1

Перед вами — свидетельства всего, что мне довелось узреть, и всего, чему я научился за те годы, в которые я владел Тремя Печатями Масшу. Я видел тысяча и одну луну, и этого довольно для жизни одного человека, хотя утверждают, что Пророки жили гораздо дольше. Я слаб и болен, я изможден и утомлен, и вздохи моей груди подобны тусклой лампаде. Я стар. Волки повторяют мое имя в своих полуночных речах, и этот тихий, еле слышный Голос призывает меня издалека. А другой голос, куда более близкий и нечестивый, с нетерпением кричит мне в самое ухо. Тяжесть моей души определит, где ей суждено упокоиться навеки. Но пока еще есть время, я должен успеть записать все, что мне известно об ужасах, которые блуждают Вне, которые залегли в ожидании у порога каждого человека, ибо сие есть древняя тайна, с давних пор передававшаяся из уст в уста, но теперь забытая всеми, за исключением лишь немногих — тех, кто поклоняется Древним (да будут вычеркнуты из памяти их имена!). Если же я не завершу этот труд, возьми то, что я успею записать и открой людям все остальное, ибо времени осталось совсем немного, а человечество все еще не ведает о Зле, поджидающем его со всех сторон, у каждых открытых Ворот, за каждой сломанной преградой, от каждого беспечного прислужника у алтарей безумия. Ибо сие есть Книга Мертвых, Книга Черной Земли, и я писал ее под угрозой гибели, точно так же, как и обрел ее; и повествует она о замыслах ИГИГОВ, жестоких небесных духов из-за пределов Странников Пустынных Земель. Пусть же каждый, кто прочтет эту книгу, ведает отныне, что за обиталищем людей следят и наблюдают боги и демоны из Древней Расы, из времени до начала времен, и что они жаждут отмщения за ту давно позабытую битву, что разыгралась в Космосе и расколола Миры в давние дни до сотворения Человека, когда во Вселенной странствовали Старшие Боги - раса МАРДУКА, как его знали халдеи, и ЭНКИ, нашего владыки, Повелителя Чародеев. Знайте же, что я обошел все Сферы Богов и области Азонея, что я спускался в отвратительные жилища Смерти и Вечной Жажды, куда можно попасть через Врата Ганзира, возведенные в Уре в те далекие времена, когда еще не появился Вавилон. Знайте и то, что я беседовал со всевозможными духами и демонами, чьи имена более не вспоминают среди людей или вовсе никогда не знали. И некоторые печати их записаны здесь; но другие я должен унести с собой, когда покину вас. Да смилостивится АНУ над моей душой! Я видел Неведомые Земли, которые никогда не были нанесены на карту. Я жил в пустынях и безлюдных краях, я говорил с демонами и с душами убитых, с душами женщин, которые умерли при родах, жертвами демоницы ЛАММАШТЫ. Я странствовал по дну Морей в поисках Дворца Нашего Господина, и нашел памятники исчезнувших рас, и расшифровал некоторые письмена, начертанные на них; другие же навек останутся тайной для живущих людей. А погибли эти расы из-за знания, что содержится в этой книге. Я странствовал среди звезд и дрожал пред лицом богов. В конце концов, я нашел формулу, которая позволила мне пройти через Врата АРЗИР и проникнуть в запретную область отвратительных Игигов. Я заставлял подняться демонов и мертвых. Я вызывал души моих предков, заставляя их зримо возникнуть на вершинах храмов, которые достигают звезд и касаются глубочайших недр Гадеса. Я сражался в поединке с Черным Чародеем Азаг-Тотом, но тщетно, и я бежал на Землю, призвав на помощь Инанну и ее брата Мардука, повелителя обоюдоострого топора. Я поднял войска против Восточных земель, призвав полчища злых духов и заставив их повиноваться мне, и так я встретил Нгаа, божество варваров, которое изрыгает пламя и рычит, словно