ГЛАВА 5. Программа "Знак" и внеземные корабли

В течение большей части 1948 года "Х-файлы" ФБР, в основном, дремали и проснулись только в январе 1949. "Х-файлы" ВВС, напротив, активно заполнялись новыми секретными документами. Хотя ФБР практически устранилось от расследований, важно знать, что в действительности происходило в 1948 году с расследованием в ВВС, поскольку в дальнейшем это в достаточной степени определило, какие документы были переданы из ВВС в ФБР в последующие годы. Как уже указывалось, в ВВС существовали две разведывательные группы, занимавшиеся анализом наблюдений летающих тарелок. Одна, разведка ВВС, имела штаб в Пентагоне. Она собирала информацию, относящуюся к развитию самолетостроения в иностранных государствах для анализа ее собственными специалистами. Она также посылала копии документов в Командование материальной части, где их независимо друг от друга анализировали специалисты подразделений Т-2 и Т-3. Судя по имеющимся отчетам, специалисты разведки ВВС делились на две "фракции": одни верили, что свидетели видели нечто существующее, материальное, а вторые считали, что наблюдения были ошибочными и ничего не означают (в конце концов, "прямых доказательств" не было). Материалы разведки ВВС не были переданы Национальному архиву в 1975 году, - их рассекретили намного позже, и некоторые публикуются здесь впервые. Другая разведывательная группа называлась Т-2, или "Отдел анализа". Она входила в Командование материальной части на авиабазе Райт. В 1948 году Т-2 стала Отделом технической разведки, а затем - Центром воздушно-технической разведки (ATIC) (ATIC - от Air Technical Intelligence Center. - Прим. ред.), а авиабаза Райт была переименована в авиабазу ВВС Райт-Паттерсон, но по привычке ее еще много лет называли авиабазой Райт. Программа "Знак" и ее преемники, программы "Зависть" и "Голубая книга", разрабатывались в ATIC. "Знак" и "Зависть" финансировались скудно, личный состав приходилось "занимать" на стороне, отрывая от других разведывательных операций. Такой низкий уровень поддержки ограничивал их деятельность - сбор данных и время анализа, но никак не сказывался на энтузиазме людей. Как уже говорилось, некоторые исследователи из программы "Знак" уже несколько лет работали над летательными аппаратами, подобными летающим тарелкам. Их также привлекали к анализу и дальнейшей разработке немецких конструкций типа "летающее крыло". (Вероятно, эти исследователи более серьезно воспринимали наблюдения, потому что знали, что самолеты, напоминавшие по форме НЛО, могли летать). Документы AMC/ATIC и многие отчеты из управления специальных расследований ВВС (сотрудники этого управления расспрашивали очевидцев наблюдений НЛО) были переданы в Национальный архив в 1975 году. Факт: в бывшем совершенно секретном исследовании, написанном месяцев через девять после начала работы программы "Знак", но не рассекреченном до 1985 года, аналитики разведки ВВС подтвердили сделанное осенью 1947 года заключение, что летающие тарелки были реальными объектами. Еще важнее тот факт, что, согласно книге капитана Эдварда Раппелта "Отчет о неопознанных летающих объектах", летом 1948 года исследователи Центра воздушно-технической разведки и программы "Знак" пытались убедить начальника штаба ВВС, генерала Хойта Ванденберга, что летающие тарелки были межпланетными кораблями! Но как же так? Разве наблюдения НЛО - это не плоды воображения, ошибки или мошенничество? Именно это ВВС говорили общественности, именно в это верили скептики, пресса и большинство людей. Однако разведка ВВС и ЦВТР в 1948 году полагали обратное, и вот по какой причине: имелись десятки надежных свидетелей, в том числе военных, и их наблюдения невозможно было объяснить. Многие из этих наблюдений были получены по официальным каналам, в частности благодаря Основным элементам информации. Информация поступала в ВВС, ВМФ и армейские части, которые в 1948 году были дислоцированы по всему миру. В начале 1948 года генерал-майор Чарльз П. Кебелл заменил генерал-майора Макдональда на посту начальника Управления воздушных разведывательных операций. 27 февраля 1948 года через месяц после официального открытия программы "Знак", подполковник Гарретт от лица генерала Кебелла написал директиву, содержащую особые инструкции для отчетов по наблюдению за летающими тарелками. Директива начиналась так: 1. Политика ВВС заключается не в игнорировании феномена НЛО и атмосферных явлений, а в понимании того, что частью работы является сбор, сопоставление, оценка, и в адекватных действиях по информации такого характера. 2. Для реализации этой политики Командованию материальной части было поручено собирать, сопоставлять, оценивать и рассылать заинтересованным государственным и деловым структурам всю информацию, касающуюся наблюдений НЛО и атмосферных явлений, которые могут считаться угрозой национальной безопасности. В отличие от рассмотренных выше Основных элементов информации со списком разведывательных характеристик, согласно инструкциям, приложенным к данной директиве, необходимо было докладывать о месте, времени, погодных условиях, имени и месте работы свидетеля, имеющихся фотографиях, количестве наблюдавшихся объектов, их цвете, форме, скорости, звуке, высоте, изменении направления движения и т. д. Другими словами, директива требовала специфической информации, свойственной только визуальным наблюдениям объектов в атмосфере. Такой тип сведений использовался аналитиками разведки ВВС и Центра воздушно-технической разведки для определения активности летающих тарелок по всему миру. В директиве указывалось, что для экономии времени отчет должен высылаться непосредственно в специальный отдел (Командование материальной части, разведка, аналитический отдел, подразделение специальных проектов - 3), а не в разведку ВВС в Пентагоне. Из перечисленных выше структур копии отчетов передавались в Пентагон. Решение генерала Кебелла ускорить процесс означало, что теперь разведка ВВС должна была полагаться на отчеты и анализ АМС. Это позволяло последнему эффективно контролировать, что именно получала разведка. (Два с половиной года спустя генерал Кебелл обнаружит, что его нововведение негативно повлияло на собственные расследования разведки ВВС. Он обнаружит, что скептически настроенные аналитики Центра воздушно-технической разведки придумывали объяснения всем наблюдениям независимо от того, имели ли они смысл, и отсылали эти объяснения в Пентагон. Далее он узнает, что аналитики ему лгали, когда утверждали, что ведут беспристрастное расследование!). К марту спецпрограмма "Знак" набрала в ATIС полные обороты. Анализировались отчеты за 1947 год, поступали новые свидетельства. Согласно микрофильмированным документам в Национальном архиве, ATIC к этому времени