Миф и цивилизация

Согласно моей гипотезе, существует определенный уровень контроля общества, регулирующий человеческое развитие, и феномен НЛО должен рассматриваться именно в этом плане. Что это может объяснить? Это, безусловно, объяснило бы, почему нет явного контакта: прямой контакт мог бы помешать подлинному обучению. Это также объяснило бы некоторые заявления уфонавтов: "в нас надо верить, но не слишком"; "вы будете благоразумно молчать о происшедшем этой ночью". Это объяснило бы абсурдность множества случаев, когда реакция на феномен отражается скорее на уровне несловесного восприятия, чем в "логической" форме. Это объяснило бы, почему многие свидетели не способны подыскать слова для описания увиденного. Это, наконец, объяснило бы интимный и генетический аспекты, закрепляющие сигнал путем кодирования его самыми сильными эмоциями, на которые только способны мужчины и женщины в нарушение человеческих табу. К такой же мысли пришли и советские писатели-фантасты Аркадий и Борис Стругацкие в своей замечательной повести "За миллиард лет до конца света". Столкнувшись с серией таинственных совпадений и нелепых посланий, группа ученых пришла к следующему выводу: По-видимому, сами того не подозревая, мы наступили на мозоль некоей сверхцивилизации, и эта сверхцивилизация, по-видимому, поставила своей целью регулировать отныне наш прогресс по своему усмотрению... Но другой ученый, персонаж той же повести, высказал иную догадку: Вечеровский вводит понятие Гомеостатического Мироздания... "Мироздание сохраняет свою структуру" - это была его основная аксиома. Когда я говорю о системе духовного контроля, я не имею в виду какую-то сверхцивилизацию, заключившую нас в космические застенки под зорким наблюдением созданий, которых мы могли бы назвать ангелами или демонами. Я хочу сказать, что мифология определяет некий уровень нашей социальной реальности, неподвластный обыкновенным политическим и интеллектуальным тенденциям. На этом уровне структуры времени растянуты, а эволюция - медленна. Средства массовой информации, роль которых сводится к тому, чтобы за доли секунды резюмировать сенсационные новости (чем скандальнее, тем лучше), совершенно не обращают внимания на этот сигнал. Общество, неспособное сосредоточить свое внимание больше чем на несколько минут (интервал между двумя телерекламами), не может постичь события, которые начались до рождения моего дедушки и закончатся после смерти моего внука. Но такие долгосрочные изменения существуют. Они властвуют над судьбами цивилизаций. Мифы задают сюжеты, которые должны хорошенько обдумать интеллектуалы, политики и ученые. Мифы управляются символами, а язык, облекающий эти символы в формы, представляет собой некую законченную систему. Система эта - металогика, а не метафизика. Она не нарушает никаких законов, поскольку сама является субстанцией, творящей законы. Такая гипотеза не объясняет, как НЛО появляются перед нами, но она по крайней мере подтверждает идею: они одновременно являются и материальными объектами (факт, который с давних пор мне кажется неопровержимым) и психическим механизмом, точные свойства которого еще предстоит определить. НЛО вызывают глубокую эмоциональную реакцию у очевидца, но логический ход всякого расследования крайне затруднен, если вообще не исключен, из-за окружающих феномен кажущихся нарушений закона причинности и созданной вокруг него социальной обстановки. Ученые настроены опрашивать очевидцев, видевших приземление объектов, но сами очевидцы вовсе не желают с ними разговаривать. А если свидетель предлагает в качестве "доказательства" несколько лепешек, выданных инопланетянами, или бессмысленные послания, или историю интимных связей с космическим существом, то это совершенно обескураживает исследователя-рационалиста. Абсурдные обстоятельства множества подобных историй делают маловероятным серьезное изучение, а это укрепляет роль слухов как некоего запретного фольклора, богатого новыми образами.

top