ГЛАВА 6. Защита жизненно важных объектов

Директору ФБР Гуверу хотелось выйти из игры во все эти летающие блюдца, и примерно в течение года ему это удавалось. Тем временем ВВС пытались решить проблему НЛО и хотели, чтобы они куда-нибудь исчезли. Но летающие тарелки и "неопознанные воздушные явления" так просто не исчезали. Наоборот, их видели над стратегически важными объектами США, включая районы, где конструировались, испытывались, изготавливались и хранились атомные бомбы. Ок-Ридж, штат Теннеси, был одной из таких областей. Во время Второй мировой войны министерство обороны объявило Ок-Ридж запретной зоной площадью почти в пятнадцать тысяч гектаров, где велись секретные эксперименты для получения материалов для атомной бомбы. В 1949 году здесь все еще проводились секретные испытания, и изготавливалась начинка для ядерных бомб. Естественно, правительство требовало защитить Ок-Ридж от подрывной коммунистической деятельности и шпионажа, а ФБР было ответственно за эту работу. Следовательно, за всем, выходящим за рамки нормы, велось строгое наблюдение. Кому: Директору ФБР, 10 января 1949 года. От: старшего специального агента в Ноксвилле. Тема: Летающие тарелки наблюдались над зоной Ок-Ридж. Внутренняя секретность - Х. Так начиналось письмо, которое опять втянуло Гувера и его агентов в работу по летающим тарелкам. Ноксвилл, Теннеси. Агент ФБР С. С. Максвейн приложил к этому письму два фотоснимка, на которых была изображена летающая тарелка над Ок-Риджем в 1947 году. Ему передал фотоснимки Джордж Ратман, главный следователь Управления безопасности по атомной энергетике. Согласно письму, Ратман постарался отыскать и получить два десятка копий этих снимков, которые их автор раздарил друзьям. Он собрал их по просьбе полковника Клайда Гассера, инженера Исследовательского центра по ядерной энергетике для самолетных двигателей (NEPA) (NЕРA - Nuclear Energy for the Propulsion of Aircraft. - прим. ред.), поскольку последний беспокоился о том, чтобы популярность снимков не нанесла вред. Полковник Гассер также попросил Ратмана посоветовать бывшим владельцам снимков "как можно меньше говорить о них". Гассер не сказал, почему это случилось спустя полтора года. Ратман затем связался с ФБР, чтобы дать на экспертизу эти фотоснимки. Агент Максвейн сообщил ему, что "в соответствии с правилами Бюро, по этому поводу не должно вестись никакое активное расследование". Тем не менее, Максвейн подумал, что "нужно опросить Гассера, прежде чем передавать снимки в Бюро". Важность этого письма состоит не в том, что снимки все же были переданы в Бюро, а в том, что Гассер рассказал ФБР о расследовании, проводимом ВВС. В своем сентябрьском письме, в котором генерал Твайнинг рекомендовал создать специальную программу для исследования летающих тарелок, он сказал, что о результатах этих исследований должны информироваться руководители ряда специальных оборонных программ. Военная программа NEPA была одной из них, и полковник Гассер, будучи сотрудником АМС, знал о некоторых результатах исследования летающих тарелок, но далеко не о всех. Он рассказал агенту Максвейну, что ничего не знал об официальной заинтересованности (в НЛО) кроме того, что чиновники ВВС считают их ракетами, созданными человеком, а не естественным феноменом". Гассер полагал, что о "таких ракетах в ВВС собрано огромное количество сведений и что соответствующие исследования ведутся только на авиабазе Райт". Он также сказал, что ВВС серьезно относятся к делу, что "исключена любая утечка информации от военных и что они даже не посоветовали ему молчать о данных, относящихся к ракете". Насколько он знал, не существовало остатков летающей тарелки, пригодной для экспертизы. По его мнению, лучшими доказательствами, имеющимися в то время у ВВС, были телекопии "фотографий, которые находятся сейчас в распоряжении инженеров на авиабазе Райт", но он не знал, насколько четкими были эти фотографии. Хотя ему не сказали ни о какой разбившейся летающей тарелке, его проинформировали о столкновении старого чешского авиалайнера с неизвестной ракетой, которая, как он полагал, и была летающей тарелкой. Полковник Гассер сказал, что эти летающие тарелки-"ракеты" могли лететь на определенной высоте над поверхностью земли, что указывало на наличие "радиоальтиметра или радиоуправления". (Вспомните 13 августа 1947 года, наблюдение Юри, рассматриваемое в