ГЛАВА 15. Сияй, сияй, аппаратик

Нe получено никакой информации. Доктор Л. Элтерман. ...Наблюдалось несколько объектов. Из отчета доктору Мирарчи. Усилия доктора Каплана и майора Одера организовать исследовательский проект по огненным шарам принесли плоды весной 1950 года. Был заключен полугодовой контракт на двадцать тысяч долларов с фирмой "Лэнд-Эйр", которая использовала фототеодолиты на полигоне Уайт-Сэндз. "Лэнд-Эйр" обязывалась установить круглосуточное наблюдение в том месте в штате Нью-Мексико, которое укажут ВВС, а операторы фототеодолитов в УайтСэндз должны будут снимать любой необычный пролетающий мимо объект. Исследования начались 24 марта 1950 года. К этому времени, согласно каталогу, составленному подполковником Ризом из 17-го районного управления спецрасследовпний на авиабазе Киркленд, на Юго-Западе США, накопилось большое количество наблюдений НЛО, многие из которых происходили вокруг авиабазы Холломан. В каталоге за 1949 год имеются следующие данные по Нью-Мексико: в районе базы Сандия (Альбукерке) - семнадцать наблюдений, в основном во второй половине года; в районе Лос-Аламоса - двадцать шесть наблюдений, равномерно распределенных по всему году; в районе Вон - ни одного; в районе авиабазы Холломан/Аламогордо/Уайт-Сэндз - двенадцать; другие районы юго-западного Нью-Мексико - двадцать; всего - семьдесят пять. В тех же районах за первые три месяца 1950 года было: Сандия - шесть (все в феврале); Лос-Аламос - семь; Вон - одно; авиабаза Холломан/Аламогордо/Уайт-Сэндз - шесть; другие районы - шесть; всего - двадцать шесть. Ученые были уверены, что им удастся "поймать" огненный шар или летающую тарелку. 21 февраля на авиабазе Холломан был установлен наблюдательный пост с фототеодолитом, телескопом и фотокамерой, на котором круглосуточно дежурили два человека. Месяц работы не дал никаких результатов. С 1 апреля ученые вновь установили круглосуточный пост, который должен был работать уже в течение полугода, с кинотеодолитами (теодолиты с кинокамерами). Личный состав под командованием начальства Холломана должен был работать со спектрографами и радиочастотными приемниками. Так началась программа "Сияние", вселявшая большие надежды на раскрытие тайны огненных шаров и летающих тарелок. Через полтора года, в ноябре 1951, доктор Луис Элтерман, руководитель программы "Сияние", работавший в лаборатории атмосферной физики отдела геофизических исследований Кембриджской исследовательской лаборатории ВВС, написал отчетный доклад. Согласно ему, программа "Сияние" завершилась полным провалом: "не получено никакой информации". Он рекомендовал закрыть программу. Его рекомендации были приняты. Но был ли это провал? Действительно ли не было получено никакой информации? Вспомним донесение ФБР, представленное в предыдущей главе, где утверждается, что 24 мая 1950 года сотрудники "Лэнд-Эйр" видели от восьми до десяти объектов. Разве это не информация? Рассмотрим более подробно работу программы "Сияние". Согласно доктору Элтерману, до начала работы программы пришло ненормально большое число отчетов из Вона, поэтому решили установить пост там. Почему выбрали именно это место, остается для меня загадкой. Оно находится в двухстах километрах от Лос-Аламоса, в ста пятидесяти от Сандии и в двухстах пятидесяти от Аламогордо/Холломан. Выше я привел статистику наблюдений для отдельных районов Нью-Мексико, выделив Вон. Обратите внимание, что там произошло только одно наблюдение в течение предыдущего года. Так зачем зря использовать пост в Воне? Не лучше ли было установить его в Лос-Аламосе или Уайт-Сэндз? Неужели они считали, что смогут провести триангуляцию на очень большом расстоянии от поста на авиабазе Холломан? Или они на самом деле пытались избежать наблюдений? На эти вопросы мы так и не найдем ответов. Как бы то ни было, это была ошибка. После запуска программы "Сияние" частота наблюдений НЛО стремительно упала. Список "Голубой книги" показывает одно наблюдение в апреле, одно в мае и одно в августе в районе Холломана. В других районах число наблюдений летающих тарелок также уменьшилось. За период с 1 апреля по 1 октября (первый контракт "Лэнд-Эйр") во всем штате Нью-Мексико было всего восемь наблюдений по сравнению с тридцатью за предыдущие шесть месяцев. Это неожиданное уменьшение числа наблюдений НЛО отражено в окончательном докладе программы "Сияние". Однако более знаменательно то, что не отражено в докладе, то, что игнорировалось или умышленно скрывалось: программа "Сияние" была успешной. Чтобы читатель понял, где автор доклада был нечестным, приводим часть его дословно. Комментируя "первый период исследований, с 1 апреля по 15 сентября 1950 года", доктор Элтерман писал: 27 апреля и 24 мая было сделано несколько фотоснимков, но не одновременно обеими камерами, в результате не было получено никакой информации. 