ГЛАВА 17. Общая тревога: летающие тарелки

Один из наиболее важных документов о секретной деятельности ВВС в раннее годы был написан в ноябре 1950 года. Он не имеет отношения к ФБР, но важен, потому что укреплял предположение, что правительство скрывало полученные убедительные доказательства существования внеземных феноменов. Из предыдущих глав должно быть ясно, что ВВС лукавили, скрывая свой интерес к проблеме НЛО. Время от времени их представитель говорил ФБР или общественности, что наблюдения НЛО ничего собой не представляют и расследования не проводятся. В других случаях их представитель говорил ФБР, но не общественности, что расследования ведутся, потому что наблюдения НЛО около стратегических объектов и военных баз достаточно важны и требуют постоянного внимания. В течение этого времени, согласно специальному отчету N 14 программы "Голубая книга", написанному в 1953 году, примерно двадцать процентов наблюдений были неопознаны. (Естественно, ВВС никому об этом не сообщали). Существовало только три группы явлений, которые могли бы объяснить неидентифицированные наблюдения (естественные причины отвергаются): внеземные летательные аппараты, сделанные человеком ракеты (советские) и "массовая истерия". В ATIC отвергли возможность внеземных космических кораблей, несмотря на веские доказательства их существования, потому что считали, что "внеземное" - это неподходящее объяснение. В ATIC не верили, что советские ракеты являются причиной необъясненных явлений. Оставалась лишь "массовая истерия", вызванная международной напряженностью того времени. Этот вывод приводился в майском документе ATIC в 1950 году в ответ на публичное заявление капитана Рикенбакена (см. главу 14). С другой стороны, объяснение "массовая истерия" тоже не особо подходило, потому что получалось, что военные летчики и пилоты гражданских авиалиний находились в состоянии "истерии", когда докладывали о неопознанных летающих объектах. Отрицание теории массовой истерии отбрасывало поиск объяснений к первым двум группам или предлагало четвертую возможность: неопознанные наблюдения можно было объяснить, если бы было больше информации. Принятие ее было эквивалентно признанию, что эти двадцать процентов тоже можно объяснить, но не нужно было указывать, как именно это можно сделать. ФБР узнало об этом "не объяснении", а также об объяснении "ракеты, сделанные человеком" от младшего начальства в Пентагоне (от полковника и ниже). Но на уровне грифа "Совершенно секретно" и "Особый доступ" история выглядела совершенно по-другому. На сцену выходит некий Уиберт Б. Смит, ученый, работающий в Канадском управлении транспорта, инженер-электрик с ученой степенью. Он установил в Канаде сеть станций для измерения изменений в ионосфере, которые сказываются на передаче радиоволн на большие расстояния. Когда Смит впервые услышал о летающих тарелках, появлявшихся в Канаде, как и в Соединенных Штатах и во множестве других стран, у него возникла идея, что эти летательные аппараты используют в качестве движущей силы магнитное поле Земли. К осени 1950 года он пришел к заключению, что летающие тарелки были, вероятно, небольшими космическими кораблями, прилетавшими на нашу планету с большой "материнской базы", вращающейся на орбите на далеком расстоянии от Земли. Смит выполнял закрытые работы для Канадского управления транспорта и имел допуск к материалам с грифом "Совершенно секретно". В сентябре, прочитав книги Дональда Кихоу и Фрэнка Скалли, он участвовал в конференции по электронике, состоявшейся в Вашингтоне. Согласно его собственным записям, во время визита в Вашингтон через канадское посольство он познакомился с американским специалистом по управлению ракетами, доктором Робертом Сарбахером. Смиту хотелось узнать, какие шаги предпринимали Соединенные Штаты в связи с загадкой летающих тарелок. Во время Второй мировой войны доктор Сарбахер занимался военными исследованиями, ко к 1950 году уже не работал на правительство. Но как человек, все еще имеющий доступ к засекреченным материалам, он был бесплатным консультантом у исследователей на авиабазе Райт-Паттерсон, которые кое-что рассказывали о ходе исследований по летающим тарелкам. В рукописных заметках, датированных 15 сентября 1950 года, Смит пишет, что доктор Сарбахер сказал ему, что: а) летающие тарелки существуют, и факты о крушениях, изложенные в книге Скалли, по существу, правильные (об этом подробнее шла речь в главе 16. - прим. ред.). б) они имеют внеземное происхождение; в) тема летающих тарелок имеет гриф секретности выше, чем