23 мая. Сотрудники "Зависти" также не участвовали в триангуляции (нахождении местоположения) НЛО! Это случилось ночью 6 июня, когда наблюдатели в двух местах Кемп-Худа увидели зависший оранжевый огонь. Они определили, что он находится примерно в пяти километрах от одного и в семи километрах от другого наблюдательного поста и на высоте около полутора километров. Размеры, вычисленные на основании расстояния и угловых размерах объекта составляли от десяти до двадцати метров. После зависания он начал двигаться в горизонтальном направлении, а затем разлетелся на маленькие кусочки. Он был виден примерно три минуты. Через несколько месяцев сотрудники "Зависти" в попытке объяснять все, идентифицировали это как "аэростат". Доктор Ла Пас продолжал следить за наблюдениями огненных шаров. 17 августа 1949 года он написал еще один отчет подполковнику Ризу. Он очень подробно описал попытки обнаружить в атмосфере медную пыль после двух наблюдений зеленых огненных шаров. Он указал, что такая пыль действительно была обнаружена, но не было решающих доказательств, что она земного происхождения. Доктор Ла Пас подчеркнул, что нужны более тщательные измерения, потому что, если будет доказано, что зеленые огненные шары являются порождением медной пыли, тогда это будет серьезным подтверждающим доказательством, что они не метеоры. Он также подвел итог результатам наблюдений в июне, июле и начале августа и написал, что в большинстве отчетов огненные шары описывались как падающие вертикально вниз, а не двигающиеся горизонтально, как в предыдущие месяцы. Доктор указал, что абсолютно вертикальное падение является таким же необычным, как и движение по абсолютно горизонтальной траектории. Он также предложил сделать достоянием гласности особый интерес института метеористики в получении отчетов о всех необычных небесных явлениях с целью сбора данных. Армия и ВВС пытались держать наблюдения в районе Нью-Мексико под секретом, но новости все-таки просочились в прессу. 30 августа "ЛосАнджелес таймс" опубликовала статью о летающих тарелках на полигоне Уайт-Сэндз, где испытывались новые ракеты. В ней говорилось, что техники полигона во время работы видели странные объекты, летающие над землей. В одном случае объект двигался рядом с ракетой. В статье даже приводились выводы наблюдения Чарльза Мура (см. главу 9). Появление подобной публикации в "Тайме" вынудило армейскую разведку, отвечавшую за безопасность Уайт-Сэндз, заняться поисками источника утечки информации. Им оказался флотский специалист по ракетам, командор Роберт Маклолин. И хотя армейского капитана Эдварда Детчменди, офицера по связи с общественностью армии, очень рассердила утечка, командора Маклолина не наказали за содеянное, а примерно через шесть месяцев он написал об этих случаях статью в журнал! В начале сентября 1949 года новое открытие, казалось, подтвердило предположение, что огненные шары и летающие тарелки являются советскими ракетами с атомными двигателями. Специально оборудованный самолет, летевший над северной частью Тихого океана, обнаружил радиоактивное облако. В течение нескольких следующих дней за облаком следили и анализировали его. Вывод: у русских появились атомные бомбы! Никто не знал, насколько совершенными были у них средства доставки. Могли ли они в действительности летать с атомной бомбой на борту над Юго-Западом Соединенных Штатов? Через месяц предположение, что летающие тарелки используют ядерное топливо, получило развитие благодаря наблюдениям возле горы Паломар. В течение октября над обсерваторией, где отдел военноморских исследований разместил станцию слежения за космическими лучами со счетчиками Гейгера и самописцами, видели быстро пролетающие объекты. 14 октября в 1:14 ночи сотрудник обсерватории видел пролетевшие объекты числом около двадцати. Они были серебристого цвета, без крыльев или стабилизаторов, летели на высоте примерно полтора километра, насколько можно было судить, и издавали странный звук. Через несколько часов техник станции, проверяя счетчики Гейгера, обнаружил, что во время наблюдения перо самописца, казалось, взбесилось. 