главе 2, который видел НЛО, летевший в каньоне Снейк-Ривер и следовавший контурам земли). Гассер знал также о нескольких наблюдениях инверсионных следов "летательных аппаратов" на чрезвычайно большой высоте. Полковник считал, что "оставлявший такой след аппарат летел с невероятно высокой скоростью". Гассера очень тревожило предположение, что это могут быть советские ракеты на атомной тяге. Он строил это предположение на беседах с экспертами авиабазы Райт, а также на разведданных, имеющихся в его распоряжении. По словам полковника, "еще четыре года назад нам было известно, что в Советском Союзе экспериментирует с какого-то рода дисками... он указал, что более поздние отчеты... представителей Центрального разведывательного управления в Южной Европе и Южной Азии (указывают), что русские испытывают радикально новый тип самолетов или управляемых ракет, которые можно запускать на большие расстояния над морем, разворачивать в полете и возвращать на базу..". Разработки военных а Соединенных Штатах пошли не дальше создания ракет, предназначенных для полета до пункта назначения, и никаких размышлений над тем, чтобы дать ей способность вернуться. Он также утверждал, что во всех случаях "появления происходили с севера, и, судя по отчетам, "ракеты" улетали обратно на север", словно они прилетали в Северную Америку через Северный полюс и возвращались тем же путем. (Это утверждение неверно, поскольку НЛО или "ракеты" летали во всех направлениях. Однако Гассер явно верил в то, что говорил, и ФБР приняло его слова всерьез). Особенный интерес вызывают слова полковника Гассера, что появление этих "ракет" "подтолкнуло исследования по использованию ядерной энергии для создания двигателей для управляемых ракет". (Примечание: программа NEPA началась в Ок-Ридж в 1946 году. В 1948 году секретная программа Лексингтон Массачусетского Технологического института пересмотрела исследования NEPA, и было сделано заключение, что, хотя гарантий успеха нет, "соответствующие ресурсы и компетентный состав" мог бы привести к созданию атомного самолета. Время создания было определено в пятнадцать лет). Полковник Гассер также рассказал ФБР, что "большие усилия были затрачены для определения природы подобной ракеты (ракет) и... решения, можно ли создать адекватные меры обороны". Последнее утверждение показывает, что наблюдения летающих тарелок в действительности имело влияние на направление исследований ВВС в области современных двигателей и обороны. Это решительно отличается от официальной позиции ВВС в отношении информирования американцев по проблеме НЛО, когда оно публично подчеркивало, что большинство наблюдений можно объяснить, что не существует доказательств передовых технологий и что наблюдения за летающими тарелками не важны. 24 января 1949 года помощник директора ФБР по безопасности Лэдд подвел итоги беседы с Гассером в двухстраничном рапорте для Эдгара Дж. Гувера. Из рапорта следовало, что дело летающих тарелок было серьезным, что AFI скопила массу информации и что исследования по предмету "ведутся исключительно на авиабазе Райт". В рапорте также было отражено мнение ВВС, что летающие тарелки были сделаны человеком и что у них ядерный двигатель. Лэдд также подчеркивал предположение Гассера, что ракеты летают из России и способны поворачивать и возвращаться на базу. Из рапорта становилось ясно, что точная природа ракет и их происхождение в действительности никому не известны и что большая часть отчета базировалась на собственных домыслах Гассера, который читал много разведывательных отчетов о наблюдениях НЛО. Хотя в имеющихся сейчас документах нет немедленного ответа Гувера на рапорт, он должен был произвести на него впечатление. В конце концов, мысль о том, что главная вражеская страна могла без опаски донести с помощью ракет бомбы, была пугающей. Тот факт, что ВВС могли скрывать основную информацию, тревожила Гувера. Признания полковника Гассера вместе с появлением странных зеленых огней над секретными зонами (см. следующую главу) убедили Гузера, что американцы должны знать больше о наблюдениях НЛО, чем им говорили ВВС. Возможно, директор ФБР был убежден, что необходимо пойти на нарушение секретности и сказать американцам, что ВВС считали, что советские ракеты беспрепятственно летают над территорией США. Это трудно доказать, но, кажется, несколько месяцев спустя Гувер сделал именно это.

top