11. Другие измерения

В первой части этой книги я попытался, насколько было возможно, полно и тщательно представить исторический материал, указывающий путь к современному феномену НЛО и к вере в контакт с космосом. Во второй части мы имели дело с сообщениями о похищениях в разных странах и в разные эпохи, а также с психическим и духовным компонентами случаев контакта. В третьей части мы обсуждали аргументы в пользу нового активного исследования, четко осознавая факторы, препятствующие этому: тройной камуфляж, политические мотивации. Мы отдаем себе отчет в том, что речь идет об истинно новом феномене огромного значения. НЛО - это реальные физические объекты. Однако совсем не обязательно инопланетные космические корабли. По правде говоря, внеземная гипотеза недостаточно необычна для объяснения фактов. И я буду несказанно разочарован" если НЛО окажутся не чем иным, как посланцами других планет. Чем еще они могут быть? Если НЛО - не космические корабли, чем еще они могут быть? Какое исследование может одновременно учесть их физические свойства, влияние на общество, внешний вид их обитателей и кажущиеся абсурдными элементы их поведения? Как мы можем объяснить, почему феномен, хорошо знакомый сельским жителям, избегает открытого контакта, выбирая для своих посланий форму причудливых похищений и провоцируя довольно странные инциденты? После неоднократного анализа этих сил вырисовывается представление, идущее дальше идеи о простых технических аппаратах, построенных высокоразвитыми цивилизациями с других планет. Я считаю, что феномен НЛО - это скорее указание на существование других измерений вне пространства- времени; может быть, НЛО прилетают не из Вселенной - нашего Универсума, - а из окружающего нас Мультиверсума, но мы упрямо продолжаем отрицать эту смущающую нас реальность, несмотря на доказательства, накопленные за долгие времена. Подобная гипотеза необходима для одновременного объяснения нынешних случаев и хроник Магонии - "похищений" и психического компонента. Вокруг нас, как мне представляется, существует мир, выходящий за пределы пространства и времени. К этому выводу пришли и другие исследователи. Некоторые, правда, потом, глубоко отчаявшись, отказались от него. Их новое настроение прекрасно резюмировал в начале века Шарль Фор в своей "Книге проклятых": "Мы являемся чьей-то собственностью". Такие знатоки проблемы НЛО, как Сальваторе Фрейкседо в Латинской Америке, Джон Кил в Соединенных Штатах и Эме Мишель во Франции, полагают, что мы бессильны перед лицом непостижимых и абсурдных возможностей неведомого разума, способного представать то в облике марсианина, то первобытного бога, то Пресвятой Девы, то в виде целого флота воздушных кораблей. Но, несмотря на это, у меня все же еще теплится надежда, что пытливый человеческий ум окажется в конце концов в состоянии понять ту грандиозную реальность, которую представляет собой этот феномен. Но только при условии продолжения кропотливого изучения каждого странного случая, каждой причудливой схемы. Мир, о котором я говорю, подчиняя себе измерения, прекрасно может уживаться в обычном пространстве. Однако его проявления не могут быть простыми космическими кораблями с гайками и болтами. НЛО представляют собой физические проявления, которые невозможно понять вне их психической и символической реальности. Мы наблюдаем не нашествие существ, прибывших из далекого космоса, а некую духовную систему, воздействующую на людей и находящую свое применение в людях. Чтобы очертить адекватные рамки исследования, полезно поразмыслить над вариантами современной картины мира, когда видимые чудеса могли бы происходить, не нарушая законов физики, а психические феномены были бы скорее правилом, чем исключением. В пределах такой картины НЛО могли бы являться и с Земли, не будучи изобретением человека, и из другой галактики, не будучи космическими кораблями. Многие теоретики, более квалифицированные, чем я, уже трудятся над разработкой подобных альтернативных моделей. Для объяснения поведения элементарных частиц и образования Вселенной они размышляют над "суперструнами" и над многомерными мирами вне привычной нам структуры пространства-времени. В своей книге "После Эйнштейна" д-р Мичио Таку и Дженнифер Трейнер отмечают, что даже в рамках современной физики для обоснования теории Большого Взрыва необходимы пять измерений. Еще в 1919 году, когда Альберт Эйнштейн анализировал следствия, вытекающие из общей теории относительности, он получил письмо от математика Франца Калуца, предложившего пятимерную теорию поля. Через несколько недель Эйнштейн написал ему: "Формальная целостность вашей теории поразительна". Другие ученые тоже занимались этой проблемой. Куда же подевалось пятое измерение? В 1926 году шведский математик Оскар Клейн объяснил, почему кажется, будто мир имеет только четыре измерения, а не пять. Согласно его идее, пятое измерение свернулось в ничтожно маленький круг, недоступный для наблюдений. Клейн даже утверждал, что его размеры соответствуют планковской длине, то есть в сто миллиардов миллиардов раз меньше атомного ядра. Но эта элегантная теория породила вопросов больше, чем решила, и была заброшена. В 1957 году Хью Эверетт и Джон Уилер из Принстонского университета предложили "многомировую интерпретацию" квантовой механики. В рамках этой концепции Вселенная непрерывно разветвляется на альтернативные реальности. В последние годы появились новые, более плодотворные идеи. Возможно, существует гораздо большее число измерений. Самые интересные результаты вытекают из теории "суперструн", появившейся в 70-е годы. Многие физики-теоретики, работающие сегодня в этой области, полагают, что Вселенная родилась из неустойчивого десятимерного ядра. По мнению Таку и Трейнера, "шесть измерений свернулись, оставив нетронутой нашу четырехмерную Вселенную". Эти новые идеи, возможно, будут оспорены, а возможно, развиты и усовершенствованы. И такие паранормальные феномены, как НЛО, могут дать ценный материал для этого фундаментального спора.

top