17 октября в 7:20 утра сотрудник обсерватории Паломар проверял счетчики Гейгера и увидел промелькнувшую черную точку под облачным покровом, находившимся на высоте два километра. В это же время перо самописца просто зашкалило. Немедленно информировали ВМФ и ВВС. Третье появление на горе Паломар одного быстро летящего объекта, произошедшее 21 октября, не повлияло на счетчики Гейгера. Разгорелся спор, не было ли сбоя в электроаппаратуре во время наблюдений 14 и 17 октября. Специалисты, разрабатывавшие аппаратуру, были уверены, что причиной высоких показателей приборов не был сбой. ВМФ проявили интерес к этим наблюдениям и провели эксперимент, при котором над горой Паломар пролетал самолет с тем, чтобы выяснить, влияет ли прохождение обычных летательных аппаратов на счетчики Гейгера. Как и ожидалось, никакого эффекта обычные самолеты не произвели. Теперь еще больше людей стало верить в летающие тарелки с ядерными двигателями. Через несколько месяцев аппаратуру размонтировали для детальной проверки. Выяснилось, что отошел один предохранительный зажим. Когда прибор встряхивали, перо самописца начинало хаотически двигаться. Специалисты не смогли определить, были ли аномальные показания приборов связаны с наблюдениями НЛО. Продолжающиеся наблюдения необычных явлений в небе Нью-Мексико стали темой объединенного совещания по разведке 14 октября в Национальной лаборатории в Лос-Аламосе. Вначале это совещание планировали провести в сентябре, как говорил в своем июльском письме генералу Кебеллу доктор Каплан (см. главу 11). Совещание было созвано по просьбе доктора Норриса Бредбери, директора лаборатории. Месяцем ранее Каплан встретился с сотрудниками отдела геофизических наук Центра ВВС по исследованиям и развитию и убедил их в серьезности вопроса. С их помощью ему удалось коечто сделать. За месяц до совещания, 14 сентября, от лица генерала Хойта Ванденберга (человек, который годом ранее отверг "Оценку"!) отдел геофизических наук приказал новому командующему АМС, генерал-лейтенанту Бенджамину Чайлдло, начать расследование необычных явлений. Расследование должно было проводиться в исследовательской лаборатории ВВС в Кембридже (AFCRL), Бостон. Более того, AFCRL приказали послать своего представителя на совещание в Лос-Аламос. Некоторые из присутствующих ученых были знаменитостями в сообществе военных: доктор Эдвард Теллер, "отец" водородной бомбы (вспомним, что он был участником первой конференции по зеленым огненным шарам в феврале 1949 года); Станислав Улам (работавший с Теллером над водородной бомбой) и астрофизик Георгий Гамов (известный своей теорией "Большого взрыва" и нуклеосинтезом элементов). Также присутствовали доктор Ла Пас (который к этому времени проанализировал десятки наблюдений зеленых огненных шаров), доктор Бредбери и два физика из Лос-Аламоса. Разведывательное сообщество было представлено подполковником Дойлем Ризом и капитаном Мелвином Нифом из 17-го районного управления специальных расследований ВВС, майором Л. С. Хиллом из Четвертой армии, майором Фредериком Одером, директором отдела геофизических исследований ВВС (представитель Кембриджа), майором К. Колстером из проекта спецвооружений ВВС (база Сандия), Сиднеем Ньюбергером, начальником службы безопасности Лос-Аламоса, и естественно, вездесущим ФБР, представленным старшим агентом в Альбукерке (Фил Клэридж) и старшим агентом в Лос-Аламосе (Джерри Максвелл). Доктор Каплан хотел, чтобы Ла Пас обрисовал этим людям проблему огненных шаров, чтобы заручиться их поддержкой в организации исследовательского проекта. Как всегда на закрытых совещаниях, были зачитаны инструкции по секретности, было указано, что тема имеет гриф "Секретно" и кодовое имя "Зависть" несмотря на то, что сотрудники программы отсутствовали (вспомним, что исследовательская работа "Зависти" закончилась несколькими месяцами раньше). Затем доктор Ла Пас сделал обзор предыдущих наблюдений в районах Сандия - Лос-Аламос и зачитал основные элементы своего выступления на февральской конференции. В его выступлении как бы противопоставлялись друг другу две возможности - естественные причины и явления, произведенные человеком. Ученые не отвергли "человеческую версию" доктора Ла Паса, но они отвергли теорию доктора Каплана о полярных сияниях по причинам, которые сам Каплан перечислял в письме генералу Кебеллу: полярные сияния не локализуются, они обычно видны гораздо севернее и не движутся по горизонтальной траектории. Хотя доктору Каплану не удалось убедить присутствующих в том, что огненные шары были новой формой полярных сияний, он добился успеха, получив поддержку своих коллег в организации сбора точных сведений о подобных явлениях. Совещание рекомендовало "как можно скорее разрабатывать программу исследовании с целью фотографического, звукового и математического наблюдения за НЛО на постоянной основе". Наконец-то, после десяти месяцев не прекращающихся наблюдений