собрал около ста тридцати отчетов по программе "Знак". Затем в начале 1996 года правительство рассекретило документ, в котором предполагалось, что ВВС могли утаить (или потерять) некоторые отчеты. Этот документ появился в виде протокола совещания Научного совета ВВС (AFSAB) 18 марта 1948 года. Хотя большая часть этого секретного совещания была посвящена знакомству с различными новейшими технологиями и техническим разведывательным проектам, полковник Ховард Маккой, начальник разведки АМС, рассказал о необычной программе в Центре воздушно-технической разведки. У нас есть новая программа "Знак", она может удивить вас, будучи следствием так называемой массовой истерии прошлого лета, когда появились все эти неопознанные летающие объекты, или диски. К этому нужно отнестись серьезно. У нас имеется более трехсот не опубликованных в газетах отчетов от очень компетентных лиц, людей таких же квалифицированных и опытных, как доктор К. Д. Вуд и практически весь личный состав ВВС и гражданской авиации. Мы проверяем каждый сигнал. Мы бы отдали все, чтобы один из этих летательных аппаратов разбился, а мы бы собрали обломки и узнали, что они из себя представляют. Поскольку полковник Маккой был начальником разведки АМС, а потому ответственный за реализацию программы "Знак", важно понять, что он сказал... и чего не сказал. Он подошел к теме осторожно, почти с извинениями, наверное потому, что аудитория состояла из ученых, не привлекавшихся к исследованиям летающих тарелок и знавших о них только по публикациям в прессе. Ученые, как правило, скептически относились к информации об НЛО, а ВВС не публиковали убедительных доказательств их существования. Аудитория по большей части была не готова воспринять этот вопрос с должным вниманием. Полковник Маккой, предупреждая отрицательную реакцию ученых, начал с того, что наблюдения важны и к ним нужно отнестись серьезно. Затем он сказал, что имеется более трехсот неопубликованных отчетов "весьма компетентных лиц". Однако в действительности в микрофильмах "Голубой книги" хранится всего лишь около ста тридцати отчетов, собранных к марту 1948 года, и многие из них были опубликованы. Вероятно, полковник просто ошибся в цифрах. Но если принять его слова за истину, то в "Голубой книге" за первых девять месяцев (июнь 1947 - март 1948) отсутствует более ста шестидесяти отчетов. Чтобы придать вес своим утверждениям о важности наблюдений за феноменом НЛО, Маккой упомянул доктора Карла Д. Вуда, известного ученого, заведующего кафедрой аэронавтики Университета штата Колорадо. (Доктор Вуд предоставил в декабре 1947 года отчет о странном самолете, оставлявшем след, непохожий на след реактивного самолета. К сожалению, объект летел слишком высоко, чтобы доктор Вуд мог разглядеть его форму). Маккой подчеркнул, как серьезно Центр относится к этим наблюдениям, сказав, что рассматривается каждый отчет. Его заключительные слова о желании, чтобы один из летающих объектов разбился, указывают на убеждение, что это материальные объекты - иначе они не могли бы разбиться. Эти слова также означают, что ВВС придется ждать именно катастрофы НЛО, потому что они не смогли сбить ни одного (если бы это были обычные вражеские самолеты, то их наверняка уже сбили бы). Таким образом, полковник Маккой информировал аудиторию, что ни один объект не разбился. Скорее всего, Маккой, будучи всего лишь полковником, не знал о розуэллских обломках, хотя можно предположить и обратное - он знал, но по приказу намеренно вводил аудиторию в заблуждение, чтобы избежать лишнего интереса у ученых к этой проблеме (Обратите внимание, совещание носило секретный характер, в нем принимали участие люди, большинство из которых могли вести свою научную работу, не зная о разбившейся летающей тарелке, то есть, им "не нужно было знать" об этом. Важно понять, что военные правила защиты информации высшей степени секретности запрещали обсуждать сведения уровня "совершенно секретно" на уровне "секретно". Иногда на этом уровне нельзя было даже упоминать о существовании совершенно секретной информации (а иногда и на уровне "совершенно секретно") без явных полномочий лиц или организаций, отвечающих за такую информацию). В течение следующих семи месяцев 1948 года, согласно таблицам, представленным в специальном рапорте N 14 "Голубой книги" (опубликованном в 1955 году), АМС собрало около сотни наблюдений. Большинство из них остались необъясненными. Более того, некоторые наблюдения НЛО указывали на разумное управление высокоманевренными объектами. Раппелт в "Отчете по неопознанным летающим объектам" пишет, что некоторые отчеты были среднего качества, загадочные, но не совсем убедительные. Большая часть свидетельств, однако, исходила от несомненно надежных людей. Автор цитирует отчет трех ученых, которые в течение тридцати секунд наблюдали "круглый объект, проносящийся по небу по крайне изменчивой траектории вблизи армейского секретного полигона Уайт-Сэндз", отчет экипажа самолета С-47 о "трех НЛО, быстро спустившихся вертикально сверху и пролетевших мимо них", а также "любопытный отчет нескольких человек из Голландии, видевших объект, напоминавший по форме ракету, с двумя рядами окон по бокам". Раппелт пишет, что последний отчет, возможно, не приняли во внимание, "если бы через четыре дня похожий НЛО чуть не столкнулся с самолетом DC-3 гражданской авиалинии". Есть ссылка на известное наблюдение Чайлза и Уиттеда, случившееся 24 июля 1948 года. В 2:45 утра на высоте полутора километров на подлете к Монтгомери, штат Алабама, капитан Кларенс Чайлз и второй пилот Джон Уиттед видели бескрылый объект, приблизительно напоминавший по форме ракету, с окнами и голубоватым свечением. Документ ФБР, датированный 31 января 1949 года (подробнее он будет рассматриваться ниже), дает краткое резюме. В июле 1948 года пилот и второй пилот "Истерн Эйрлайнс", а также один или два пассажира самолета "видели" неопознанный летательный аппарат недалеко от Монтгомери, штат Алабама. Этот аппарат был необычного типа, без крыльев и по своей форме напоминал "ракетный корабль", каким его рисуют в комиксах. Сообщают, что у него были окна, по размерам он был больше самолета "Истерн Эйрлайнс" и приблизительно со скоростью четыре с половиной тысячи км в час. Объект появился из грозовой тучи перед авиалайнером и немедленно скрылся в другом облаке, чуть не столкнувшись с самолетом. В связи с его появлением не было отмечено ни звука, ни турбулентности. Летчики рассказали дознавателям из ВВС, что у объекта были квадратные окна, вишнево-красное пламя, или след, в хвостовой части и что он казался лишь на сотню метров выше самолета. После пролета он набрал высоту н скрылся в разрыве облаков. Обратите внимание, что его скорость была примерно на три с лишним тысячи