водородная бомба, которая в то время откровенно признавалась самым секретным проектом. Через два месяца, 21 ноября, Смит направил в Канадское управление транспорта совершенно секретный меморандум, в котором предложил провести исследования по получению энергии от магнитного поля Земли, а также делал предположения, что "наша работа в области геомагнетизма может связать нашу технологию с технологией, используемой летающими тарелками". Смит подводит итоги разговору с Сарбахером следующим образом: 1) вопрос имеет более высокий гриф секретности, чем водородная бомба; 2) летающие тарелки существуют; 3) их принцип действия не известен, но небольшая группа, "возглавляемая доктором Ванневаром Бушем", пытается определить, как они работают; 4) тема летающих тарелок считается очень важной. Учитывая, что эта информация Смита обнаружена в бывших совершенно секретных документах, рассекреченных канадским правительством в конце 70-х годов, к ней нужно относиться серьезно. Несколько уфологов разговаривали с доктором Сарбахером в начале 80-х годов. Я был одним из этих уфологов. Он сказал мне, что, хотя сам никогда не видел НЛО, знал нескольких инженеров, работавших в 40-х годах на авиабазе Райт, которые сообщили ему, что обломки летающих тарелок и тела инопланетян существуют! Более того, он сообщил мне, что эти существа были небольшими, их строение напоминало анатомию насекомых. Он сказал, что не знает, почему в 80-х годах тема остается засекреченной. Доктор также вспомнил, что над проблемой летающих тарелок работали доктор Ванневар Буш, доктор Джон фон Нойман и доктор Роберт Оппенгеймер. Эти люди были, конечно, лучшими учеными своего времени, а Буш был "лучшим из лучших" в том, что касалось политических связей. Он организовал практически все американские военные исследовательские программы, проводившиеся во время Второй мировой войны. Согласно Смиту и Сарбахеру, на совершенно секретном уровне летающие тарелки считались очень важным вопросом. Приведенный ниже телетайп, обнаруженный в документах ФБР, показывает уровень значимости, которую разведывательное сообщество придавало некоторым наблюдениям. Вспомним, что 5 декабря Гувер отослал телетайпное сообщение, в котором приказывал старшему агенту в Ноксвилле расследовать "глушение радара" в Ок-Ридж (см. предыдущую главу). Через три дня штаб ФБР получил следующее донесение от старшего агента в Ричмонде, штат Вирджиния: Срочно. 8 декабря. Тема: летающие тарелки. Военная разведка в Ричмонде совершенно конфиденциально сообщила данному подразделению, что они приведены в полную готовность в отношении любых сведений, касающихся летающих тарелок. Контрразведка утверждает, что не удалось получить источник инструкций от разведки ВВС, которой не известны причины местной тревоги, но любую информацию о летающих тарелках необходимо немедленно сообщить по телефону в разведку ВВС. Контрразведка сообщает, что эти сведения строго конфиденциальны и не должны разглашаться (!). Как странно, что военная контрразведка приведена в полную готовность относительно любой информации об объектах/явлениях/летательных аппаратах, которые, как утверждал ATIC, можно объяснить и которые не представляли никакой угрозы Соединенным Штатам! Может быть, контрразведке больше нечего было делать, кроме как гоняться за призраками и прочими нематериальными явлениями, которые не имеют значения для национальной обороны? Конечно, нет! Это телетайпное сообщение доказывает, что разведка ВВС в Пентагоне, объявившая полную готовность, считала проблему летающих тарелок важной - очень важной - вопреки официальной позиции ATIC. Разведка действовала правильно, потому что летающие тарелки и другие необъяснимые явления бесчисленное количество раз были замечены около стратегических объектов. Этот телетайп также показывает, что AFI проявляла свой интерес в режиме секретности. Объявление полной готовности было строго конфиденциальным и не для разглашения. Создается впечатление, что, просто сообщив ФБР о тревоге, местный офицер контрразведки нарушил правила секретности. Следующим доказательством уровня секретности является тот факт, что разведка ВВС не информировала офицера контрразведки о причинах тревоги, их не знал даже местный офицер AFI. Очевидно, что причины тревоги были известны только высшему военному командованию (Чтобы выполнять свою работу, местным офицерам, также имевшим допуск "совершенно секретно", не нужно было знать, зачем штабу AFI понадобилась та или иная информация. Им только нужно было знать, что она понадобилась). Это телетайпное послание