"Истолкование Б". У ВВС с самого начала были твердые доказательства

Это истолкование бездоказательно и с натяжками. Если розуэллское крушение - правда (как, например, предполагаемое в декабре 1950 года, когда армейская контрразведка была поднята по боевой тревоге), если внеземной летательный аппарат действительно разбился, а обломки и, возможно, тела инопланетян были получены службами безопасности ВВС, то в этом случае мы имеем конфликтную ситуациюот американского народа скрыли правду. Кто-то может возразить, что твердых доказательств не было, потому что это не было отражено в документах. На самом деле, в документах ВВС уровня "Секретно" неоднократно отрицается наличие твердых доказательств. Однако вспомним разговор Уилберта Смита с доктором Сарбахером (см. главу 17). В совершенно секретном меморандуме Смита об этом разговоре говорится, что летающие тарелки существуют. Доктор Сарбахер прямо сказал мне, что на авиабазе Райт-Паттерсон ему говорили об обломках и телах инопланетян, (анатомия которых в какой-то степени напоминает насекомых). Это свидетельство показывает, что на уровне "Совершенно секретно"/"Особый допуск" люди говорят то, что никогда не сказали бы на уровне "Секретно". Если в документе с грифом "Секретно" что-то говорится, это не означает правды! Тема, материал, информация - называйте, как хотите - очень высокого уровня секретности никогда не упоминается в документах низшего уровня доступа, а иногда на нее даже запрещено ссылаться в таких документах. На секретном уровне могут делаться заявления, которые отвлекают внимание от совершенно секретной правды. Следовательно, генерал Твайнинг мог включить в секретное письмо генералу Шулгену утверждение, что прямых доказательств не существует. Затем, непосредственно общаясь с Шулгеном через совершенно секретные каналы, он мог сообщить, что прямые свидетельства имеются, но об этом нельзя упоминать в корреспонденции на секретном уровне или обсуждать этот вопрос с людьми, не имеющими "специального доступа" к этой информации. Почему нельзя упоминать на секретном уровне? Потому что людей, имеющих доступ к секретным документам, гораздо больше, чем с доступом к совершенно секретной информации, а чем больше людей знает о тайне, тем больше шансов, что произойдет утечка. Более того, людям, работающим на секретном уровне, и даже большинству тех, кто имеет совершено секретный допуск, "не обязательно знать", что существуют твердые доказательства. Они прекрасно справятся со своей работой, согласно приказу, не зная, зачем отдан этот приказ. Далее предположим, что высшее начальство знало о существовании летающих тарелок, имея твердые доказательства. Но оно не знало, обладая обломками и телами, чем и где НЛО занимались. Для получения этих сведений оно, возможно, приказало разработать программу по сбору и анализу информации. Простой ее сбор оказался бы недостаточным, потому что в ней оказалось бы очень много "посторонних шумов", то есть, ложных наблюдений. Они скрыли бы нужный "сигнал", а именно, наблюдение настоящей летающей тарелки (только такие наблюдения могли предоставить сведения, чем занимались инопланетяне). Следовательно, программа должна была также анализировать полученные данные, чтобы отделить "шум" от "сигнала". Кроме этого, сотрудникам программы делать ничего не следовало. Однако, если бы они пошли дальше и попытались определить природу "сигнала", это бы создало проблемы для высшего начальства. На самом деле, худшее, что могло случиться - это определение программой настоящей природы "сигнала". Тогда бы "кот выпрыгнул из мешка" и сокрытие фактов было бы трудно контролировать. Значит, если анализ наблюдения идентифицировал внеземной летательный аппарат, то этот анализ нужно было отвергнуть из-за отсутствия убедительных доказательств, несмотря на то, насколько точна и полна информация по наблюдению. Что-то подобное случилось, когда генерал Ванденберг отверг "Оценку состояния" (см. главу 5) изза отсутствия доказательств. Вопрос, на который мы не можем ответить, основываясь на доступных документах, таков: отверг ли он ее, чтобы не допустить анализа с целью установления истины и, таким образом, поставить под угрозу сокрытие фактов высшими кругами, или он отверг ее, даже зная о наличии убедительных свидетельств, чтобы не допустить политических последствий признания (например: "А что вы предпринимаете в связи с этими летающими тарелками, сэр?"). Или он отверг ее просто потому, что не был убежден доказательствами? На эти вопросы все еще нет ответа. Однако важно понять, что хотя ничто не доказывает, что существовала разбившаяся летающая тарелка и скоординированные действия по сокрытию информации, это вовсе не означает, что такого не могло быть. Но хватит допущений о разбившейся летающей тарелке. Основными вопросами чрезвычайной важности до сих пор остаются: есть ли у ФБР и ВВС документы, доказывающие, что НЛО или летающие тарелки существуют, и знают ли об этой информации высшие лица ВВС? Мой ответ - да! (Агент Скалли была бы, вероятно, удивлена, но агент Малдер, несомненно, полностью согласился бы). Что же касается моего мнения, если в будущем правительство или высшие военные чины признают, что около Розуэлла действительно потерпела крушение летающая тарелка или что в "Ангаре 18" на авиабазе Райт-Паттерсон действительно хранятся тела пришельцев, или что в Зоне N 51 к северу от Лас-Вегаса испытывался внеземной летающий диск - я нисколько не удивлюсь.

top