километров в час быстрее, чем могут летать наши самолеты, но гораздо меньше скорости метеора. И, конечно, светящиеся метеоры не летают горизонтально через облака на высоте полутора тысяч метров. Кажется, существовало и подтверждающее наблюдение. Согласно Раппелту, "командир экипажа на авиабазе Роббинс в Маконе, штат Джорджия, видел пролетевший наверху с огромной скоростью чрезвычайно яркий огонек... "НЛО в последний момент повернул на Макону". Имелся также отчет пилота, летевшего над Северной Каролиной, в котором говорится, что он наблюдал яркий "метеорит", пронесшийся в направлении Монтгомери примерно в то же время, когда его видели Чайлз и Уиттед. Естественно, метеорит не пролетит в сотне метров от самолета на высоте тысяча пятьсот метров и не поднимется затем в облака. Он бы упал на землю. Значит, то, что они наблюдали, не было метеоритом. Игнорировать подобные факты разведка ВВС уже не могла. Нужно было что-то предпринимать, чтобы выяснить, чем были эти летающие тарелки! Судя по официальным отчетам "Голубой книги", AFI и ATIC собрали к этому времени более двухсот свидетельств, большую часть из которых они не могли объяснить. Генерал-майору Кебеллу хотелось получить что-то определенное из анализа наблюдений. 27 июля 1948 года он приказал подразделению воздушной оценки разведки ВВС в Пентагоне подготовить исследование с целью определения "тактики летающих объектов" и "возможности их существования". В результате появился документ, в котором предлагалось наиболее вероятное объяснение и содержались рекомендации, что делать дальше. Исследователи Центра воздушно-технической разведки и программы "Знак" также среагировали на информацию Чайлза-Уиттеда и начали готовить собственную "Оценку ситуации". По имеющимся документам невозможно установить, сделали ли они это по приказу генерала Кебелла от 27 июля 1948 года или по собственной инициативе. Как мы увидим, их ответ на наблюдение Чайлза-Уиттеда был определенно более дерзким, чем доклад разведки ВВС. Капитан резерва ВВС Рэндл в книге "Журнал появлений НЛО" рассказывает довольно интригующую историю, касающуюся этой "Оценки", которую он услышал за обеденной беседой в 1986 году (Randle, The UFO Casebook, Warner Books, 1989, pp. 29-31). Человек, поведавший эту историю, был офицером резерва ВВС. Он сказал, что в 1948 году был на авиабазе Райт; после наблюдения Чайлза-Уиттеда срочно была составлена "Оценка ситуации" и спецкурьером доставлена генералу Ванденбергу в Пентагон. В "Оценке" говорилось о внеземном характере летающих объектов. По словам этого офицера, первоначальная версия "Оценки" содержала не только список необъясненных наблюдений, но и упоминание о материальных доказательствах, найденных в штате Нью-Мексико. Когда AM С получило первоначальный вариант обратно, то обнаружилось, что абзацы, касающиеся материальных доказательств, были вычеркнуты. Тем не менее, исследователи были достаточно уверены, чтобы настаивать на внеземном происхождении НЛО, основываясь только на отчетах о наблюдениях. Судя по сведениям Рэндла, 5 августа на столе у Ванденберга лежал второй вариант "Оценки", и опять он отклонил его, - на этот раз из-за отсутствия прямых доказательств! К сожалению, независимого подтверждения рассказу этого человека нет (к настоящему времени он умер), как нет пока и документальных свидетельств, подтверждающих, что личному составу Центра воздушно-технической разведки было известно о материальных доказательствах. Хотя нет подтверждения варианту "Оценки", упоминающему о реальных материальных доказательствах, существуют подтверждения варианта, основавшего вывод о внеземном происхождении летающих тарелок на наблюдениях очевидцев. О нем писал Раппелт в "Отчете о неопознанных летающих объектах". Он называет этот вариант единственной существовавшей "Оценкой" без ссылки на предшествующую версию. История Раппелта схожа с рассказом информатора Рэндла, за исключением расхождения в датах. В своей книге Раппелт пишет, что лично читал этот документ и что он представлял собой заключение о внеземном происхождении НЛО, основанное на наблюдениях ученых, летчиков и других надежных свидетелей. Он не говорит, когда именно "Оценка" была послана на утверждение генералу Ванденбергу, но указывает, что это случилось в конце сентября 1948 года. Более точная дата встречается в черновике рукописи, который стал доступен для исследователей только в последние годы. В нем приводится список десяти наблюдений, рассматривавшихся в "Оценке", но только три из них вошли в окончательный вариант книги. Одно из неопубликованных наблюдений произошло у исследовательского ядерного центра в Лос-Аламосе, штат Нью-Мексико (которое несколько лет будет играть важную роль в истории наблюдений НЛО после того, как "Оценка" будет отклонена окончательно). Согласно рукописи Раппелта "несколько человек ждали самолета у взлетно-посадочной полосы Лос-Аламоса, как вдруг один из них заметил, как на небе что-то блеснуло. Это был круглый плоский объект, летевший высоко на севере. Внешний вид и относительные размеры были таковы, как если бы на расстоянии пятнадцати метров от вас стояла на ребре, чуть наклонившись, десятицентовая монета". Это произошло 23 сентября 1948 года (ровно через год после письма Твайнинга Шулгену, в котором говорилось, что летающие тарелки существуют)! Поскольку "Оценка", прочитанная Раппелтом, включала это наблюдение, она могла быть написана и послана Ванденбергу после 23 сентября, а не в августе, как указывал источник Рэндла. Согласно "Отчету об НЛО", совершенно секретная "Оценка" без комментариев была передана по команде генералу Ванденбергу, который отверг ее по причине, какую указывал Рэндл: "отсутствие доказательств". После этого несколько ученых и офицеров, участвовавших в программе "Знак", отправились в Пентагон обсудить этот документ с Ванденбергом. Они пытались убедить его, что анализы логично указывают на межпланетные корабли, но генерал лишь повторил свой отказ. Более того, если, как говорил источник Рэндла, ученые знали о прямых доказательствах, я предполагаю, что Ванденберг приказал им никогда больше не упоминать об этом в письменной форме. Предположим, что специалисты по аэронавтике и разведке, работавшие над программой "Знак", действительно ничего не знали о материальных доказательствах НЛО (а информатор Рэндла ошибался). Одновременно предположим, что исследователи логическим и беспристрастным путем пришли к заключению о межпланетных кораблях даже без прямых доказательств. Почему Ванденберг не принял его? В конце концов, все они были высококвалифицированными экспертами в области технологий зарубежного самолетостроения. У них было достаточно причин утверждать, что летающие тарелки являются межпланетными кораблями, но Ванденберг говорит: "Нет, ваш ответ неправильный". С какой стати говорить специалистам, целый год исследовавшим и анализировавшим этот вопрос, что они не правы. Он действительно не был убежден их доводами, или на то у него была своя особая причина? Может быть, он старался что-то скрыть? Поскольку (во всяком случае, на момент написания этой книги) не существует документированных ответов на эти вопросы, я могу лишь предположить, что генерал не хотел, чтобы было признано внеземное происхождение летающих объектов, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Неизбежная утечка такой информации могла вызвать большие проблемы, - Военно-воздушные силы должны будут признаться американцам, что над ними летают чужие летательные аппараты, а ВВС ничего не могут с ними сделать. Отклонение начальником штаба ВВС "Оценки ситуации" было очень важным поворотным моментом - "водоразделом" - в истории расследования наблюдений ВВС. Ванденберг отказался принять "Оценку" без объяснения причин, сказав лишь, что НЛО, или летающие тарелки, не могут быть официально признаны внеземными космическими кораблями. Можно себе представить, как были разочарованы и даже потрясены ученые и офицеры программы "Знак". Они понимали, что Ванденберг, благодаря своему положению в высшем эшелоне командования, знал то, чего не знали они. Наверное, они предполагали, что отказ был вызван тем, что летающие объекты имели какое-то другое объяснение, хотя они не могли предположить какое, поскольку уже рассматривали и отклонили теории "секретных испытаний США" и "новейшего иностранного самолета". Возможно, они предполагали, что Ванденберг отверг документ просто потому, что в противном случае не мог бы справиться с последствиями. Какова бы ни была причина, они с побитым видом отправились восвояси, вероятно, с приказом искать другое объяснение, а через некоторое время им пришло предписание уничтожить все копии "Оценки". (Известно, что, по крайней мере, одна копия сохранилась - Раппелт прочел ее три года спустя, затем она тоже была уничтожена). Когда говорит четырехзвездный генерал, подчиненные слушают и выполняют приказания. Летающие тарелки были механическими объектами, а не явлениями природы или плодами воображения. Поэтому, если они не могли быть внеземными кораблями, они должны быть... сделанными человеком летательными аппаратами или ракетами. К началу октября исследователи программы "Знак" снова всерьез рассматривают возможность того, что летающие тарелки - это суперсекретная разработка американских военных или какой-нибудь гражданской организации, разработка, о которой Ванденберг мог знать, но не хотел говорить. Но это еще надо доказать. В течение предыдущих девяти месяцев сотрудники программы "Знак" посылали запросы в бесчисленные военные и гражданские разведывательные ведомства - в ВВС, ВМФ, армию, военную контрразведку, ФБР и т. д. - о летающих дисках и атмосферных феноменах. 7 октября 1948 года, спустя всего несколько дней после того, как "Оценка" была отвергнута, полковник Маккой написал следующий запрос в разведслужбы ВМФ, армии и ЦРУ: В данном штабе в настоящее время проводится разведывательное исследование всех неопознанных атмосферных феноменов. К этому времени не получено никаких конкретных доказательств точной идентификации ни одного из объектов. Точно так же происхождение так называемых летающих тарелок остается невыясненным. Не исключается вероятность создания некоторых летающих объектов у нас в стране, то есть это не идентифицированные конфигурации наших последних достижений в аэронавтике. Если позволят правила секретности, просьба выслать (следует длинный почтовый адрес)... любые доступные доказательства, способные указать на то, что данные объекты имеют отечественное происхождение. Ваше сотрудничество может в большой степени помочь в идентификации наших собственных разработок и отличить их от возможных достижений недружественных государств. Естественно, не было получено ни одного положительного ответа. Тот факт, что полковник Маккой вернулся к поискам отечественных проектов для объяснения наблюдений, определенно противоречит идее, что он и его подчиненные знали о прямых доказательствах существования летающих тарелок. Если кто-то в руководстве "Знака" знал о них, то выше приведенный запрос должен рассматриваться как хитрое ухищрение, задуманное для отвлечения внимания. Поскольку летающие тарелки не были американскими ракетами, но казались реальными, значит, это должны быть иностранные ракеты. Единственное, что могли предположить исследователи, так это то, что Советский Союз настолько продвинул немецкую технологию времен Второй мировой войны, что это трудно было даже вообразить. Тем не менее, это тоже нельзя было принять за объяснение. Исследователи были уверены, что США обладают самой современной технологией в области аэронавтики. Более того, даже если у Советского Союза были такие совершенные машины, они не стали бы летать над США, где они могли потерпеть крушение или быть сбиты. Аналитики оказались в затруднительном положении. Объекты не разрешалось опознать и назвать тем, чем они казались: летающими аппаратами, сделанными не на Земле. В то же время они не были ни отечественными, ни советскими самолетами. Объекты были реальными, но аналитикам приходилось отрицать их реальность. Так начался упадок расследования НЛО в ВВС, который если и вернется к прежнему уровню, то только временно, в конце 1951 года. Ни в одном, доступном в настоящее время документе, не говорится, что "Оценка" являлась ответом на запрос генерала Кебелла от 27 июля. Нигде также не указывается, что Кебелл знал о ней. Наоборот, судя по одному документу, Кебеллу даже не было известно о выводах Командования материальной части, пока он не запросил эти материалы в письме от 3 ноября (которое рассматривается ниже), - через месяц после того, как они были отвергнуты Ванденбергом. Вероятно, Кебелл все же знал об "Оценке", но не упоминал о ней в письменном виде. С другой стороны, исследователи программы "Знак" не подчинялись разведке ВВС и, действуя исключительно по собственной инициативе, послали ее начальнику штаба, минуя AFI, по каналам АМС. (Не исключено, что личный состав Центра воздушно-технической разведки и программы "Знак" составил "Оценку состояния", просто чтобы проверить реакцию начальства, то есть узнать будет ли принято "межпланетное" объяснение). Генерал Кебелл получил ответ на свой запрос к AFI от 27 июля. 11 августа ему вручили промежуточный отчет, а окончательный отчет пришел в виде приложения к письму от 11 октября, написанному полковником Бруком Алленом, начальником подразделения воздушных оценок AFI. Он не был таким смелым, как "Оценка", в отчете утверждалось только, что объекты были реальными и, возможно, иностранного (советского) происхождения, хотя этому и не было прямого подтверждения. Личный состав ATIC и AFI тесно работал вместе над анализом наблюдений, поэтому можно предположить, что в AFI знали об отклонении выводов по программе "Знак" и написали свой отчет так, чтобы он был принят. Отчет был послан вместе с письмом под грифом "Совершенно секретно", которое было рассекречено только в середине 80-х годов. Вот его содержание: 1. Как указано в сопроводительном письме от 27 июля 1948 года, тема "Модель летающей тарелки", производилось исследование с целью определения тактики летающих объектов и вероятности их существования. 