тысяча громов. Я познал страх. Я нашел Врата, которые ведут Наружу, через которые вечно наблюдают Древние, стремящиеся войти в наш мир. Я вдыхал ядовитые испарения одной из Древних, Царицы Внешнего Мира, имя которой записано в книге "Маган" — на скрижалях некоей древней расы, жрецы которой в поисках власти распахнули ужасные Врата в неурочный час и были пожраны чудовищами. Я обрел это знание при совершенно особых обстоятельствах, когда был еще неграмотным сыном пастуха в стране, которую греки называют Месопотамией. Когда я был юношей и в одиночестве путешествовал по горам, направляясь к Востоку, который живущие в тех краях люди называют "Масшу", я случайно нашел серую скалу, на которой были вырезаны три странных знака. Скала эта была высотой в рост человека и обхватом в туловище быка. Она крепко вросла в землю, и я не смог сдвинуть ее с места. Сочтя эти знаки надписью какого-то старинного царя, которую он оставил на камне после победы над врагом, я развел костер у подножия скалы, чтобы защититься от блуждавших поблизости волков, и лег спать, ибо уже наступила ночь, а я был далеко от своей родной деревни, Бет Дуррабиа. Приблизительно за три часа до рассвета, 19-го числа месяца Шабату, я проснулся от воя собаки или волка, необычного громкого и звучавшего очень близко. Костер догорел, лишь едва тлеющие красноватые угольки отбрасывали пляшущие тени на скалу с тремя загадочными знаками. Я поспешно принялся разводить новый костер, но тут серый камень стал медленно подниматься в воздух, словно взлетающий голубь. От ужаса, пронзившего мой позвоночник и стиснувшего холодными пальцами череп, я был не в силах ни пошевелиться, ни проговорить слова. Я был бы меньше потрясен, когда бы предо мной предстал сам Азуг-бел-йа! Затем я услышал откуда-то издали тихий голос, и мною овладел уже более земной страх перед разбойниками. Я упал на землю и притаился в высокой траве, весь дрожа. К первому голосу присоединился другой, и вскоре к тому месту, где я спрятался, подошли несколько человек в черных одеждах воров. Они окружили парящую скалу, не выказав перед ней ни малейшего страха. Теперь я мог ясно различить, что три странных знака на камне светились красным пламенем, словно внутри скалы горел огонь. Незнакомцы неразборчиво бормотали хором какую-то молитву или заклинание, из которой я сумел расслышать лишь несколько слов, да и те были на незнакомом языке; да смилостивится Ану над моей душой! теперь эти ритуалы мне знакомы. Люди, чьих лиц я не мог ни различить, ни узнать, начали бешено размахивать ножами, мерцавшими в сумерках горной ночи пронзительным, холодным блеском. Затем из-под парящей в воздухе скалы, прямо из-под земли, где она прежде стояла, показался поднимающийся змеиный хвост. Я еще никогда не видел такой огромной змеи! Самая тонкая часть ее тела была толщиной в два обхвата, и когда она появилась из-под земли, за ней последовала другая, хотя первой еще не было видно конца, ибо она, казалось, доходила до самого Ада. Затем появились другие, и вот уже земля задрожала от множества извивающихся щупалец. Пение жрецов (ибо теперь я уже понял, что они были служителями некоей тайной Силы) стало гораздо громче. ЙА! ЙА! ЗИ АЗАГ! ЙА! ЙА! ЗМ АЗКАК! ЙА! ЙА! КУТУЛУ ЗИ КУР! ЙА! Земля в том месте, где я прятался, стала влажной от какого-то вещества, ибо она находилась несколько ниже того места, где развернулась сцена, невольным свидетелем которой я стал. Я дотронулся до влаги и понял, что это — кровь. В ужасе я завопил и обнаружил перед жрецами свое присутствие. Они повернулись ко мне, и я с отвращением увидел, что груди их рассечены кинжалами, при