зеленых огненных шаров, некоторые выдающиеся персоны запросили расследования. Доктор фон Карман попросил доктора Каплана сделать специальный отчет об огненных шарах на совещании Научного совета ВВС (AFSAB) 3 ноября 1949 года. На этом совещании доктор Каплан представил краткую историю наблюдений огненных шаров и подвел итоги аналитической работы доктора Ла Паса. Он настаивал на том, что это реальные объекты, а не метеоры, ошибочно принятые за огни, и не психические отклонения. Далее он сказал, что написал отчет об огненных шарах и отослал его генералу Кебеллу. Тот, в свою очередь, отослал его в директорат по геофизике Кембриджской исследовательской лаборатории ВВС, где "организуется специальная программа по получению фотографий и данных спектрального анализа". На этом совещании Каплан не говорил о своей теории полярных сияний. Вместо этого он просто сказал, что считает огненные шары новой формой естественного явления. 7 ноября майор Одер, директор Кембриджской лаборатории, написал свой отчет о совещании в Лос-Аламосе командующему АМС. Ниже приводится сокращенная версия доклада (обратите внимание: начальником штаба ВВС был генерал Ванденберг). В соответствии с инструкциями в закрытом письме начальника штаба ВВС командующему АМС, тема "Феномен огней". ... нижеподписавшийся участвовал в совещании в Лос-Аламосе по теме явлений (!), наблюдаемых в северной части штата Нью-Мексико. Явления имеют внешний вид зеленых огненных шаров, и тот факт, что они наблюдались (насколько можно установить) только в северной части Нью-Мексико и только с 1947 года, вызвал крайнее опасение в службах безопасности этого района. Учитывая, что явления наблюдались подготовленными наблюдателями, вряд ли/можно сомневаться в том, что они в действительности что-то видели. Первая часть совещания была посвящена подведению итогов всей собранной и должным образом организованной информации по зеленым огненным шарам... Вторая часть представляла собой дискуссию присутствующих ученых по различным возможным объяснениям и гипотезам относительно данных явлений. Согласия достигнуто не было. Вывод присутствующих был следующим: настоящая информация по явлениям недостаточно качественна и объективна для какого-либо успешного рассмотрения ее учеными. Считается важным установить инструментальное наблюдение (особенно фотографическое, триангуляционное и спектрографическое). Доктор Джозеф Каплан (рекомендует на следующем собрании Научного совета), чтобы ВВС поддержали расследование на должном уровне с помощью директората по геофизическим исследованиям Кембриджской исследовательской лаборатории, АМС. Мы полагаем, что Кембриджская лаборатория способна обеспечить требуемое исследование... при условии, что будут выделены необходимые фонды, оборудование и допуск персоналу. Поскольку явления по своей природе кажутся атмосферными, такое решение рассматривается как справедливое. (Замечание: к тому времени, как майор Одер сел писать этот доклад, доктор Каплан уже представил свой отчет по зеленым огненным шарам Научному совету). Совместные действия доктора Каплана и майора Одера оказались успешными. 9 декабря заместитель генерал-лейтенанта Чайлдло написал письмо с рекомендацией начать постоянные исследования по программе геофизических исследований ВВС и попросил Совет по исследованиям и разработкам утвердить необходимый бюджет. 20 декабря 1949 года полковник Бенджамин Холцмен из Отдела исследований и развития генерал-майора Дональда Путта (который был также военным директором AFSAB) написал письмо с согласием, в котором указывал, что "до утверждения Советом по исследованиям и развитию... вам необходимо подготовить проект плана и бюджет". Все работало в пользу первого инструментального исследования неопознанных атмосферных явлений. К сожалению, процесс шел медленно, возникла проблема с финансированием. Тем не менее, судя по письму генералу Путту от мая 1950 года, АМС утверждало, что готово "начать работу на ограниченной основе, используя личный состав и оборудование, полученное на авиабазе Холломан". В письме особо упоминается использование "фототеодолитов "Аскания" для получения данных по траекториям полетов и фотографических отчетов", а также спектрографических камер и радиочастотных анализаторов. Это было начало новой программы исследований НЛО с восхитительным названием "Сияние". Именно тогда один из этих фототеодолитов "Аскания" получил доказательство существования летающих тарелок, и тогда же этим доказательством пренебрегли или изъяли.

top