Создания Мультиверсума

Если четвертое измерение (время), существование которого мы допускаем, на самом деле отсутствует, то человеческий мозг, возможно, воспринимает события ассоциативно. Так, как это делают современные компьютеры. Пользователь "вызывает" нужные ему записи, прибегая к ключевым словам - словам управляющим. Например, если он запрашивает все пересечения между множествами "микроволны" и "мигрень", то может найти два десятка статей, о существовании которых даже не подозревал. Если мы живем скорее в ассоциативной Вселенной системного программиста, чем в "последовательной" Вселенной физика, исповедующего идею пространства- времени, тогда чудеса уже перестают восприниматься как иррациональные события. Философия, вытекающая из подобных размышлений, была бы ближе к исламскому окказионализму, нежели к картезианской и ньютоновой Вселенной. И тогда следовало бы выработать новую теорию информации, которая могла бы рассказать много интересного о связи с обитателями иных физических реальностей, созданиями Мультиверсума, и пролить новый свет на опыт очевидцев, похищенных НЛО. Должны ли мы верить очевидцам, описывающим свое пребывание на борту НЛО? Как я постоянно подчеркивал на протяжении всей книги, нет причин сомневаться в их честности, искренности и порядочности. Слова д-ра Саймона по поводу Бетти и Барни Хилл по-прежнему ясны, как и двадцать лет назад: "Для них, бесспорно, этот опыт реален". Означает ли это, что мы должны воспринимать их воспоминания буквально? Не думаю. Эти события произошли в пределах реальности, которую мы пока просто не понимаем; воздействие было оказано на ту часть человеческого сознания, которую мы тоже еще не открыли. Феномен НЛО, как мне представляется, - это одно из средств, при помощи которого неведомая форма разума чрезвычайной сложности общается с нами на символическом уровне. Ничто не указывает на ее инопланетное происхождение. Скорее, она с лихвой доказывает, что имеет доступ к таким психическим процессам, которые мы еще не только не подчинили себе, но даже и не исследовали. Перед лицом такого взаимодействия на символическом и мифологическом уровне все наши сеансы гипноза и исследования по имплантации мысли могут оказаться столь же несерьезным занятием, как и вопросы инквизиторов, заданные колдуньям, возвратившимся с шабаша, и поиски дьявольских отметин на их телах. Пока мы не познаем лучше физическую природу феномена НЛО, я буду испытывать неприязнь к рискованным обследованиям сознания очевидцев со стороны гипнотизеров-любителей: они твердо верят в инопланетные визиты и им не терпится любой ценой получить соответствующие подтверждения. Эти очевидцы пережили реальный травмирующий опыт, сделавший их уязвимыми. Поэтому они готовы поверить любому объяснению, исходящему от авторитетного человека. В состоянии крайней внушаемости, вызванном гипнозом, мы легко можем убедить их принять любую незрелую интерпретацию феномена. Такой способ действия противоречит этике и, уж конечно, ненаучен. В некоторых случаях (как, например, с Хиллами), когда гипноз применялся с большой осторожностью, под медицинским контролем и без наводящих вопросов, какой результат мы получили? Мы не узнали ничего интересного о внеземной жизни. Мы лишь выяснили, что наши представления о пространстве и времени неверны, что существуют более обширная реальность и другие измерения и что пришло время поставить под сомнение наше видение Вселенной. Будем еще более дерзкими. Эта тема поднимает множество волнующих и фундаментальных вопросов. Если энергия и информация связаны между собой, то почему у нас только одна физика, физика энергии? А где физика информации? Применима ли в этом случае старая теория магии? А тексты Парацельса с его концепцией соответствия между объектами и явлениями, не являются ли они источником вдохновенной мысли, не принимаемой в расчет? Пока мы пытаемся решить эти вопросы, невозможно приняться за то, что французский физик Коста де Борегар называет "действительно фундаментальной проблемой", а именно: отношение между духом и материей. Даже рассматривая только операционные аспекты элемента информации, когда кто-нибудь извлекает что-либо из него, физическая теория предписывает обязательное изменение энтропии Вселенной. Все это в высшей степени абстрактные вопросы. Но сегодня, когда мы начинаем подозревать, что современная высокая технология вновь высвечивает прошедшие через века сомнения, конструктивное абстрагирование просто необходимо. Можно ли найти дорогу к реальности, которая располагается не на дальних планетах, а вокруг нас, но вне нашего обыденного сознания? Что произошло с похищенными очевидцами, такими, как Элен, Кэти или Трэвис Уолтон? Может быть, они пережили больше, чем просто происшествие внутри космического корабля, а именно: временное перемещение их сознания в иную реальность с последующим показом архетипических созданий? Возможно ли способствовать совпадениям и странным на вид эффектам паранормальной природы, создавая физические структуры, защищенные от повседневных помех и служащие информационными достопримечательностями? Если окружающий нас мир соткан из событий, символические проявления, сопровождающие сообщения об НЛО, должны рассматриваться в качестве первостепенного фактора. Если мы представим себе материальный мир как ассоциативную Вселенную, пространство информационных событий, тогда сознание - это не просто локальная функция человеческого мозга. Я предлагаю определить сознание скорее как процесс, посредством которого извлекаются и анализируются информационные ассоциации. А иллюзия времени и пространства будет тогда просто вторичным эффектом сознания, анализирующего ассоциации. В рамках такой теории явления, кажущиеся паранормальными, вроде телепатии и предвидения, перестанут удивлять и перейдут в разряд обыденных, а НЛО потеряют добрую половину своей странности. Эти явления окажутся естественной стороной реальности человеческого сознания. Я предлагаю изучать сообщения о "контактах" на этом уровне, даже если мы еще очень и очень далеки от того, чтобы направить наши размышления по пути к формальным уравнениям новой физики. Многие годы феномен НЛО служил опорой человеческому воображению, основой для человеческой трагедии, фабрикой грез. Мы отразили его в кино, поэзии, музыке, фантастике. А он отразился в нас. Он не пытается общаться с отдельными индивидами, группой, правительством. А почему он должен делать это? Феномен функционирует как операционная система символической коммуникации на уровне всего земного шара. Он взаимодействует с чем-то, принадлежащим человечеству в целом, но мы не знаем с чем. Он является составной частью окружающей среды, системой контроля человеческой эволюции. Но его воздействия, вместо того чтобы быть просто физическими, ощущаются и в наших верованиях. Он влияет на то, что мы называем духовной жизнью. Он затрагивает нашу политику, историю, культуру. Он был характерной чертой нашего прошлого. Несомненно, он явится и неотъемлемой частью нашего будущего

top