Семеро гостей Фация Кардано

В средние века существовало мощное течение мысли, отличавшееся от официально господствовавшего религиозного, которое достигло кульминации в работах алхимиков и герметистов. Среди них встречались настоящие ученые и такие выделяющиеся своим независимым мышлением люди, как Парацельс и Джон Ди, чья жизнь была насыщена разнообразными приключениями. Природа таинственных существ, рядящихся в блестящие одежды или покрытых темной шерстью, чрезвычайно увлекала их. Они были первыми, кто провел параллель между этими странными созданиями и существами, описанными в Библии и в текстах первых каббалистов. Согласно библейской традиции, небесная иерархия включает человекоподобные существа, называемые херувимами, что подревнееврейски означает "достигший полноты знания". Иезекииль описывает их такими словами: И вид этих животных был как вид горящих углей, как вид лампад; огонь ходил между животными, и сияние от огня и молния исходила из огня. (Иез. 1, 13). Принадлежат ли эти загадочные создания, летающие по небу и приземляющиеся на своих "кораблях-облаках", невзирая на авторитет Агобарда, к той же категории существ, что и ангелы, спрашивают древние философы. Нет, потому что они смертны. В книге Монфокона де Виллара "Беседы о тайных науках" отмечается: Иудеи по традиции называли эти создания, представляющие собой нечто среднее между ангелами и людьми, "садем", а греки, переставив буквы и добавив один слог, - "демонас". Древние философы полагали, что демоны принадлежат воздушной расе, властвующей над Стихиями; умирающие и рождающиеся, они неизвестны сегодня, когда редко кто ищет Истину в ее старом жилище, то есть в Каббале и в теологии иудеев, владеет особым искусством общения с этим воздушным народом и умеет беседовать со всеми этими обитателями воздуха. Плутарх построил свою систему представлений о природе этих существ. Согласно А. Г. Клоку, он [Плутарх] считал нелепым, что между двумя противоположностями - бессмертными и смертными существами - больше ничего нет; природа не может иметь такой громадный изъян, должен существовать некоторый промежуточный вид жизни, обладающий особенностями тех и других. Поэтому, как между душой и телом у живых существ связующим звеном служит сознание, так и между божеством и человечеством существует особая категория демонов. Неудивительно, что между эзотерическими "философам" и Агобардом обнаруживаются разногласия по поводу сущности тех трех мужчин и женщины, которые были схвачены толпой в Лионе. Знаменитому каббалисту Седекии в царствование вашего Пекина пришла в голову мысль убедить мир, что Стихии населены теми самыми людьми, о природе которых я вам уже рассказал. Для достижения этой цели он обратился к сильфам с просьбой предстать в небе перед всеми. И они сделали это великолепно. Приняв человеческий облик, эти существа были видны в небе: вот они, облаченные в боевые одеяния, маршируют с оружием в руках, делают короткую остановку или разбивают лагерь и отдыхают в великолепных шатрах; или вот они на прекрасных воздушных кораблях эскадрами плывут по течению Зефира. Что же произошло дальше? Вообразите себе, что этот век невежества вдруг решил задуматься над сущностью таких удивительных зрелищ. Народ сразу решил, будто эти колдуны завладели небесами и собираются устроить бурю и обрушить град на их урожай. Вскоре к мнению масс присоединились ученые богословы и законоведы. Поверил также и император; эта нелепая химера дошла до того, что мудрый Карл Великий, а за ним и Людовик Благочестивый наложили огромные штрафы на всех этих вымышленных небесных тиранов. Теперь мы подошли к рассказу о прямом контакте, который я вновь процитирую по книге "Беседы о тайных науках". Видя, что простолюдины, ученые и даже коронованные особы напуганы ими, сильфы решили рассеять дурное мнение народа об их безобидном флоте таким образом: брать с собой людей из каждой местности и показывать им своих прекрасных женщин, свою Республику и свои методы управления государством, а затем возвращать их обратно на землю в различные части света. И сильфы осуществили свой план. Те, кто видел таких людей, спускавшихся с неба, сбегались со всех сторон, заранее уверенные в том, что это колдуны, которые отделились от своих спутников с целью отравить урожай садов и полей. Люди, охваченные бешенством под влиянием навязчивой идеи, спешили растерзать этих невинных. Число тех, кто был обречен умереть от огня и воды, во всем королевстве оказалось невероятно большим. Самый необычный случай включает в себя похищение четырех человек и возвращение их на землю. Однажды среди других событий в Лионе произошло следующее: народ видел, как трое мужчин и одна женщина сходили с такого небесного челна. Вокруг них собрался весь город. Люди возбужденно кричали: "Это волшебники, посланные Гримальди, герцогом Беневетским, врагом Карла Великого, уничтожить урожай франков!" Тщетно четверо невинных старались доказать, что они простые сельские жители и были увезены на короткое время удивительными людьми, которые показали им неслыханные чудеса и просили рассказать обо всем увиденном. Неистовствовавшая толпа не внимала их оправданиям и уже готова была предать их огню, когда на шум прибежал достопочтенный Агобард, епископ лионский, ставший монахом в этом городе и приобретший здесь значительный авторитет. Услышав обвинения толпы и оправдания обвиняемых, он веско заявил, что и те и другие ошибаются. Не может быть правдой ни