2. Приложенное исследование "Анализ случаев наблюдения летающих объектов в США" составлено в попытке ответить на эти вопросы. 3. По данной теме было проведено обстоятельное исследование в настоящем подразделении, а также в разведывательном подразделении Командования материальной части. Были запрошены мнения как инженеров по аэронавтике, так и квалифицированных специалистов по разведке с тем, чтобы рассмотреть все возможные аспекты. данного вопроса. 4. Поскольку объект настолько трудно изучить, данное исследование представляет собой предварительный отчет, который будет пересмотрен, как только того потребует полученная информация. 5. Были сделаны следующие предварительные заключения: а) Очевидно, что наблюдалось несколько типов летающих объектов, хотя их идентификация и происхождение неизвестны. В интересах национальной безопасности неразумным было бы исключать возможность, что некоторые из этих объектов имеют иностранное происхождение; б) Предполагая, что объекты, в конце концов, могут быть идентифицированы как иностранные или финансируемые из-за рубежа, возможные причины их появления над территорией США требуют дальнейшего анализа. Заслуживают внимания следующие возможные объяснения: 1. Ослабление уверенности США в атомной бомбе как наиболее современном и решающем средстве ведения боевых действий. 2. Выполнение разведывательных фотографических миссий. 3. Проверка средств ПВО США. 4. Проведение ознакомительных полетов над территорией США. 5. Рекомендуется, чтобы распространение этого исследования ограничивалось летным составом. Такой анализ ситуации генерал Ванденберг мог принять. Хотя авторы этого документа пришли к выводу, что летающие тарелки существуют, в нем нет и намека на их внеземное происхождение. Вместо этого документ сводит обсуждение к ракетам, которые, предположительно, могут быть иностранного, то есть советского, происхождения. Совершенно секретный документ, приложенный к приведенному выше письму и озаглавленный "Анализ случаев наблюдения летающих объектов над территорией США", был совместно опубликован в декабре 1948 года руководством разведки ВВС и отделом военно-морской разведки под другим названием "Исследование подразделения воздушной разведки N 203" (рассекречен в 1985 году). Следуя стандарту таких документов, в нем утверждалось, что наблюдения НЛО в действительности представляли собой проблему, так как из них вытекала реальность летающих тарелок. В основном тексте говорится, что было проанализировано около двухсот десяти наблюдений и что "среди очевидцев были высококвалифицированные сотрудники Метеорологического бюро США, кадровые офицеры Военновоздушных сил, опытные пилоты гражданской авиации, техники, связанные с различными исследовательскими проектами, и техники, работающие на коммерческих авиалиниях". Другими словами, уровень надежности свидетелей и точность их отчетов были выше среднего уровня... Подведены итоги двух десятков необъясненных наблюдений, включая два, расследованных ФБР: наблюдение Уильяма Роудса (его фотоснимки НЛО были включены в отчет) и портлендского полицейского. Другие наблюдения были сделаны метеорологами, учеными, частными летчиками (включая Кеннета Арнольда), гражданскими и военными пилотами. Особый интерес вызывает следующее. 12 ноября 1947 года помощник капитана танкера ВМФ "Тикондерога", находящегося в двадцати милях от побережья штата Орегон, в течение сорока пяти минут наблюдал, как два диска летели по низкой дуге на скорости тысяча сто - тысяча пятьсот км в час, оставляя подобно ракетам, огненный след. 5 апреля 1948 года: ...три подготовленных наблюдателя за метеозондами из лаборатории Уотсси, штат Нью-Джерcи, видели круглый, плохо различимый объект поблизости от военно-воздушной базы Холломан, штат Нью-Мексико. Он летел очень высоко, быстро и на большой скорости выполнял сложное маневрирование. Объект наблюдали примерно тридцать секунд, пока он внезапно не исчез. Двадцать пять дней спустя, 30 апреля, пилот ВМФ, летящий около города Анакостия, штат Мэриленд, увидел "желтую или светлоокрашенную сферу от восьми до двенадцати метров в диаметре", которая двигалась на скорости примерно сто шестьдесят км в час на высоте около тысячи четырехсот метров. 1 июля: ...майор Хаммер доложил о двенадцати дисках над военно-воздушной базой Рэпид-Сити. Эти диски были овальной формы, около тридцати метров длиной и летели со скоростью свыше восьмисот км в час. Спустившись с высоты трех тысяч метров, они выполнили вертикальный разворот под углом в тридцать-сорок градусов и с большим ускорением исчезли из вида. Имея такие отчеты, не удивительно, что исследователи программы "Знак" были убеждены в реалькости летающих тарелок, определенно созданных не людьми. В этом документе не упоминаются шесть из десяти наблюдений, которые, по утверждению Раппелта, имелись в "Оценке состояния" ATIС/программы "Знак". Тот факт, что некоторые наблюдения, приписываемые Раппелтом "Оценке", там не содержатся, может рассматриваться не просто как изменение. К сожалению, не располагая копией этого документа, мы не можем говорить, насколько разными были два варианта "Оценки". Согласно рассматриваемому документу, из двухсот десяти наблюдений НЛО объяснение можно было найти только восемнадцати. Из этих восемнадцати "три были мистификациями, а два исходили от ненадежных свидетелем". Другие объясненные наблюдения были частными ошибками или неспособностью свидетелей разобрать, что они видели. Таким образом, информация в этом отчете разительно противоречит официальной позиции ВВС, что большинство наблюдений можно объяснить и что многие очевидцы были мошенниками и ненадежными людьми. (Немного похоже на прикрытие?). Тем временем можно представить, что в Центре воздушно-технической разведки исследователи программы "Знак" старались пережить фиаско "Оценки". Хотя теория внеземных космических кораблей была отвергнута Ванденбергом, его отказ не относился к иностранным космическим кораблям! В письме от 22 октября полковник Уильям Р. Клинджермен, замещавший в то время начальника управления разведки и являвшийся одним из исследователей программы "Знак", предложил "Рэнд корпорейшн" специальное