ставит, по крайней мере, два связанных между собой вопроса: почему объявили немедленную полную готовность и почему именно 8 декабря? В настоящее время ни на один из этих вопросов нельзя ответить определенно, так как соответствующие документы контрразведки и разведки ВВС просто не были найдены. Однако я предполагаю, что тревога была связана с возможным крушением летающей тарелки к югу от границы Техас - Мексика приблизительно б декабря. Может также существовать связь со странным инцидентом, который чуть не привел к введению чрезвычайного положения по всей стране. Первое предположение основано на показаниях отставного полковника ВВС, который сказал, что радар засек летающую тарелку и вел ее до границы с Техасом, где она разбилась чуть южнее мексиканской границы. Естественно, об этом ничего не говорится в документах "Голубой книги", точно так же, как о розуэллском крушении 1947 года. Однако в файлах "Голубой книги" зафиксированы два наблюдения: одно на авиабазе Уэстовер в Массачусетсе, другое в Форт-Майерс, штат Флорида. Второй случай не идентифицирован. История со странным инцидентом, из-за которого Вооруженные силы США б декабря были переведены в состояние повышенной боевой готовности, полностью не известна, но доступная информация достаточно интригующа. Читая приведенное ниже, имейте в виду, что политическая ситуация в мире была намного напряженнее, чем в наши дни. Россия и Китай становились сильными противниками с объявленной ими целью сбросить капиталистические демократии. Война в Корее рассматривалась как первое настоящее вооруженное соперничество между коммунизмом и капитализмом, и она не была успешной для США и Южной Кореи. Правительство США беспокоили возможные ответные шаги Китая на попытки ООН сохранить независимость Южной Кореи. Беспокойство усилилось после того, как в сентябре генерал Макартур высадился в Инчоне и вытеснил северокорейскую армию назад, к 38-й параллели (по международным соглашениям, нынешняя северная граница Южной Кореи). В октябре и ноябре войска ООН под командованием Макартура вторглись в Северную Корею, чтобы уничтожить ее армию. Наконец, 25 ноября китайцы контратаковали ооновцев войсками, численностью двести тысяч штыков, на следующий месяц количество их солдат удвоилось. Силы ООН, численностью в половину китайской армии, опять оказались на грани полного поражения. В Соединенных Штатах это вызывало состояние, близкое к панике. Президент Трумэн беспокоился о возможности расширения войны и перерастании ее в Третью мировую, что означало бы обмен ядерными ударами. Объединенный комитет начальников штабов (высшее командование всех родов вооруженных сил) послал предупреждение командующим войсками США по всему миру о вероятности мировой войны. Именно в это тревожное время радары засекли большую группу "неопознанных самолетов", приближавшихся с севера! Существует три опубликованные версии того, что произошло утром 6 декабря. Первая версия высказана в опубликованной автобиографии государственного секретаря Дина Ачесона "Присутствовал при создании" (У. У. Нортон, Нью-Йорк, 1969, с. 479-480). Вторая рассматривается в сборнике "Уайз Мен" Уолтера Айзексона и Ивана Томаса, - она основана на интервью с Ачесоном (Саймон и Шустер, Нью-Йорк, 1986, с. 544-545). Третья опубликована в книге: "Мемуары Гарри С. Трумэна. Годы испытаний и надежд. 1946-1952" (Даблдей, Нью-Йорк, 1956, с. 405). Взглянем сначала на автобиографию госсекретаря Ачесона, где найдем следующее: ...вскоре после моего прибытия в (Государственный) департамент позвонил заместитель министра обороны Ловетт и сообщил последние сведения, а также инструкции президента. Наша радарная система раннего предупреждения засекла формации неопознанных объектов, предположительно самолетов, направлявшихся на юго-восток курсом, который привел бы их в Вашингтон через два-три часа. По тревоге были подняты перехватчики и ПВО. Мне следовало информировать об этом премьер-министра Великобритании (Клемента Эттли). Телефоны Пентагона будут отключены для всех переговоров, кроме срочных военных, и он не сможет поговорить со мной снова. Прежде чем повесить трубку, я спросил, верит ли он, что обнаруженные объекты - русские бомбардировщики. Он ответил нет. Позвонив Оливеру Фрэнксу, я повторил сообщение. Фрэнкс спросил, отложил ли президент встречу с Эттли, намеченную на одиннадцать тридцать, я ответил, что не отложил. Мы договорились встретиться там. Прежде чем закончить разговор, он поинтересовался, зачем я передал ему сообщение. Я ответил, что просто предупредил и дал возможность