30 августа 1950 года во время запуска ракеты "Белл Эйркрафт" несколькими лицами наблюдались воздушные явления над военно-воздушной базой Холломан, но сотрудники "Лэнд-Эйр" извещены не были, поэтому не было получено никаких результатов. 31 августа 1950 года явления снова наблюдались после запуска V-2. Хотя было потрачено много пленки, точной триангуляции проведено не было, поэтому опять информация не была получена. В течение второго периода исследований, с 1 октября 1950 года по 31 марта 1951 года, не было ни одного наблюдения НЛО, создавалось впечатление будто загадочный феномен, реагируя на установку круглосуточного поста, переместился в другие места. Происходили постоянные наблюдения в других частях страны и даже несколько в штате Нью-Мексико, но ни одного поблизости от авиабазы Холломан. Отсутствие наблюдений НЛО стало достаточным поводом, чтобы не продлевать контракт с фирмой "Лэнд-Эйр". После его завершения разгорелись споры, что делать с полученными данными и стоит ли продолжать наблюдения, но уже с меньшими усилиями. Элтерман в ноябре 1951 года рекомендовал "прекратить дальнейшие траты" времени и усилий. Так и было сделано. Но что насчет данных об НЛО, собранных на авиабазе Холломан в апреле и мае 1950 года? Согласно Элтерману, не было получено никакой информации. Правдив ли он, делая такое заявление? Нет! Информация была получена от подготовленных людей, одновременно наблюдавших неопознанные летающие объекты с нескольких точек. Информация была получена в результате съемок объектов с помощью кинотеодолитов с телескопами. Кроме того, после проведения "точной триангуляции" были также получены научные данные, только Элтерман об этом умалчивает. Далее в докладе Элтерман говорит о серьезных недостатках программы "Сияние". Ученые, безусловно, знали, что понадобится анализ фильма, но, согласно Элтерману, в контракте не предусматривались фонды для анализа фильма. После спора с Уорреном Коттом, который возглавлял операцию "Лэнд-Эйр", Элтерман оценил в тридцать человеко-дней анализ фильма и исследование временной корреляции, которая "убедила бы, что данные записи не содержат важного материала". Он сказал, что "в контракте не предусмотрены условия" для подобного анализа. Это утверждение читаешь с изумлением. Организуется инструментальный фотографический поиск неизвестных объектов, и в то же время не выделяются фонды для анализа фильма, если его посчастливится снять. Что же это за научная программа? Им нужен был успех или им нужен был провал? Более того, само по себе заявление Элтермана, что должна проводиться временная корреляция, чтобы убедиться, что записи не содержат никакого важного материала, звучит так, словно он уже давно пришел к заключению, что в фильме нет достойных внимания доказательств. Разве это похоже на беспристрастное исследование? Ближе к концу своего доклада Элтерман подкрепляет свое утверждение об отсутствии информации, предлагая объяснения различным наблюдениям. "Многие наблюдения относятся к естественным явлениям, например, полетам птиц, планетам, метеорам и, возможно, облачности". Обычный читатель заключительного доклада программы "Сияние" принял бы мнение доктора Элтермана за окончательное решение вопроса. Только проницательный человек понял бы, что доктор Элтерман не предоставил ни одного убедительного доказательства своему заявлению. Доктор Энтони Мирарчи был не простым ученым. Да, он был скептиком, но он также скептически относился и к несерьезным объяснениям. В 1950 году он был начальником отделения состава воздуха в отделе геофизических исследований Кембриджской лаборатории. Программа "Сияние" начиналась как программа доктора Мирарчи. Однако в октябре 1950 года он уволился из лаборатории и не принимал участия в написании заключительного отчета. Доктор Мирарчи мог вообще не видеть этого документа. В конце мая 1950 года он побывал на авиабазе Холломан и затребовал краткие отчеты по наблюдениям НЛО 27 апреля и 24 мая, о которых упомянул Элтерман (см. выше). К счастью, "для истины", этот краткий отчет сохранился в микрофильмах Национального архива, где и был найден в конце 1970-х годов через много лет после того, как доклад программы "Сияние" возымел свое разоблачающее действие в отношении наблюдений зеленых огненных шаров. Как увидит читатель, этот документ опровергает Элтермана. 1. По запросу доктора Э. О. Мирарчи во время недавнего посещения этой базы предоставляется следующая информация. 2. 27 апреля и 24 мал в дневные часы на данной станции сделаны наблюдения воздушных феноменов. Наблюдения произведены сотрудниками компании "Лэнд-Эйр" во время обычного слежения с помощью фототеодолитов "Аскания". Указывается, что наблюдалось несколько объектов; одновременно было видно до восьми. Свидетели являются профессиональными наблюдателями, поэтому я бы оценил их надежность как высшую. В обоих случаях были сделаны снимки "Асканиями". 3. Подразделение обработки данных авиабазы Холломан анализировало фотоснимки от 27 апреля и составило отчет, который я прилагаю к снимкам для вашего сведения. Мы полагали, что по фотографиям от 24 мая можно было произвести триангуляцию, так как они сделаны с двух станций. Снимки быстро проявили и исследовали. Однако оказалось, что наблюдения были сделаны по двум разным объектам, и триангуляция не проводилась. Отчет подразделения обработки данных авиабазы и снимки наблюдений НЛО прилагаются. 4. В настоящее время сведений больше не имеется. Авторы приведенного отчета неизвестны (подписи отсутствуют). В отчете подразделения обработки данных говорится следующее: Объекты, наблюдавшиеся вслед за испытанием МХ776А 27 апреля 1950 года. Лейтенант (имя вычеркнуто цензурой) EHOSIR 15 мая 1950 года. 1. Согласно разговору между полковником Бейнсом и капитаном Брайантом, следующая информация передана непосредственно лейтенанту Альберту. 2. Снимок со станции Р10 был проанализирован, результатом стали углы азимута и места по четырем объектам. Кроме того, был определен размер изображения на снимке. 3. Исходя из этой информации, учитывая единственный угол азимута, полученный станцией М7, были сделаны следующие выводы: а. объекты находились на высоте примерно 46 000 метров; б. объекты находились над территорией Холломана, между базой и пиком Тулароса; в. размер объектов - приблизительно 10 метров в диаметре; г. объекты передвигались на не определенной, но высокой скорости. (подпись) Уилбур Л. Митчелл, математик. Подразделение обработки данных. Вот так. Четыре неопознанных объекта - НЛО - летали на высоте сорок шесть тысяч метров вблизи полигона Уайт-Сэндз. Каждый был размером примерно десять метров. Это наблюдение было похоже на наблюдение Чарльза Мура. Могли ли Митчелл и операторы "Аскании" сделать ошибку? Вряд ли. Их работой было слежение за быстро движущимися объектами и определение траекторий этих объектов. Как указал автор вышеприведенного отчета: "Свидетели являются профессиональными наблюдателями, поэтому я бы оценил их надежность как высшую". Весной 1950 года люди еще не создали ни одного летательного аппарата, который бы мог летать на высоте сорока шести тысяч метров. Чем же они тогда были? Чьи они были? Сравните вышеприведенный отчет с первым абзацем заявления Элтермана, где он говорит, что "одновременного наблюдения обеими камерами сделано не было, поэтому не получено никакой информации". Похоже, что он получил сведения по этим наблюдениям НЛО из отчета доктора Мирарчи. И все же он даже не намекает на существование важнейшего результата программы "Сияние": 27 апреля триангуляция дала информацию по высоте и размерам объектов. Мог ли он не знать об отчете подразделения обработки данных? Или он знал и намеренно игнорировал или скрыл эти сведения? Раппелт в "Отчете по неопознанным летающим объектам" описывает события 27 апреля более подробно. Группа обслуживания кинотеодолитов