исследование для определения требований к созданию космических летательных аппаратов. Ниже приводится выдержка из письма Клинджермена. Настоящим командованием рассматривалась вероятность того, что некоторые из неопознанных воздушных объектов, замеченных в Соединенных Штатах и других странах, могут быть экспериментальными космическими кораблями, способствующими развитию космической техники. Если такие летательные аппараты действительно были замечены, считается наиболее вероятным, что они представляют собой научно-технические достижения иностранных государств, а не внеземную технику. Хотя Клинджермен включил в письмо обязательное клише - "если такие летательные аппараты действительно были замечены", ясно, что он выходил за пределы разумного, предполагая, что какаято страна могла иметь достаточно развитую технологию, чтобы экспериментировать с космическими кораблями. Вероятно, он считал, что никто на земле не создавал такого корабля. Тем не менее, он был достаточно уверен в существовании неких летающих тарелок, чтобы потратить государственные деньги на расследование возможности создания человеком космических кораблей или их опытных образцов. Этот документ Клинджермена может считаться доказательством, что гипотеза космических кораблей всерьез рассматривалась экспертами ATIC. 3 ноября 1948 года после прочтения совершенно секретного отчета AFI Кебелл написал командующему АМС (теперь это был генерал-лейтенант Джозеф Макнарни), что исследовательская программа "Знак" создавалась под его руководством. Далее он продолжал, что "невозможно оспорить появление неких типов летающих объектов. Идентификация и происхождение этих объектов штабу неизвестны. Поэтому чрезвычайно важно немедленно удвоить усилия по определению, являются ли эти объекты отечественного или иностранного производства, пока не будут получены убедительные доказательства. Таких доказательств требует национальная безопасность с тем, чтобы предпринять ответные меры". В течение предыдущих месяцев репортеры вынюхивали, что же удалось узнать ВВС о летающих тарелках после года исследований. Одним из особенно упорных репортеров был Сидней Шаллетт, хорошо известный сотрудник журнала "Сатердей ивнинг пост", пользующегося широкой популярностью. Кебелл отреагировал на настойчивость Шаллетта и общую заинтересованность прессы в письме генералу Макнарни от 3 ноября, порекомендовав, чтобы ВВС информировали общественность, "исходя из статуса проблемы". Он писал: "До настоящего времени было слишком мало данных, чтобы сообщать их общественности. Пресса, однако, готова взять дело в свои руки и потребовать, чтобы мы сказали, что знаем, а чего не знаем о сложившейся ситуации. Долгое молчание с нашей стороны будет неприемлемым". Кебелл закончил письмо просьбой к АМС "дать свои рекомендации по информации, которую можно дать прессе. Просим также ваших рекомендаций относительно того, должна ли эта информация быть предложена прессе, либо ее следует скрывать, пока пресса не станет активно добиваться ее". (Тот факт, что Кебелл просит дать "рекомендации", предполагает, что он не знал об "Оценке ситуации"). 8 ноября полковник Маккой подробно ответил на запрос Кебелла по поводу мнения АМС. Когда вы читаете это, имейте в виду, что один или несколько подчиненных Маккоя писали "Оценку ситуации", поэтому ему определенно было известно о ней и об отказе Ванденберга. Если так, то он должен был переживать, что "внеземное" убрали из списка приемлемых объяснений, оставив иностранные ракеты, ошибочное восприятие естественных явлений природы или сделанных человеком объектов, галлюцинации (психические заболевания) и мистификации. Ниже приводится коллективное мнение специалистов по аэронавтике программы "Знак". 1. В попытке прийти к заключению о природе случаев наблюдения неопознанных летающих объектов в Соединенных Штатах настоящее Командование исследовало примерно сто восемьдесят наблюдений. Данные из первоначальных отчетов дополнялись информацией, полученной путем опросов по почте, из других разведывательных структур и путем личного расследования личным составом Командования случаев, которые должны были предоставить особенно важные данные. 2. Описанные объекты могут классифицироваться по следующим общим группам, в соответствии с размерами или физическими характеристиками: а) плоские диски круглой или округленной формы; б) летательные аппараты в форме торпеды или сигары без крыльев или стабилизаторов, видимых в полете; в) сферические или шарообразные объекты; г) шары огня без явно определенной формы. Это письмо с грифом "Секретно" (рассекреченное в 1986 году) говорит, что личный состав ATIC/программы "Знак" анализировал около ста восьмидесяти случаев (т. е. на тридцать меньше, чем в Подразделении воздушной оценки в Пентагоне). Согласно этому письму, некоторые сферические или шарообразные объекты были опознаны как стратосферные воздушные шары, некоторые из этих объектов идентифицированы по своей природе как "астрофизические", другие имели психологические причины, некоторые оказались галлюцинациями, а некоторые - обдуманными мистификациями. (Не указывая точного количества объектов, автор письма хочет создать впечатление, что большой процент случаев поддается объяснению). Это противоречит документу "Анализ", где указывается, что точное объяснение получило меньше десяти процентов объектов - восемнадцать из двухсот десяти. В письме Маккоя говорится, что ATIC приглашает известного астрофизика, который будет изучать наблюдения и определит, какое из них может оказаться звездой, метеоритом, планетой и т. п. (это будет доктор Дж. Аллен Хайнек, консультант ВВС по астрономии с 1948 по 1969 год). ATIC также занимается изучением психологических проблем... "в сотрудничестве с местной Воздушно-медицинской лабораторией". Целью изучения было определить наблюдения НЛО, которые можно было бы объяснить с точки зрения умственных расстройств или неспособности людей точно воспринимать и запоминать неожиданные явления. Письмо Маккоя далее сообщает: 6. Хотя объяснением многих случаев могут служить приведенные выше причины, остается некоторое количество отчетов, для которых нет разумных естественных объяснений. В настоящее время у нас нет материальных доказательств существования неопознанных летающих объектов. Здесь опять мы встречаем заключение, что по крайней мере некоторые из наблюдений зафиксировали реальные, необъясненные летающие объекты. Утверждение Маккоя, что материальных доказательств нет, предполагает либо его незнание о розуэллских обломках, либо то, что он знал и намеренно прикрывал их существование в своем письме, либо данные не относились к наблюдениям летающих тарелок. Если верно первое предположение, значит, вышеприведенное утверждение является еще одним доказательством сокрытия истины на самом высоком уровне. В следующем параграфе Маккой пишет, что различные типы наблюдаемых объектов - не "американского происхождения" и что, хотя дисковидный летательный аппарат можно было бы поднять в воздух с существующими отечественными двигательными установками (пропеллер, реактивные двигатели и т. д.), он имел бы "малую скорость набора высоты, высоту полета и дальность". Полковник Маккой говорит также, что рассматривались и необычные возможности. 