Обман в действии

Что все это означает? Насколько обоснованно проведение параллелей между религиозными видениями, верой в эльфов, историями о карликовых существах, обладающих сверхъестественной силой, рассказами вековой давности о воздушных кораблях в Соединенных Штатах и современными сообщениями о посадках НЛО? Я готов решительно утверждать, что обоснованно, поскольку механизм, порождающий эти различные верования, один и тот же. Их социальный контекст и их воздействие на людей неизменны. Решающим поэтому становится изучение этого глубоко скрытого механизма. Совсем недостаточно заниматься лишь познавательной стороной проблемы - являются ли НЛО материальными объектами или нет. Попытка понять смысл и намерения так называемых летающих тарелок так же тщетна, как и погоня за эльфами, когда преследователь не в состоянии отличить видимое от реального. Феномен имеет устойчивые, неизменные признаки, некоторые из которых мы попытались определить и четко обозначить. Но мы обязательно должны отметить и хамелеоноподобный характер вторичных черт наблюдений: форма объектов, внешний вид "пилотов" и их высказывания меняются в зависимости от той культурной среды, в которую они оказываются погруженными. В историях о воздушном корабле, как мы уже видели во второй главе, большинство бородатых личностей, совершавших в 1897 году посадки на Среднем Западе или в каких-нибудь других местах, просили колодезную воду, медный купорос или еще что-то в этом роде. Рассказы очевидцев выглядели вполне здраво, хотя и казались несколько странными американским фермерам того времени. Сам воздушный корабль соответствовал тогдашним представлениям о сложном летательном аппарате: у него были колеса, турбины, крылья, мощные прожекторы. Но есть одно обстоятельство, о котором мы пока еще не упоминали: воздушный корабль, вполне правдоподобный для очевидцев 1897 года, отнюдь не является таковым для нас. Мы знаем, что подобный аппарат, судя по его описаниям, не в состоянии летать, если только его внешний вид не был предназначен для введения в заблуждение потенциальных свидетелей. Но если это так, то зачем? И что это было? В чем состояла цель такой мистификации? Может быть, воздушный корабль, как и шалости эльфов или летающие тарелки, является настолько хорошо организованным обманом, что его образ способен глубоко проникнуть в человеческое сознание, а затем забыться, как периодически забывают о посадках НЛО и как забывали в средние века облик сверхъестественных существ? Но забыто ли все это на самом деле? Действия людей основаны на воображении, вере и убеждениях, но не на объективных наблюдениях; это хорошо знают военные и политики. Даже наука, претендующая на рациональное развитие своих методов и теорий, подвержена воздействию эмоций, прихотей или страхов. Управлять воображением индивида - значит формировать судьбу всего человечества. Обходя стороной вопрос о физической природе НЛО, мы должны сосредоточить внимание на более сложной проблеме - их воздействии на наше воображение и нашу культуру. Сегодня невозможно оценить, как в перспективе феномен НЛО повлияет на наши взгляды на науку, религию, на освоение космоса. Между тем, похоже, он все же достигает желаемого результата. И своеобразная особенность этого механизма такова, что он одинаково воздействует как на тех, кто "верит", так и на тех, кто сомневается в его физической реальности. Пока мы можем сделать лишь одно наблюдение: существует возможность формирования у большой части общества веры в реальность сверхъестественных существ, летающих машин, в множественность обитаемых миров путем организации тщательно обставленных показов, детали которых уже усвоены культурой и символикой соответствующих эпох и территорий. Может быть, встречи с существами, выходящими из НЛО, предназначены для управления нашими верованиями? Обратимся к их изменчивому характеру. В Соединенных Штатах они появляются в виде чудовищ из научно-фантастических романов. В Латинской Америке - кровожадны и сразу вступают в схватку. Во Франции - ведут себя благоразумно, по-картезиански, как миролюбивые туристы. Ирландские джентри, если верить их представителям, были аристократическим народом, организованным на манер военно-религиозного ордена. Пилоты воздушного корабля напоминали сильные личности со всеми характерными чертами, присущими американским первопроходцам. Для иллюстрации сказанного обратимся к следующему случаю. Дата - 23 октября 1954 года. Место - окрестности Триполи, Ливия. Около трех часов ночи итальянский фермер увидел летательный аппарат, приземлявшийся в десятке метров от него. Он напоминал яйцо, расположенное горизонтально. Его верхняя, прозрачная половина была залита очень ярким светом, а нижняя казалась металлической. В носовой части по бокам имелись две