помолиться. Когда мы закончили, в комнату ворвался один из наших высших чиновников. Я не знаю, как до него дошли слухи, вероятно, из Пентагона. Он хотел позвонить жене, чтобы она уезжала из города, и перенести важные документы в подвал. Я отказал ему и в том, и в другом и предоставил ему выбор: либо он дает слово чести никому не упоминать об этом, либо будет подвергнут задержанию в целях безопасности. Он благоразумно остыл и дал слово молчать. Когда мы приехали в Белый дом, Ловетт сказал, что неопознанные объекты исчезли, и предположил, что это перелетали гуси. Читая следующие версии случившегося, нужно иметь в виду несколько важных факторов. Ачесон сказал, что "радары раннего обнаружения в Канаде" засекли "формации" (множественное число) "неопознанных объектов, предположительно самолетов", которые летели на юго-восток курсом, который через два-три часа привел бы их к Вашингтону. Оценивая приблизительную самую высокую скорость советских бомбардировщиков в пятьсот км в час, это означает, что они находились на расстоянии в тысячу-тысячу с половиной километров от Вашингтона. Ачесон заканчивает свою историю сообщением, что, когда он прибыл в Белый дом, то есть, около 11:30, заместитель министра обороны Ловетт сказал, что думал, что это были гуси. Следующая версия случившегося, изложенная в сборнике "Уайз Мен", основана на интервью с Ачесоном. На секунду утром 6 декабря ему показалось, что его кошмары (мировой войны) сбываются. В 10:30 утра Боб Ловетт позвонил ему из Пентагона и лаконично информировал своим резким голосом: "Когда мы закончим разговаривать, вы до меня не дозвонитесь. Все входящие звонки отключаются. Скоро будет объявлено чрезвычайное положение по всей стране. Нас информировали, что в настоящий момент над Аляской пролетает строй русских самолетов, направляющихся на юго-восток. Президент хочет, чтобы вы сообщили британскому послу Эттли, что он должен принять соответствующие меры для своей безопасности, все, которые сочтет нужными. Я передал свое сообщение и заканчиваю разговор". "Подождите минутку, Боб, вы верите этому?" - удалось вставить Ачесону. "Нет", - ответил Ловзтт и повесил трубку. Ачесон сндел в своем кабинете и ждал. В воздух поднялись Военно-воздушные силы. В кабинет ворвался один из высших чиновников и попросил разрешения позвонить жене, чтобы она уехала из города, а также спросил, нужно ли начать переносить документы в подвал. Ачесон постарался успокоить его. Через несколько минут спокойным голосом перезвонил Ловетт. "Радарные отметки не были советскими бомбардировщиками. Они были стаями гусей". Согласно этой версии, тревога длилась очень недолго, всего несколько минут. Однако, соединив вместе информацию из последней версии о начале тревоги, 10:30 утра, с информацией из автобиографии Ачесона об ее отмене (после того, как он прибыл в Белый дом около 11:30 утра) мы обнаружим, что тревога длилась примерно час. Объекты засекли над Аляской, приблизительно в пяти тысячах километрах от Вашингтона. Если это правда, то самолетам понадобилось бы гораздо больше десяти часов, чтобы долететь до столицы. Президент Трумэн писал об этом случае следующее: Незадолго до утренней встречи из Пентагона позвонил заместитель министра обороны Ловетт и доложил, что на некоторых радарных экранах оборонной системы на дальнем севере появились крупные формации приближающихся неопознанных самолетов. На разведку были посланы истребители, по тревоге были подняты воздушные части Новой Англии. Но примерно через час - во время встречи с (Клементом) Эттли - Ловетт сообщил, что доклад был ошибкой. Какие-то необычные возмущения в арктической атмосфере отклонили лучи радаров. Версия президента Трумэна предполагает, что объекты были обнаружены к северу от Восточной части США, а не над Аляской. Тот факт, что в воздух были подняты истребители, означает, что тревога была серьезно воспринята Континентальным воздушным командованием. Объяснение Трумэна отличается от объяснения Ачесона. Здесь мы узнаем, что отметки на экранах радаров были вызваны атмосферными возмущениями. Неопубликованную версию этого события можно найти в официальном стенографическом отчете встречи Трумэна с Эттли, который сохранился в библиотеке Трумэна. В этот момент (встречи) в комнату вошел мистер Коннелли и передал президенту донесение заместителя министра обороны Ловетта. Мистер Ловетт сообщал, что "тревога", о которой президенту доложили часом ранее, когда думали, что к северо-восточному побережью Соединенных Штатов приближается большое количество неопознанных самолетов, оказалась