помощи которых они поднимали камень, ради какой-то таинственной цели, которую я тогда не мог уразуметь; впрочем, теперь я знаю, что кровь — излюбленная пища этих духов и что поля сражений после битвы мерцают неестественным светом именно потому, что эти духи бродят по ним в поисках пропитания. Да сохранит нас Ану! Из-за моего вопля нарушился весь их ритуал. Я помчался через горы по дороге, которой пришел в то ужасное место, а жрецы погнались за мной, хотя некоторые, как мне показалось, остались у камня, чтобы завершить Обряд. Я бежал, как безумный, вниз по горному склону, задыхаясь в холодном воздухе ночи, сердце мое бешено колотилось в груди, голова горела. За спиной я слышал грохот и шум падающих камней, сотрясавших землю под моими ногами. Охваченный ужасом, я споткнулся и упал. Поднявшись на ноги, я повернулся, чтобы встретить лицом того, кто на меня нападет, хотя я помнил, что был безоружным. Но, к своему изумлению, я не увидел ни жреца древнего чудовища, ни адепта запретного Искусства: на траве лежали пустые черные одеяния без всяких признаков жизни. Я осторожно приблизился к нему и, подобрав длинный прут, поднял черную одежду со смятой травы. Все, что осталось от жреца, — лужица слизи, похожей на зеленое масло. От нее исходил отвратительный запах трупа, целый день пролежавшего на солнце. При виде такой мерзости я чуть было не лишился чувств, но я твердо вознамерился разыскать остальных и узнать, постигла ли их такая же участь. Поднимаясь вверх по склону, с которого я бежал в таком страхе всего лишь несколько минут назад, я наткнулся на другого черного жреца. Он был в таком же состоянии, как первый. Я пошел дальше, находя все новые и новые черные одежды и больше не осмеливаясь переворачивать их. Наконец, я добрался до серого камня, который недавно напугал меня до полусмерти, поднявшись в воздух по велению жрецов. Теперь он опять стоял на земле, но знаки продолжали мерцать сверхъестественным светом. Змеи, или то, что я тогда принял за змей, исчезли. Но среди остывших черных углей костра появилась сверкающая металлическая пластинка. Я поднял ее и увидел, что на ней тоже вырезаны знаки, но весьма замысловатые, в незнакомой мне манере. Они отличались от знаков на камне, и в тот момент мне показалось, что я мог бы прочесть эту надпись, но все же не могу, словно бы я когда-то знал язык, на котором она сделана, но давным-давно его позабыл. У меня разболелась голова, словно бы дьявол сдавил мне череп. Лунный луч коснулся металлического амулета (ибо теперь я знаю, что это был именно амулет) и в моей голове раздался голос, поведавший мне тайны зрелища, свидетелем которого я стал, в одном-единственном слове: КУТУЛУ. И в это мгновение, словно бы кто-то шепнул мне на ухо ответ на мои вопросы, я все понял. На сером камне были вырезаны знаки, которые указывают Врата во Внешний Мир: Амулет, который я сжимал в своей руке, находится до сих пор при мне и висит у меня на шее, пока я пишу эти строки. Первый из трех символов — это Знак нашей Расы, пришедшей из-за Звезд, и зовется он "АРРА" на языке Писца — посланца Старших, научившего меня этому наречию. На языке древнего города Вавилона он назывался "УР". Это — залог Завета со Старшими Богами, и если они, вручившие его нам, увидят его, то не забудут нас. Они дали клятву! Дух Небес, помни! Второй символ — это Старший Знак, Ключ, с помощью которого могут быть призваны Старшие Боги, если использовать его с правильными словами и в правильном порядке. У него тоже есть Имя — "АГГА". Третий знак — это Знак Наблюдателя. Называется от "БАНДАР". Наблюдатели — это раса, которую послали Старшие. Она стоит на