двери, а в центральной - внешняя лестница. В задней части находились два вертикально расположенных колеса, одно над другим, и две торчавшие из них цилиндрические трубки. Во время посадки аппарат издавал звук, похожий на работу компрессора, "используемого для надувания автомобильных камер". Ничего похожего на пропеллер не наблюдалось. Над фюзеляжем возвышались две антенны, одна позади другой, а внизу располагалось нечто вроде шасси с шестью колесами (две пары в головной части аппарата и одна сзади). Размеры машины составляли метров пять-шесть в длину и два с половиной-три в ширину. Внутри находились шесть человек в желтоватых комбинезонах и противогазах. Один из них снял противогаз и стал дуть в какую-то трубку. Его физиономия напоминала обыкновенное человеческое лицо. Когда очевидец приблизился к объекту и коснулся лестницы, его отбросил на землю сильный электрический удар. Один из пилотов сделал такой жест, как будто хотел предупредить свидетеля, чтобы тот в своих же интересах держался подальше от аппарата. Другой пилот вынул какое-то колесо, потом положил его на прежнее место, а затем нажал на кнопку какого-то небольшого устройства, и колесо закрыла крышка. Внутри кабины стояло что-то вроде радиоприемника, опутанного проводами, за которым сидел оператор в наушниках. Каждый из шести пилотов был занят своей приборной панелью. Все это продолжалось минут двадцать. Потом объект бесшумно поднялся метров на сорок пять над землей и улетел на восток с ошеломляющей скоростью. Следы, оставленные колесами шасси на мягком грунте, позднее были сфотографированы. Они напоминали следы от обыкновенных резиновых колес. Их длина составляла всего около шестидесяти сантиметров. Если бы существовала возможность создания идеальных, обладающих массой трехмерных голограмм и их транслирования в иную эпоху, я бы предположил, что именно это и видел фермер. С помощью такой гипотезы мы могли бы объяснить и многие другие видения. Часто во время наблюдений НЛО, а также и религиозных чудес фигуры представляются трехмерными изображениями, чьи ноги не касаются земли. Но как же тогда быть с другими материальными проявлениями, физическими воздействиями, такими, как электрические удары? После прочтения сообщения о ливийской посадке возникает соблазн предположить, что фермер вовсе не случайно наблюдал маневры межпланетных визитеров, а был намеренно подвергнут воздействию этого хорошо подготовленного показа, предназначенного для того, чтобы быть запечатленным и переданным дальше: отсюда и противогазы, и приборные панели, а также радиоприемник, "опутанный проводами". То же самое справедливо и для другого, итальянского случая, имевшего место 24 апреля 1950 года в Аббиат-Буаззоне, близ Варесе: Примерно в десять часов вечера Бруно Факкини, услышав какието звуки и увидев вспышки, решил, что это гроза; но вскоре он заметил темную массу, зависшую между столбом и деревом в двухстах метрах от его дона. Затем появился человек в плотно облегающем костюме и шлеме на голове, который как будто собирался делать ремонт. Еще три фигуры уже трудились возле огромного летательного аппарата. Когда работа была закончена, люк, из которого вырывался свет, закрылся, и объект улетел. Вот еще некоторые подробности: объект издавал звук, похожий на гул гигантского улья, а воздух вокруг него казался невероятно горячим. Две фигуры стояли на земле около лестницы, третья - на телескопическом подъемнике, нижняя часть которого упиралась в землю. В руках у этой фигуры были какие-то трубки. Они-то и генерировали вспышки, замеченные Факкини. Рост пришельцев составлял примерно 1 м 70 см, и одеты они были в серые водолазные костюмы. Через овальное прозрачное стекло просматривались лица, скрытые серой маской. Из нижней части маски на уровне рта выходила гибкая трубка. У каждого к голове крепились наушники. Внутри аппарата виднелось нечто похожее на кислородные баллоны и много-много всяких циферблатов. Когда Факкини предложил свою помощь, люди обменялись между собой гортанными звуками, а один из них вынул откуда-то из-за пазухи приборчик, похожий на фотоаппарат, и направил на Факкини луч света, отбросивший того на несколько метров. Затем Факкини подхватил воздушный поток и снова бросил на землю. Не обращая больше на него внимания, люди встали на подъемник и вернулись в аппарат, который тут же улетел. После бессонной ночи Факкини вернулся на место происшествия и нашел несколько кусочков металла, оставшихся после пайки, а также четыре круглых отпечатка и пятна вырванной травы. Он рассказал о своем наблюдении только спустя десять дней, когда врач, осмотревший его синяки, оставшиеся после падения, посоветовал ему обратиться в полицию. Специалисты министерства обороны, исследовавшие образцы металла, обнаружили в них "антифрикционный материал, обладающий высокой жаростойкостью". Свидетелями этого происшествия были и другие люди, но их опрашивали частные расследователи. Был ли г-н Факкини преднамеренно подвергнут воздействию инсценированного явления космических пришельцев? Какова может быть цель столь тщательно продуманной мистификации? Кто может позволить себе затеять такое сложное дело ради столь мало видимого результата? Способно ли человеческое воображение на подобный самообман? Или мы должны допустить, что некая высокоразвитая цивилизация из далекого космического пространства и иного времени на протяжении двух последних тысячелетий показывает нам трехмерные космические представления, пытаясь направить развитие человечества? Если это так, то заслуживает ли она нашей благодарности? Или же мы имеем дело с параллельной вселенной, с другим измерением, где живут похожие на нас люди и куда мы можем отправиться, лишив себя возможности вернуться в настоящее? Являются ли эти существа только полулюдьми, которым для поддержания контакта с нами требуются смешанные браки с земными мужчинами и женщинами? Не в этом ли источник тех многочисленных сказаний и легенд, где генетика играет большую роль: символика Пресвятой Девы в оккультизме и религии, волшебные истории о повитухах и подменышах, интимные детали в сообщениях о летающих тарелках, библейские сказания о женитьбе ангелов Господних на земных женщинах, чьи отпрыски были исполинами? Не из этой ли таинственной вселенной сверхсущества посылают к нам объекты, способные в любой момент исчезнуть и вновь материализоваться? Может быть, НЛО скорее некие "окна", чем "объекты"? Сегодня мы не располагаем какими-либо доказательствами, подтверждающими эти предположения, но все же с точки зрения исторического постоянства феномена трудно найти им альтернативу, если не отвергать реальности всех этих фактов, что, конечно, было бы предпочтительнее для спокойствия нашего рассудка. Пока еще не пришло время для разрешения этой проблемы. Если же нам абсолютно необходимо во что-то верить, мы можем присоединиться к одной из многочисленных групп людей, у которых на все есть свои, готовые "ответы". Прочитайте книги Д. Мензела или отчет Э. Кондона - превосходные образцы научной беззаботности. Или подпишитесь на журналы, "доказывающие", что "летающие тарелки действительно существуют и прилетают из далекого космоса". Я пишу не для таких людей, а для тех немногих, кто уже через все это прошел и достиг более высокого и совершенного уровня восприятия, для тех, кто распознал многочисленные кошмары человеческой истории, для тех, кто уже понял тонкие механизмы коллективного бессознательного. Догадки Кому-то может показаться бессмысленным построение догадок вокруг тайны, которая по всем признакам до сих пор остается непознанной. Но в этой книге мы уже видели, что феномен НЛО оставил целую серию отметин в представлениях и взглядах наших современников в форме, не только поддающейся распознанию, но даже имевшей свои прецеденты. Представляется не лишенной смысла попытка разработать строгие тесты, как социологические, так и физические, для того чтобы установить, содержат ли в себе описанные очевидцами явления заранее обусловленную цель или нет. Всякий раз, когда обнаруживаются необычные обстоятельства, человеческому сознанию свойственно анализировать их до тех пор, пока они на некотором уровне не облекаются в рациональные формы. Однако вполне возможна ситуация, когда природа сталкивает нас со столь сложно организованными обстоятельствами, что наши визуальные и логические ошибки полностью затмевают опознаваемую форму. Ученые не найдут ничего нового в этом утверждении. История науки свидетельствует о прогрессе в двух направлениях: в усовершенствовании исследовательской техники и в улучшении аналитических методов. Кроме того, предположение о возможном существовании во Вселенной разумных существ, обнаруживающих такую организацию, модель которой нельзя построить на основе наших современных понятий, также теоретически правдоподобно. Поступки этих существ непременно будут казаться беспорядочными и абсурдными или вообще останутся незамеченными, особенно если эти существа владеют физическими средствами выхода в любой момент за пределы сферы человеческого восприятия или в другие измерения. Такие физические действия останутся в научных архивах как некие чисто случайные события, легко объяснимые инструментальными погрешностями или разнообразными естественными причинами. Рассматривая феномен НЛО как особую часть гораздо более фундаментальной проблемы, мы должны осознавать возможность двоякой перспективы: неразрешимость проблемы вообще и продолжение проявления феномена на очень длительном отрезке времени; это справедливо независимо от того, является ли феномен по своей