ложной и связана с ошибочным истолкованием состояния атмосферы. Президент информировал премьер-министра, что доклад о самолетах оказался ошибкой. Премьер-министр высказал облегчение и удовлетворение. Эта версия, основанная на записях, сделанных во время встречи, а не на воспоминаниях после многих лет, говорит, что неопознанные объекты приближались к северо-восточному побережью США. Она явно противоречит утверждению Ачесона, что их засекли над Аляской - если, конечно, там не было двух групп объектов. Более того, в этой версии говорится, что Ловетт был источником объяснения "атмосферных эффектов", упомянутых -президентом. Но Ловетт также объяснял ошибку радаров "гусями", как писал Ачесон. Так какое же объяснение правильное? Или неправильны оба? Сообщение "Интернейшнл ньюс сервис" дает еще одно объяснение. Вашингтон, округ Колумбия, 6 декабря 1950 года (INS). Сегодня в столице предупреждение о грозящем воздушном налете оказалось ложной тревогой. Радары не подали тревоги, но функционеров, отвечающих за гражданскую оборону Вашингтона, подняли по тревоге, сообщив, что в полдень у побережья штата Мэн обнаружен неопознанный самолет. Позже представитель ВВС сообщил, что был послан перехватчик и что объект вскоре был опознан как американский самолет С-47, который приближался к континенту со стороны Гуз-Бей, Лабрадор. Говорят, что предупреждение оказалось полезным для оценки работы систем гражданской обороны. Официальные лица гражданской обороны отказались комментировать инцидент. Это сообщение, основанное, предположительно, на заявлении ВВС, говорит, что радарная цель была одна от единственного самолета, приближающегося со стороны Гуз-Бей, Лабрадор. В нем ничего не сказано об Аляске. Похоже, что этот воображаемый воздушный налет имел последствия на Аляске. В выпуске в Анкоридже, штат Аляска, "Нью-Йорк таймс" опубликовала 7 декабря статью, в которой говорится следующее: Сегодня вечером все военнослужащие были подняты по тревоге, но официальные лица ВВС заявили, что приказ был чисто "превентивной мерой". Военная полиция собирала солдат, а кинотеатры и радиостанции передали специальное объявление, что военнослужащие должны вернуться к месту службы. Через несколько часов на улицах Анкориджа не было ни одного военного. Официальные лица на авиабазе Элмендорф заявили, что боевая готовность для военнослужащих действовала с начала войны в Корее, но добавили, что в последние дни ВВС усилили бдительность. Дальнейшее свидетельство официального страхаутверждение "Вашингтон пост" от 10 декабря, что "президент Трумэн серьезно рассматривает введение чрезвычайного положения по всей стране, что может привести к всеобщей мобилизации". Стаи гусей? Влияние арктической атмосферы? Единственный самолет С-47? Или что-то еще? До 1987 года ВВС не рассекречивали информацию об этом событии, а рассекреченные сведения оказались весьма скудными. 6 декабря полковник ВВС Чарльз Уинкл, исполнительный помощник Директората планирования, написал меморандум об этом инциденте для министра обороны, Джорджа Маршалла. Он подтверждает поднятую тревогу. Тема: Воздушная тревога - 10:30 6 декабря 1950 года. 1. Оперативный дежурный ПВО Континентального воздушного командования (ConAC) уведомил командный пост штаба ВВС США, что в 10:30 к северо-восточному району США приближалось некоторое количество неопознанных самолетов, и нет причин рассчитывать на их дружественные намерения. 2. В 10:40 эта информация была уточнена. Радарным контактом было установлено, что в полете находилось около 40 самолетов на высоте 10000 метров, двигающихся курсом 200 градусов поблизости от Лаймстоун, штат Мэн. 3. В действие немедленно вступил план чрезвычайной тревоги. 4. В известность была поставлена администрация президента. Бригадный генерал Лэндри перезвонил и заявил, что президент поставлен в известность и что: а. Вся информация по этому вопросу должна быть составлена ВВС; б. Администрация президента не будет давать никакой информации; в. Содержание пунктов а) и б) должно быть передано министру обороны. 5. В 11:04 оперативный дежурный ПВО сообщил, что первоначальные отметки радаров исчезли, и, кажется, что обнаруженный борт является дружественным, как было определено вначале. 