проследила за запуском управляемой ракеты и стала разряжать камеры, когда кто-то заметил двигающиеся в небе объекты. По телефону были преду преждены другие наблюдательные посты. К сожалению, были разряжены все камеры, кроме одной, и НЛО улетели не отснятыми на пленку. Согласно Раппелту, "на фотографиях одной станции виден лишь смазанный темный объект". Почти весь фильм доказал, что в небе что-то было, и это что-то двигалось. Очевидно, что Раппелт не знал о произведенной триангуляции. Он также рассказывает о событиях 24 мая и о срыве триангуляции по причине того, что две камеры снимали два разных объекта. Раппелт пишет, что в феврале 1951 года, когда он впервые узнал об этих наблюдениях, "отчеты в АМС не содержали анализа этих снимков, но там упоминалось подразделение обработки данных в Уайт-Сэндз. Поэтому, когда я возглавил расследование НЛО, то обращался в разные инстанции, разыскивая этот фильм и отчеты". К сожалению, поиски не принесли успеха, хотя через одного "майора, который очень старался помочь", Раппелт связался с двумя людьми, анализировавшими фильм 24 мая или 31 августа либо оба фильма (см. вышеприведенное утверждение Элтермана о наблюдении 31 августа). Раппелт пишет следующее: Рассказ (майора) оказался тем, что я ожидал - ничего конкретного, кроме того, что объекты были неизвестными. Он сказал, что, учитывая фактор коррекции в данных, собранных обеими камерами, они смогли дать приблизительную оценку скорости, высоты и размеров объектов. НЛО "летели выше двенадцати тысяч метров со скоростью более трех тысяч двухсот километров в час и были более девяноста метров в диаметре". Майор предупредил меня, что эти цифры были всего лишь оценкой, основанной на возможно ошибочном факторе коррекции. Тем самым они не доказывали ничего, кроме того, что в небе что-то было. Раппелт явно недооценивал важность этого наблюдения, предполагая, что фильм ничего не доказывает. Что из того, если размеры, расстояние и скорость были ошибочными - в небе что-то было, очевидно, большое, быстрое и необычное, иначе операторы не стали бы снимать это! Поскольку Раппелт явно не знал о триангуляции, проведенной 27 апреля, возникает вопрос, не пытался ли он тоже принизить значение этого фильма, утверждая, что он "ничего не доказывал"? В конце отчета доктора Мирарчи имеется список прилагаемых документов, показывающий, что ему были посланы два отчета (отчет по данным N 1 и отчет по данным N 2) и три фильма (Р-10 и Р-8 за май и Р-10 за 27 апреля), а также карта района Холломана, наверное, указывающая местонахождение камер. Есть записка от руки - "Фильм хранится в Кембриджской исследовательской лаборатории ВВС" - и несколько неразборчивых фраз. Последние попытки обнаружить фильм окончились неудачей. Кстати, заголовочный список программы "Голубая книга" говорит, что все четыре наблюдения, упоминаемые Элтерманом, содержат "недостаточно информации" для оценки. В конце 1950 года количество наблюдений в Нью-Мексико упало почти до нуля и оставалось на этом уровне в 1951 году. В течение этого года было около десяти наблюдений, и все они случились вдали от авиабазы Холломан. Самое важное из них произошло 16 января в Артезии, тогда программа "Сияние" еще действовала, но сотрудники в наблюдении не участвовали. Ранним утром два инженера ВМФ запустили гигантский аэростат "Скайхук". К концу дня это вызвало волну наблюдений над западным Техасом. Но самое важное произошло утром, когда аэростат еще находился в районе аэропорта Артезия. Около 9:30 утра инженеры следили за аэростатом, диаметром тридцать пять метров, находящимся к этому времени на максимальной высоте тридцать пять тысяч метров и дрейфовавшим в восточном направлении со скоростью восемь км в час. Они заметили еще один круглый объект, который появился в чистом небе недалеко от аэростата и, как казалось, над ним. Этот неопознанный объект был тускло-белого цвета и значительно больше аэростата по размерам. Он исчез вдалеке. Инженеры проехали несколько километров на запад, в аэропорт Артезии, чтобы наблюдать за аэростатом с другого места. И опять, наблюдая за аэростатом, находившимся высоко над ними, они увидели на очень большой высоте два тускло-серых объекта, прилетевших с северо-востока в