то, что эти люди спустились с неба, ни то, что, по их словам, они видели. Народ, охотнее поверивший словам доброго отца Агобарда, чем своим собственным глазам, освободил четырех посланников сильфов. Позднее, в своей книге, Агобард подтвердил сказанное им перед толпой, а показания четырех свидетелей были преданы забвению. Подобные истории были настолько общеприэнаны в средние века, что проблема связи со Стихиями стала основным занятием алхимиков и важной частью их философии. Парацельс написал целую книгу о природе этих существ. Вместе с тем он приложил большие усилия к тому, чтобы предостеречь читателей от опасности общения с ними. Я не хочу говорить здесь о том, посредством какого договора вступают в общение с зтими существами, благодаря какому договору они являются к нам и беседуют с нами, из-за тех бед, которые могут обрушиться на каждого, кто попытается сделать это. В своем трактате "Зачем эти существа являются к нам" он выдвигает следующую оригинальную догадку: Рано или поздно все созданное Богом предстает перед Человеком. Иногда Бог ставит Человека лицом к лицу с дьяволом и духами, чтобы убедить его в их существовании. С вершины небес он также посылает своих слуг - ангелов. Таким образом, эти существа являются нам не для того, чтобы остаться среди нас или породниться с нами, а для того, чтобы мы могли понять их. Правда, они появляются весьма редко. Но почему должно быть иначе? Неужели недостаточно одному из нас увидеть ангела, чтобы все мы поверили в остальных ангелов? Парацельс родился в 1493 году. В тот год Фаций Кардано написал о визите к нему семерых странных гостей, похожих на создания, которые, должно быть, весьма интересовали знаменитого философа. Этот случай стал известен благодаря записям его сына, Джероламо Кардано (1501-1576), хорошо знакомого нам математика. Джероламо Кардано жил в Милане и был не только математиком и физиком, но и оккультистом. В своей книге "De Subtilitate" он поясняет, что часто слышал, как отец рассказывал необычную историю, и в конце концов он нашел в отцовском архиве описание этого значительного события. "13 августа 1491 года. Как только я закончил свой ежедневный ритуал, а это было примерно в восьмом часу вечера, передо мной предстали семеро мужчин в шелковых одеждах, похожих на греческие тоги, обутые в блестящие башмаки. Одежда, выглядывавшая из-под красного сверкавшего пластрона, казалась вытканной из пурпура и отличалась необыкновенной красотой. Но так были одеты только двое, занимавшие, вероятно, более высокое положение, чем другие. Самого высокого из них, краснолицего, сопровождали двое спутников, а второго, с более бледным лицом и ниже ростом, - трое. Таким образом, всего их было семеро". Отец не написал, были ли покрыты их головы. "Им, наверное, было около сорока, но выглядели они не более чем на тридцать. На вопрос, кто они такие, последовал ответ, что они воздушные существа, но, подобно людям, рождаются и умирают. Их жизнь длиннее нашей и может достигать трехсот лет. А на вопрос о бессмертии человеческой души они заявили: ничто, характерное для любого индивида в отдельности, не сохраняется после его смерти..." Когда мой отец спросил их, почему они не открыли людям местонахождение сокровищ, если звали, где те находятся, гости ответили, что это запрещено особым законом, который грозит тяжелейшим наказанием любому, кто передаст это знание людям. Они пробыли с моим отцом более трех часов. Самый примечательный эпизод беседы посвящен космологии. Когда же он спросил у них о первопричине бытия, их мнения разошлись. Самый высокий гость отказался признать вечное творение мира Богом, другой же, напротив, пояснил, что Бог творит его от одного момента до другого и стоит ему остановиться хотя бы на мгновение, как мир погибнет... Быль это или сказка, но так гласит запись. Без малого три столетия спустя, в сентябре 1768 года, шестнадцатилетний молодой человек ехал в Лейпцигский университет с двумя спутниками, уроженцами Франкфурта. Почти всю дорогу лил дождь, и иногда экипаж с трудом преодолевал подъемы. Когда путешественники в очередной раз оставили свои места и пошли позади лошадей, юноша заметил на уровне земли что-то странное и светящееся. Неожиданно я увидел в овраге по правую сторону от дороге что-то вроде амфитеатра, удивительным образом освещенного. В колоколообразном пространстве находились бесчисленные мерцающие огоньки, расположенные ступеньками одни над другими; их яркий свет слепил глаза. Но особенно мешала смотреть их подвижность: они скакали туда-сюда, сверху вниз и обратно, во всех направлениях. Большая часть этих сияющих огней, однако, оставалась неподвижной. Когда меня окликнули, я с величайшим сожалением заставил себя оторваться от этого зрелища, которое я хотел бы рассмотреть поближе... Осталось неясным, было ли это обиталище гномов или скопление светящихся тварей; я так никогда и не узнаю этого. Имя молодого человека - Гёте. Приведенный рассказ можно найти в шестой книге его автобиографии. Этой интересной находкой я обязан кинорежиссеру и знатоку оккультизма Кеннету Энгеру. Представился бы немецкому поэту и ученому случай больше узнать о "светящихся тварях", если бы он жил в XX веке? А Парацельс и Кардано, оказавшись среди нас, смогли бы найти новый материал для своих теорий о природе странных и неуловимых воздушных существ? Мы можем с уверенностью предположить, что их внимание было бы сразу же приковано к сообщениям о посадках НЛО.

top