6. СопАС немедленно выслал перехватчики на место первоначального контакта. Техническая информация в этом документе скудная, но есть подробности, которые ставят под сомнение все предыдущие объяснения. Сопоставляя информации разных источников, я предполагаю, что эти объекты были обнаружены подлетающими со стороны Гуз-Бей, Лабрадор. (Он находится в восьмистах км к северо-северо-востоку от Лаймстоуна, штат Мэн). Расстояние должно было быть в границах трехсоткилометрового предела радарной станции в Мэне. Операторы радара вели объекты в течение десяти минут и определили, что они направляются на юго-юго-запад курсом двести градусов. Это привело бы их к восточным районам США. На экране радара они должны были казаться достаточно твердыми и прочными, движущимися целями. Если их обнаружили в трехстах км от Лаймстоуна, а через десять минут они были поблизости от него, значит, их скорость составляла около двух тысяч км в час, а если объекты были обнаружены в ста пятидесяти километрах от города, то скорость была около тысячи км в час. Даже такая скорость была слишком высокой для советских бомбардировщиков тех дней (с предельной скоростью пятьсот км в час). Утверждение, что "нет причин рассчитывать на их дружественные намерения" означает, что в Континентальном воздушном командовании не смогли идентифицировать самолеты согласно полетным планам и не смогли связаться с ними по радио. Через десять минут после первоначального обнаружения операторы радара определили, что объектов было сорок и что летели они на высоте десять тысяч метров. Радарные отметки явно были настолько четкими, что операторы были уверены, что это твердые цели, предположительно, самолеты, двигающиеся на большой высоте. Это решительно отличается от того, что они определили бы, засеки радар относительно медленно летящих гусей, атмосферные явления или единственный С-47. Гуси, С-47 и атмосферные явления не летают на скорости тысяча километров в час. Согласно документу Уинкла, радарные отметки исчезли в 11:04 утра или около двадцати минут после того, как объекты находились около Лаймстоуна. Если объекты продолжали двигаться курсом двести градусов с той же скоростью - например, тысяча км в час - они вышли бы из зоны обнаружения радарной станции в Лаймстоуне, что объясняет исчезновение отметок. Самая странная фраза в меморандуме - "кажется, что обнаруженный борт является дружественным, как было определено вначале". Что означает "кажется"? Разве они не знали наверняка? Разве не вели "дружественные самолеты", пока не удостоверились в том, что они дружественные? Неужели мы поверим, что они подняли в воздух перехватчики по тревоге и при этом, не смогли с уверенностью идентифицировать самолеты? Можно ожидать, что, если сорок дружественных самолетов приближались к границе США, кто-нибудь да знал об этом. Существуют полетные планы. По крайней мере, самолеты ответили бы, когда с ними неоднократно пытались связаться по радио. Или полетный план, или радиоидентификация были бы переданы местному командованию ВВС, и оно не стало бы зря поднимать в воздух истребители. Если это были дружественные самолеты, почему заместитель министра обороны Роберт Ловетт сказал Дину Ачесону, что ошибку вызвали стаи гусей над Аляской? Почему заместитель министра Ловетт сказал президенту, что ошибку радара вызвали арктические атмосферные условия? Почему ВВС сообщили прессе, что тревога была поднята из-за единственного С-47? Предположительно, эти объяснения придумало высшее военное командование после того, как люди, непосредственно участвовавшие в обнаружении целей и перехвате, рассказали ему все подробности. Смутила ли высшее командование первоначальная ошибка нераспознания "дружественного борта", боялось ли оно признаться в этом? (Я в этом сомневаюсь). Или военное руководство сказало заместителю министра и президенту, чем в действительности являлись эти цели, а они по какой-то причине много лет спустя не могли открыть истинную природу объектов? Должны существовать другие документы ВВС, еще нерассекреченные, которые прояснят ситуацию б декабря. Однако, основываясь на доступной в этом документе информации и учитывая, что всего два дня спустя контрразведка была приведена в полную готовность в отношений информации о летающих тарелках, я предлагаю другое объяснение. Радарные цели были НЛО. Одним зловещим последствием этого события могло стать то, что мы (или Советский Союз) могли ошибиться в определении групп летающих тарелок и, считая, что начался воздушный налет, поднять в воздух самолеты, несущие атомные заряды, тем самым случайно начав войну! Подозреваю, что такая возможность была предусмотрена высшими правительственными чиновниками. Ошибки ВВС в немедленной идентификации неизвестных летающих объектов, уже в других инцидентах, сыграли важную роль во вмешательстве Центрального разведывательного управления в наблюдения НЛО полтора года спустя.

top