природе естественным или искусственным. Развитие нового мифа, взращенного на этой двойственности, вполне предсказуемо. При отсутствии рационального разрешения тайны и благодаря значительному общественному интересу к проблеме вполне вероятно, что в предстоящие годы все разновидности шарлатанства будут использовать феномен в своих целях" хотя точно предсказать, в какие это выльется формы, конечно, невозможно. Может быть, мы явимся свидетелями зарождения нового мифологического движения, которое в конечном счете даст нашему технологическому веку свой Олимп или свою Вальхаллу, независимо от того, будем ли мы рассматривать такое развитие как достояние нашей культуры или как ее несчастье. Так как многие наблюдения феномена НЛО кажутся достаточно достоверными и в то же время противоречащими научному знанию, образующийся при этом логический вакуум человеческое воображение пытается заполнить своими собственными фантазиями. Подобные ситуации часто наблюдались и в прошлом, и они дали наиболее сильные и основополагающие формы религиозной, поэтической и политической активности. Вполне возможно, что и феномен НЛО даст толчок аналогичным процессам, поскольку его проявления совпадают с возрождением интереса к технике в системе человеческих ценностей. Это справедливо, ибо наука представляет собой такой деятельный процесс, при котором необъяснимые эмоциональные аргументы могут трансформироваться в системы организованных "подпроблем", способных рационально осмыслить необходимость проявления интереса к проблеме НЛО. Поэтому разговор о том, что феномен НЛО не является "научной" проблемой, или даже просто постановка такого вопроса представляются полной нелепостью. Научной проблемы как таковой не существует; есть человек, который видит проблему и решает ее со своей точки зрения, научна она или нет. Наука - это продукт человеческого интеллекта, а не какая-то характеристика, которой мы вольны наградить или, наоборот, лишить любой непонятный феномен, встречающийся на нашем пути. Для ученого правомерна только такая постановка вопроса: может ли феномен быть изучен сам по себе или же он является частью более сложной проблемы. В этой книге сделана попытка проиллюстрировать - причем только проиллюстрировать - этот последний подход. И мой вывод состоит в том, что феномен НЛО дает нам уникальную возможность наблюдать за фольклором в процессе его создания и черпать научный материал из глубочайшего источника человеческого воображения. На нас обрушат свое презрение будущие исследователи нашей цивилизации, если мы допустим утрату такого материала, ибо "предание - это метеор, который, единожды упав, не разгорится вновъ". Если же мы решили сделать некоторые основополагающие заключения, опирающиеся на существующие данные, то тогда из нашего анализа довольно отчетливо вытекают пять основных положений: Положение 1. С середины 1946 года во всех странах начали весьма активно распространяться красочные слухи, источником которых стали многочисленные наблюдения неизвестных аппаратов, отмеченные в сельской местности, материальные следы, оставленные этими машинами, и их разнообразные воздействия на людей и животных. Положение 2. Если из этих слухов извлечь лежащие в их основе архетипы, то внеземной миф окажется очень близким к вере кельтских народов в эльфов, к наблюдениям ученых мужей прошлых веков и к широко распространенной вере всех народов в существа, чьи физические и психологические описания ставят их в один ряд с современными уфонавтами. Положение 3. Эти существа, которых свидетели, по их утверждению, видели, слышали и даже трогали, принадлежат к разнообразным биологическим типам. Среди них встречаются создания гигантского роста, существа, неотличимые от людей, крылатые существа и всякого рода чудища. Однако большая часть так называемых пилотов - карлики, образующие две основные группы: 1) волосатые существа со смуглой кожей, похожие на гномов средневековых легенд, с маленькими сверкающими глазками и низкими, грубыми, "старческими" голосами; 2) существа, соответствующие средневековым описаниям сильфов или эльфов из волшебных историй, похожие на людей, но с несоразмерно большими головами и серебристыми голосами. Судя по описаниям, встречались существа как с дыхательными аппаратами, так и без них. В одном и том же сообщении могли соседствовать создания разного вида. Положение 4. Поведение этих существ, судя по сообщениям очевидцев, столь же абсурдно, как и нелепый внешний вид их летательных аппаратов. В многочисленных случаях разговоров с ними отмечалось их неизменное желание ввести собеседника в заблуждение. Это справедливо для всех известных случаев начиная от встреч с джентри на Британских островах и бесед с пилотами воздушного корабля в 1897 году на американском Среднем Западе и