страже, пока ты спишь, если совершить перед этим нужные ритуалы и принести должные жертвы; иначе, если призвать ее, то она обратится против тебя. Чтобы эти печати действовали, их надо вырезать на камне, вкопанном в землю, или на алтаре, где совершаются жертвоприношения. Их также можно принести к Скале Призывания, или выгравировать на металле твоего Бога или Богини и повесить на шею, но скрывать от взора непосвященных. Из трех этих знаков АРРА и АГГА могут использоваться по отдельности. Но третью печать, БАНДАР, ни в коем случае нельзя применять без остальных двух или хотя бы еще одной, ибо Наблюдателю необходимо напомнить о клятве, которую он принес Старшим Богам и нашему роду, иначе он обернется против тебя, и убьет тебя, и примется опустошать твой город, и не смирится, покуда слезы твоего народа и стенания твоих женщин не умилостивят Старших Богов. КАКАММУ! Огненный амулет, который я нашел в золе костра и на который упал лунный свет, — это могущественная печать, предохраняющая от всех, кто может явиться из-за Врат Внешнего Мира, ибо увидев ее, они отступят от тебя, НО ЛИШЬ В ТОМ СЛУЧАЕ, ЕСЛИ ЕЕ ПОВЕРХНОСТЬ ОСВЕЩЕНА ЛУЧАМИ ЛУНЫ, ибо в новолуние или когда луна скрыта за облаками, от духов Древней Земли нет защиты и они без труда могут разрушить преграду или с помощью своих слуг проникнуть на Землю. Тогда тебе не найти от них спасения, пока луна снова не засияет над Землей, ибо Луна — это старейший из Повелителей Сфер и небесный символ нашего договора. НАННА, Отец Богов, помни! По этой причине, амулет следует изготовлять из чистого серебра при свете полной луны, дабы луна озаряла его рождение и он притянул к себе и впитал лунную сущность. При этом должно совершить заклинания по всем правилам и ритуалы, предписанные в этой Книге. На амулет этот НИКОГДА не должны падать солнечные лучи, ибо ШАМАШ, которого называют также УДУ, в зависти своей похитит силу печати. Если же такое случится, то амулет следует омыть в камфарной воде и снова исполнить ритуал и прочесть заклинания. Но для верности лучше все-таки изготовить новый. Эти тайны, что я доверяю тебе с опасностью для жизни, ни в коем случае нельзя открывать профанам и проклятым Служителям Древнего Змея. Сохрани их в своем сердце и храни молчание. Да пребудет с тобой мир! С тех пор, после той роковой ночи в горах Масшу, я скитался по свету в поисках ключа к вверенному мне тайному знанию. И странствия мои были долгими и мучительными, ибо за это время я не брал себе жены, не называл своим домом ни одно селение, жил в разных странах, находил приют в пещерах и пустынях и выучил несколько чужих наречий, чтобы торговаться с купцами и узнавать новости и обычаи незнакомых земель. Но я заключил сделки с Силами, обитавшими в каждой из этих стран. И вскоре я стал понимать многое, о чем прежде не догадывался, разве что в сновидениях и грезах. Друзья юности отвернулись от меня, а я — от них. Проведя в скитаниях семь лет, я узнал, что все мои прежние приятели умерли, наложив на себя руки по неведомым никому причинам; стада же их впоследствии пали от какой-то странной болезни. Я странствовал, как нищий, переходя из города в город и питаясь подаянием; нередко горожане вместо милостыни бросали в меня камнями и грозили заключить в темницу. Благодаря счастливой случайности, мне удалось убедить некоего ученого человека, что мною движет искренняя жажда знания, и он позволил мне прочесть Древние Записи, где содержались тайны некромантии, колдовства, магии и алхимии. Я нашел там заклинания, которые насылают на людей болезнь, чуму, слепоту, безумие и даже смерть. Я изучил многочисленные разряды демонов и злых