направлении аэростата, сделавших вокруг него разворот по дуге примерно в триста градусов и улетевших в северном направлении. На этот раз свидетелями появления НЛО также были менеджер аэропорта и еще несколько человек. Объекты, казалось, были того же размера по отношению к аэростату, как и объект, виденный ранее. Их разделяло расстояние приблизительно в семь раз большее, чем их собственный диаметр и при резком развороте вокруг аэростата они, похоже, накренились и не были видны, пока не выправили полет. Объекты двигались на высокой скорости и после того, как обогнули аэростат, через несколько секунд исчезли вдалеке. В заголовочном списке "Голубой книги" это наблюдение описано, как не имеющее достаточной информации, очевидно, потому что в программе "Зависть" о нем узнали лишь год спустя (январь 1952) и поэтому не провели расследование. (Программа "Сияние" продолжалась, но ее сотрудники нe были свидетелями этого наблюдения, поэтому оно не упоминается в их отчете). Хотя доктор Мирарчи уволился в октябре 1950 года и не участвовал в написании заключительного отчета программы "Сияние", которая была завершена более года спустя, его вовлеченность в наблюдения зеленых огненных шаров и летающих тарелок не прекратилась. Через четыре месяца доктор публично вернулся к "активной деятельности", и она чуть не принесла ему серьезные неприятности три года спустя. В середине февраля 1951 года журнал "Тайм" опубликовал статью, в которой фигурировал хорошо известный ученый, доктор Урнер Лиддел из Национальной исследовательской лаборатории, расположенной в окрестностях Вашингтона, округ Колумбия. В статье доктор Лиддел утверждал, что изучил более двух тысяч отчетов о наблюдениях НЛО, и, по его мнению, единственными надежными случаями были наблюдения, когда за летающие тарелки ошибочно принимались аэростаты "Скайхук"; эти факты держались в секрете вооруженными силами. Доктор Лиддел явно не знал о нескольких случаях наблюдения, где свидетелями были ученые. Возможно, доктор Мирарчи посчитал своим долгом разоблачить эти утверждения, поэтому через две недели он ответил Лидделу публично. Согласно сообщению "Юнайтед Пресс" от 26 февраля 1951 года, Мирарчи сказал, что после изучения трехсот отчетов о летающих тарелках пришел к выводу, что это были русские ракеты, фотографировавшие американские испытательные полигоны атомных бомб. В статье "Юнайтед Пресс" говорится, что сорокалетний ученый, который "больше года проводил совершенно секретные исследования странных явлений, сказал, что работал с аэростатами, и они не оставляют реактивный след". Кроме того, аэростаты не видны ночью. Он объяснил, "как ученые обнаружили частицы пыли, содержащей медь, которой неоткуда было взяться, кроме как из двигательных установок летающих тарелок" (это - ссылка на попытки доктора Ла Паса взять пробы воздуха после появления зеленых огненных шаров, чтобы посмотреть, имеются ли в них частицы меди или ее сплавов. Такие сплавы при сгорании или нагревании дают характерный зеленый цвет, поэтому Ла Пас предположил, что зеленый цвет можно объяснить сгоранием сплавов меди, связанных с огненными шарами. В одном случае такие частицы удалось обнаружить, хотя доктор Ла Пас не был полностью убежден, что их источником являлся огненный шар). Мирарчи далее рассказал, что "летающие тарелки, или огненные шары", как он их называет, регулярно появлялись около Лос-Аламоса, пока он не установил систему фототеодолитов для измерения их скорости, размеров и расстояния до них... но огненные шары таинственным образом исчезли, прежде чем фототеодолиты могли начать работу. Доктор Мирарчи пришел к заключению, что шпионы предупредили базу летающих тарелок. Он ссылается на два наблюдения НЛО, для которых имелись фотографические доказательства: один снимок круглого светящегося объекта и фильм, на котором в течение полутора минут "показан стремительно проносящийся по небу объект". Он знал, продолжал Мирарчи, что в некоторых случаях за летающие тарелки ошибочно принимались аэростаты, но "существовало слишком много доказательств в пользу летающих тарелок, чтобы утверждать, будто все они аэростаты". "Я проводил основные исследования. Правительство должно доверять мне и моему источнику информации". Он