8. Не исключалась вероятность, что подобные объекты представляют собой летательные аппараты с других планет. Однако реальных доказательств в поддержку этой версии нет. Сравнивалась частота наблюдений объектов с приближением к Земле планет Меркурий, Венера и Марс. Замечены периодические изменения частоты наблюдений НЛО, которую можно соотнести со сближением планет, но это может быть чистым совпадением. Это письмо доказывает, что аналитики Центра военно-технической разведки на самом деле всерьез рассматривали внеземную версию, поскольку проверяли идею, что летающие тарелки могли появляться с Марса или Венеры, несмотря на твердую уверенность астрономов, что ни на Марсе, ни на Венере не существует разумной жизни. В письме также отмечается совпадение периодичности наблюдений таинственных объектов с периодичностью сближения этих планет с Землей, однако эта кажущаяся взаимосвязь в наблюдениях 1947 - 1948 годов не отслеживалась в последующие годы. Письмо Маккоя можно назвать "Призраком "Оценки". В нем не говорится, что внеземная версия ошибочна, что доступные свидетельства, будучи нематериальными, недостаточно убедительны для ее принятия. Вывод из этого утверждения заключается в следующем: как бы ни были убедительны свидетельства наблюдений, теория космических кораблей может быть принята, только если найдутся прямые доказательства - обломки крушения и, вероятно, тела инопланетян. Письмо полковника Маккоя приходит к следующим заключениям: а. В большинстве случаев наблюдатели действительно видели какой-то тип летающих объектов, который они не могли определить как самолет в силу ограниченности личного опыта. б. Все еще не существует убедительных доказательств, что неопознанные летающие объекты, за исключением воздушных шаров, являются в действительности летательными аппаратами. в. Хотя очевидно, что наблюдались некоторые типы летающих объектов, их точную природу нельзя определить, пока не будут получены материальные доказательства, например, обломки от крушения. Эти три абзаца иллюстрируют смятение, воцарившееся после того, как Ванденберг отверг "Оценку". В пунктах а) и в) Маккой говорит, что наблюдатели видели какой-то тип летающих объектов, но в пункте б) он утверждает, что нет доказательств, что эти объекты, за исключением воздушных шаров, являются в действительности летательными аппаратами. Означает ли это, что свидетели видели нереальные летательные аппараты, которые казались реальными? Или это означает, что свидетели видели реальные летающие объекты, которые не были летательными аппаратами (то есть самолетами)? Наконец полковник Маккой отвечает на вопрос генерала Кебелла, что именно нужно сообщить прессе, если это вообще нужно. 11. Не рекомендуется давать прессе информацию о тех летающих объектах, которые мы еще не можем идентифицировать или о которых не можем предоставить разумных заключений. Если журналисты будут настаивать на каком-либо заявлении, предлагается информировать их, что многие объекты были опознаны как метеозонды или небесные тела, а с целью объяснения других наблюдений проводятся расследования. Очевидно, что полковник Маккой не намеревался говорить американцам правду о результатах исследования летающих тарелок! Советуя Кебеллу сообщить практически неправду, Маккой рекомендует ВВС избегать (а можно сказать, убегать) возможных проблем, которые неизбежно возникли бы в случае, если ВВС признали бы, что многие наблюдения просто нельзя объяснить известными объектами или естественными природными явлениями. Вместо этого полковник предлагает тот стиль пресс-релиза, который станет для ВВС основой подачи информации о летающих тарелках на ближайший двадцать один год: а. Открыто обсуждать только объяснимые наблюдения; б. Формулировать заявления, которые убедят американцев, что большинство наблюдений можно объяснить; в. Уверять, что продолжающиеся расследования дадут объяснения другим случаям; г. Не обсуждать необъяснимые наблюдения. В последующие годы будет добавлен еще один элемент: д. Утверждать, что наблюдения, которые нельзя объяснить, просто дают недостаточно информации для объяснения. (Очень всестороннее исследование около трех тысяч наблюдений НЛО, сделанных в 1952-1953 годах, представленное в специальном отчете N 14 программы "Голубая книга", показывает, что пункт "д" был неправдой: многие наблюдения давали более чем достаточную информацию для обычных объяснений, если бы таковые были возможными. Тем не менее, ВВС продолжали использовать пункт "д" в публичных заявлениях). 30 ноября 1948 года генерал-майор Кебелл вновь адресует проблему контактов с прессой бригадному генералу И. Муру, заместителю начальника разведки по производству. Письмо под заголовком "Гласность в случаях с летающими тарелками" ссылалось на заключение, сделанное AFI, - "наблюдается некий тип летающих объектов, хотя их идентификация и происхождение все еще не известны". "К настоящему времени, - продолжалось в письме, - недостаточно информации для принятия каких-либо действий, кроме продолжения попыток определить природу и происхождение этих объектов". Отмечая нарастающее давление со стороны национальной прессы "предать гласности случаи с летающими тарелками", Кебелл говорит, что "пытался разубедить представителей прессы публиковать подобные статьи", "поскольку они будут носить по большей части спекулятивный характер и, возможно, спровоцируют поток отчетов, которые сделают проблему анализа и оценки... еще более затруднительной". Генерал заканчивал письмо рекомендацией, чтобы "запрашивающие организации получали ответ, что ВВС тщательно расследуют все достоверные отчеты", и просьбой к министру обороны, Джеймсу Форрестолу, дать согласие на помощь прессе со стороны ВВС в подготовке таких статей..." Помощь прессе в подготовке статей? Означает ли это, что Кебелл передумал и теперь будет снабжать прессу полными данными по летающим тарелкам? Или это значит, что, помогая прессе, Кебелл получит контроль над тем, что пресса сообщает? Настойчивость Сиднея Шаллетта восторжествовала. Он получил одобрение на статью о летающих тарелках от министра обороны, командующего ВВС, начальника штаба ВВС (генерала Ванденберга), который отдал распоряжение разведке помочь журналисту. 