кончая дебатами с "марсианами" в Европе, Северной и Южной Америке и в других местах. Из-за столь абсурдного поведения профессиональные ученые держатся подальше от тех районов, где имеет место известная активность. Это же способствовало и тому, что тарелочный миф приобрел религиозно-мистическую окраску. Положение 5. Механизм видений в легендарное, историческое и настоящее время один и тот же и действует в рамках модели религиозных чудес. Некоторые случаи, нашедшие отражение в официальных изданиях католической церкви (такие, как происшествия в Фатиме и Гуадалупе), были фактически - если использовать точное определение - не чем иным, как проявлением феномена НЛО, когда существо передавало послание, содержание которого больше касалось религиозной веры, нежели космоса или техники. Опираясь на эти пять положений, я считаю правдоподобными следующие три суждения: Суждение 1. Поведение высокоразвитой цивилизации совсем не обязательно должно представляться человеку логичным. Ученые, игнорирующие сообщения об НЛО, поскольку "разумные пришельцы, очевидно, так бы себя не вели", просто не задумывались серьезно о проблеме внечеловеческого разума. На самом же деле наблюдения и выводы сходятся на том, что любое действие высокоразвитой цивилизации непременно должно казаться абсурдным для наблюдателя, стоящего на более низкой ступени развития. И это нисколько не препятствует контакту и даже соседству, о чем наглядно свидетельствует повседневная жизнь на нашей планете, где переплетается деятельность людей, животных и насекомых, несмотря на различный уровень организации их нервной системы. Суждение 2. Если мы признаем, что природа и структура времени так же сильно озадачивают современных физиков, как в свое время священника Кирка, то любая теория Вселенной, не принимающая во внимание наше априорное незнание, так и будет оставаться лишь академическим упражнением. Суждение 3. Обсуждаемая нами тайна содержит все элементы мифа, который мог бы быть использован для долгосрочных целей социального воздействия. Это можно проиллюстрировать любопытной связью между содержанием сообщений и развитием техники от воздушных кораблей до призрачных ракет, летающих тарелок и биогенетических экспериментов, связью, которая никогда не получала удовлетворительного объяснения, оставаясь в рамках только социологии. Что касается последнего суждения, то мне оно представляется особенно примечательным, поскольку первый пример временного отключения электричества, вызванного НЛО, можно найти в пьесе Артура Кёстлера "Сумеречная полоса", написанной в 1933 году. В ходе пьесы, события которой разворачиваются на безымянном острове, где вот-вот должна начаться гражданская война, над городом пролетает огромный метеор, сопровождаемый высоким свистящим звуком, и все огни гаснут. Летательный аппарат опускается в море, и два существа, одетые в белые комбинезоны и двигающиеся, будто в трансе, высаживаются на берег и представляются посланниками, направленными предупредить человечество, что у него осталось всего три дня на самоисправление. В противном случае, грозят пришельцы, человечество будет уничтожено, а Земля заселена высшей расой. Первое упоминание о воздействии НЛО на автомобильное зажигание появилось в романе Бернарда Ньюмэна "Летающая тарелка", написанном в 1950 году. Действительно, когда писалась эта книга, уже имелись сообщениях об НЛО, в которых упоминались магнитные нарушения (компас). В 1944 году военные располагали значительной информацией о неопознанных летающих объектах, а первое широкомасштабное научное расследование было предпринято Национальным бюро стандартов годом раньше. Но остается признать, что совпадение литературных эпизодов, являющихся плодом человеческого воображения, и реальных сообщений, исходящих от очевидцев, представляется весьма примечательным обстоятельством и открывает путь для ничем не ограниченных предположений. Познание структуры времени предполагает высшее познание судьбы (я использую слово "судьба" не в смысле определения рока индивида, а как характеристику механизма, благодаря которому происходят физические события, и канвы, по которой они развиваются). Перед тем как мы перейдем к вопросу о психическом компоненте восприятия феномена, может быть, есть смысл напомнить читателю две приводившиеся ранее детали: 1) относительность времени в Магонии - представление, пришедшее к нам из уже рассмотренных нами многочисленных историй; 2) одну коротенькую, но удивительную фразу, брошенную сильфом Фацию Кардано и на четыре столетия предвосхитившую квантовую теорию: "Он добавил, что Бог творит [Вселенную] от одного момента до другого и стоит ему остановиться хотя бы на мгновение, как мир погибнет". А Джероламо Кардано заключил: "Быль это или сказка, но так гласит запись".

top