сказал, что "ему не понятно, как ВМФ (т. е. доктор Лиддел) могут говорить об отсутствии конкретных доказательств существования данных явлений". Мирарчи закончил обвинением правительства в том, что оно совершает "самоубийство секретностью", не признавая, что летающие тарелки существуют и, возможно, являются ракетами из России. Сильные слова! Настолько сильные, что более чем через два года Мирарчи чуть не попал из-за них в крупную неприятность. Согласно документу ВВС, рассекреченному в 1991 году, в 1953 во время шпиономании и "охоты на ведьм" (супруги Розенберг, передавшие секрет атомной бомбы, были казнены в 1953 году) ФБР запросило ВВС, стоит ли расследовать дело Мирарчи по разглашению секретных материалов. Подполковник Фредерик Одер, благодаря которому была защищена программа "Сияние" (см. главу 12), ответил, что, поскольку Мирарчи передал прессе сведения с грифами "Для служебного пользования" и "Секретно", это "могло бы причинить серьезный вред внутренней безопасности страны... если бы попало в недружественные руки... как с точки зрения престижа нашего правительства, так и с точки зрения разглашения наших интересов в отношении определенных закрытых разработок". Бригадный генерал У. М. Гарланд, командовавший в 1953 году АМС, решил не преследовать Мирарчи, так как, по его мнению, информация была не настолько важной. Более того, этот факт, что летающие тарелки являются ракетами, как утверждалось в газетной публикации, "был опровергнут или, в крайнем случае, представляет собой всего лишь личное мнение". Другими словами, он считал, что зеленые огненные шары, или летающие тарелки, не являются русскими ракетами, хотя он этого и не отрицал. Возможно, генерал Гарланд отвел беду от доктора Мирарчи, потому что помнил, что в декабре 1951 года, через месяц после написания заключительного отчета программы "Сияние", вышла рекомендация рассекретить его. Однако в файлах АМС он не смог найти никаких материалов по рассекречиванию. Несомненно, ему не было известно о рекомендациях против рассекречивания, содержавшихся в февральском, 1952 года, письме руководству разведки от руководства исследований и разработок, в котором говорилось следующее: Секретариат Научного совета предложил, чтобы данная программа не была рассекречена по различным причинам, основные из которых заключаются в том, что (программа "Сияние) не дала научных объяснений ни одному "огненному шару" и другим явлениям, а также в том, что некоторые известные ученые относят наблюдаемые явления к проявлениям человеческой деятельности. Другое письмо, на этот раз от Командования разведки ВВС Директорату исследований и разработок от 11 марта 1952 года, добавляет еще одну причину сокрытия информации от общественности. Мы полагаем, что предоставление общественности информации в ее настоящем состоянии вызовет неуместные предположения и даст повод для необоснованного страха среди населения, такого, какой вызвали предыдущие публикации отчетов по неопознанным летающим объектам. Это - результат рассекречивания материалов, не имеющих действительного решения. Другими словами, разведка ВВС сознавала, что общественность не устраивают предоставленные ей объяснения и хочет правдивых ответов. Поэтому если военные и научные эксперты не могут дать правдивых ответов, то лучше молчать. Через год после ответа Мирарчи Лидделу журнал "Лайф" опубликовал статью о летающих тарелках (см. главу 19). В этой статье авторы описывают некоторые наблюдения НЛО, которые послужили толчком к созданию программы "Сияние". В ответ редакция получила сотни писем, в одном из которых, от капитана Даниэля Макгаверна, говорилось: "Я был очень тесно связан с программами "Сияние" и "Зависть" в Аламогордо, штат Нью-Мексико, где был начальником фотографического обслуживания на авиабазе Холломан. Я сам видел некоторые из этих объектов и подтверждаю, что они именно такие, как вы описываете ("Лайф", 28 апреля, 1952 год). За годы, прошедшие после закрытия программы "Сияние", зеленые огненные шары, или нечто подобное им, иногда появлялись в различных местах, но такого обилия их, как на Юго-Западе США в 1949 - 1950 годах больше не было. Никто в то время не смог разгадать их тайну. Не знаем ее до сих пор и мы.

top