5 января 1949 года капитан Бэртон Инглиш, заведующий отделом периодики Управления связей с общественностью, составил меморандум на имя Стивена Лео, начальника Управления, в отношении "статьи Сиднея Шаллетта "Летающие тарелки". Капитан Инглиш установил определенные ограничения на использование Шаллеттом ряда засекреченных и разведывательных документов. 1. Не выдавать ему ни одного документа с грифом "Совершенно секретно". 2. Не выдавать разрешение на копирование документов из иностранных источников, независимо от грифа секретности. 3. Копии отечественных документов должны нести такой же гриф секретности, как и оригинал, и не должны выноситься за пределы здания. Шаллетт не должен иметь доступ к совместным заключениям ВВС по различным отчетам. В случае, если будут использованы секретные документы или информация из них, не следует указывать конкретный район, где произошло наблюдение. Вместо этого район нужно определять, как Европа или Азия, в зависимости от места наблюдения НЛО. Капитан Инглиш также заявлял, что статья Шаллетта перед выходом в свет должна быть отредактирована ответственным лицом. Примерно неделю спустя, 13 января 1949 года Стивен Лео написал письмо генерал-лейтенанту Бенджамину Чайлдло, заместителю Командующего материальной части, с просьбой предупредить его о прибытии журналиста, которого он называл "наш друг Шаллетт". (У Шаллетта явно были тесные связи с ВВС). Лео написал Чайлдло, что журналист "получил разрешение командующего ВВС, начальника штаба ВВС и министра обороны" и что до поездки в АМС он несколько дней разговаривал с сотрудниками Пентагона. Лео предупредил, чтобы Шаллетт обязательно встретился с полковником Маккоем и что "генерал Ванденберг хочет, чтобы журналист поговорил с экспертами программы". Лео продолжает: Шаллетт уже ознакомился с двумя томами сводок по наблюдениям НЛО, имеющимся здесь, включая наблюдения с 1 по 177, и хотел ознакомиться с третьим томом. Мы также хотели, если представится случай, познакомить его с группой исследователей. Журналист сказал, что, возможно, захочет встретиться еще и с гражданскими специалистами, предоставившими материал для программы; мы предупредили его, что такие встречи следует согласовать с подразделением полковника Маккоя. У наших разведчиков установлена непосредственная связь с Маккоем, и мы доложили ему о визите Сида и какой материал ему предоставляли. Единственным ограничением было не давать окончательного, общего заключения ВВС. Шаллетт получил необходимую помощь и к концу января 1949 года большую часть данных по наблюдениям НЛО. Эта помощь, несомненно, очень помогла журналисту. Однако цинично настроенный человек мог заметить следующее: разведка ВВС, в действительности, не хотела выступлений в прессе, потому что она опасалась "отчетов сумасшедших и последующего нескончаемого потока работы для наших исследователей". Поэтому разведка ВВС решила помочь Шаллетту, чтобы повлиять на его мнение и таким образом сбить общественный интерес к наблюдениям. Как бы там ни было, факт остается фактом: в мае 1949 года вышла статья (см. главу 9), которая почти полностью была направлена против существования летающих тарелок. Работа над программой "Знак" официально завершилась в январе 1949 года, но сбор сведений о летающих тарелках и их анализ продолжался под новым кодовым названием "Зависть". В течение нескольких последующих месяцев главные эксперты программы "Знак" были распределены по другим спецпрограммам. Исследователям рангом ниже заниматься было нечем, кроме как собирать и подшивать наблюдения, подготавливая их к окончательному докладу, который должен был подвести итоги программы "Знак". Поскольку в АМС воцарился глубокий скептицизм, качество расследований ухудшалось с каждым днем. Это была реакция на отказ генерала Ванденберга принять логические заключения, представленные в "Оценке". Если летающие тарелки не были отечественной оборонной разработкой и не были русскими самолетами, и если они не могли быть космическими кораблями иных цивилизаций, тогда, пусть это кажется нелогичным, они были ошибками в наблюдении, ошибками в отчетах, галлюцинациями - всем, кроме того, чем они действительно казались. Хотя в конце 1948 и начале 1949 годов исследовательская деятельность в программе "Знак" практически прекратилась, разведка ВВС в Пентагоне не теряла интерес к активности НЛО. 4 февраля 1949 года генерал-майор Кебелл выпустил "Разведывательный меморандум по обстановке N 4", озаглавленный "Необычные летательные аппараты", чтобы "подтвердить необходимость получения ВВС информации по наблюдению необычных летательных аппаратов и неопознанных летающих объектов, включая так называемые "летающие диски", а также для установления необходимых форм отчетности. В этом многостраничном документе указывались методы отчета и точная информация, касающаяся наблюдения (время, дата, местоположение, погода и т. д.), предмета наблюдения (размер, форма, расстояние, скорость, цвет и т. д.) и наблюдателя или наблюдателей (место работы, увлечения, надежность, наличие документов в полиции, ФБР и т. д.). Глубина информации, запрашиваемая в этом меморандуме, наводила на мысль, что AFI очень серьезно относилась к расследованию наблюдений летающих тарелок. Это хорошо, что AFI еще интересовалась ими, потому что начинался новый этап в изучении неопознанных летающих объектов. 14 октября 1948 года подполковник Эрл младший из отдела Требований воздушной разведки написал письмо в отдел Планирования разведки армии, в котором говорилось: "Исследование, проводимое АМС, показывает, что частота наблюдений летающих дисков и/или других летающих воздушных объектов случается через определенные промежутки времени; начало новой волны наблюдений неизбежно". В письме просьба о помощи у армии "в передаче отчетов наблюдений летающих воздушных объектов непосредственно в АМС". В письме также содержится просьба разрешить в гарнизонах армии начать расследовательные мероприятия с упором на сбор фотодоказательств доложенных наблюдений". 7 ноября 1948 года Р. Ф. Эннис, исполняющий обязанности главнокомандующего разведки армии, написал следующую директиву командующим армий, расквартированных в континентальной части США: "Управление разведки ВВС сообщает, что наблюдения летающих дисков и/или других летающих воздушных объектов случаются через определенные промежутки времени, и начало новой волны наблюдений неизбежно. Мы требуем, чтобы командование обращало особое внимание на отчеты по наблюдениям любых неопознанных воздушных объектов и, если возможно, прилагало их фотоснимки". Всего лишь месяц спустя это предсказание неожиданным образом подтвердилось: на Юго-Западе США над засекреченными армейскими объектами были замечены странные зеленые огни. Эти новые наблюдения начались, лишь когда к расследованию вновь было привлечено ФБР.

top