божеств. Я узнал старинные легенды о Древних. Так я смог достойно вооружиться против чудовищного Маскима, который лежит в засаде за гранью мира, готовый схватить легкомысленного путника, и который пожирает жертвы, оставленные на ночь в пустынных местах; так я смог вооружиться и против дьяволицы ЛАММАШТЫ, которую зовут Мечом, Рассекающим Череп, вид которой вызывает страх и трепет и (как утверждают некоторые) ужаснейшего рода смерть. Со временем я выучил имена и свойства всех демонов, дьяволов, злых духов и чудовищ, перечисленные здесь, в Книге Черной Земли. Я узнал о силах астральных Богов, узнал и то, как призывать их на помощь в час нужды. Узнал я и о наводящих ужас созданиях, которые обитают за областью астральных духов и охраняют вход в Храм Забытого, Храм Древних Времен Древнейшего из Древних, чье имя я не могу здесь назвать. В одиноких церемониях, что я проводил в холмах, с огнем и мечом, с водой и кинжалом, при помощи странной дикорастущей травы, которая встречается в некоторых областях Масшу и из которой я по неведению сложил тот костер перед скалой в горах, травы, которая придает душе великие силы и помогает в невообразимо далеких путешествиях в небеса и в ад, — в этих ритуалах я получил следующие далее формулы для амулетов и талисманов, которые позволяют Жрецу невредимым пройти среди сфер, где он может скитаться в поисках Мудрости. Но теперь, когда мое путешествие длится вот уже тысяча и одну луну, Маским крадется за мной по пятам, Рабишу вцепился в мои волосы, Ламмашта разинула смертоносные челюсти, АЗАГ-ТОТ злорадствует на своем троне, КУТУЛУ поднимает голову и смотрит сквозь покровы затонувшего Варлурни вверх, сквозь Бездну, и взгляд его останавливается на мне; посему я должен торопиться, иначе смерть настигнет меня раньше, чем я буду к ней готов. Ибо мне кажется, что (как если бы я ошибся в последовательности ритуалов, или неверно прочел заклинание, или не вовремя принес жертву) то теперь вся подземная свита ЭРЕШКИГАЛЬ ожидает меня в засаде, мечтая лишь о том мгновении, когда они смогут вцепиться мне в горло. И я молю богов о том, чтобы они меня спасли и не дали мне погибнуть, подобно иерусалимскому жрецу АБДУЛУ БЕН-МАРТУ (да вспомнят о нем боги, да смилостивятся они над ним!). Судьба моя уже не записана в звездах, ибо я нарушил Завет Халдеев, дерзнув искать власти над Повелителями Сфер. Я ступил ногой на луну, и луна больше не имеет надо мною власти. Линии моей жизни стерлись, когда я скитался в Пустоте, что выше письмен, начертанных богами в небесах. И по сей день я слышу завывание волков, как той роковой ночью в горах: они повторяют мое имя и имена тех, Других. Я страшусь за свою плоть, но еще больше я страшусь за свой дух. Помни об этом и всегда, в каждое свободное мгновение взывай к богам, чтобы они не забыли о тебе, ибо они забывчивы и обиталища их очень, очень далеко. Зажигай огни высоко в холмах и на вершинах храмов и пирамид, дабы они заметили тебя и вспомнили. Помни об этом всегда, и переписывая формулы, которые я оставляю тебе, не изменяй в них ни единой черты, не единой точки, даже на толщину волоска, иначе они станут бесполезны, а то и хуже: разорванная черта откроет дорогу тварям из Внешнего Мира, ибо разорванная звезда это Врата ГАНЗИРА, Врата Гибели, Врата Теней и Пустых Оболочек. Повторяй заклинания так, как они записаны здесь. Готовясь к ритуалам, не допускай ошибок. Приноси жертвы в должном месте и в должное время. Да будут боги милосердны к тебе! Да избежишь ты челюстей Маскима, да преодолеешь ты силу Древних! И БОГИ ДАРУЮТ ТЕБЕ УМЕРЕТЬ ДО ТОГО, КАК ДРЕВНИЕ СНОВА ВОЦАРЯТСЯ НА ЗЕМЛЕ! КАКАММУ! СЕЛАХ!

top