Предисловие

Всему древнему миру в исторический период его существования учение Заратуштры или учение Авесты было известно под именем "учения магов", а последнее из двух слов обычно применялось к жрецам Персии, Вавилонии и Индии. Между тем, авестийское учение возникло еще в доисторическую эпоху и хранило в себе корни древнейших знаний, восходящих ко времени исчезновения северного континента Арктиды, бывшего в Северном, тогда еще не Ледовитом океане, что подтверждено современными исследованиями этого океана. Согласно сокровенному учению Авесты, зерванизму, предки белого человека, арии, пришли с семи звезд Б.Медведицы, среди которых они особенно выделяли Мицар и Алькор, представляя их как всадника на коне (Алькор-всадник). Один из зерванитских текстов говорит о том, что на земле последовательно сменялись пять рас, живших на исчезнувших или ставших безлюдными пяти континентах. Почти все эти расы имеют космическое происхождение. Последняя из этих рас, белая или арийская раса, придя со звезд Б.Медведицы, принесла с собой учение о разделении света и тьмы и свободном выборе между добром и злом, т.е. морально-этический Закон Космоса, который до того пребывал на земле в весьма туманном виде. Несомненно, это главное достижение зороастризма, великая заслуга древних ариев — то, что они дали землянам мировоззрение, противостоящее смешению света и тьмы, учение о свете, который побеждает тьму. До этого на земле такого не было, т.е. самую сокровенную суть Космического Закона и пути духовного совершенствования открыли людям именно арии еще во времена первой земной арийской цивилизации (т.е. около 40 000 лет назад в Арктиде). Поэтому Авеста, несущая свет зороастрийского учения, с полным правом считается праматерью всех религий, вдохновившей их зарождение. От нее, как от огня, подпитывались христианство, буддизм, иудаизм, ислам, крупнейшие мировые религии; индийские Веды, изменив духу, тем не менее, следуют текстам Авесты на многих своих страницах; она, т.о., является тем, самым изначальным, древнейшим истоком духовного мира и морально-этического закона, незнание которого современными людьми опасно увеличивает темноту и невежество в нашем мире. Возвратимся, однако, в далекое прошлое, к моменту, когда после гигантской космической катастрофы, гибели Фаэтона приблизительно 26 000 лет назад, вызвавшей поворот земной оси, изменение климата и затопление Арктиды вместе с Атлантидой, Пацифидой и Лемурией, арии двинулись на юг, на материк, туда, где ныне лежит наша страна, Россия, и на Урале основали государство Хайрат, сначала Северный, а потом Южный, что подтверждается раскопками последних лет в Караганской долине под Магнитогорском. Там обнаружен город древнеарийской цивилизации вблизи места Аркаим, возраст которого около 5 000 лет. Город, построенный в виде карты звездного неба размером в одну стадию, т.е. в 60 раз меньше, чем круг видимого горизонта, поразил специалистов системой сооружений, в которой движения и соотношения небесной сферы с небывалой точностью переведены на язык архитектуры через ключ, не известный нынешней науке. Все, кто видел Аркаим, отмечают гармоничное и мудрое согласие, с которым он вписывается в окружающую природу и Космос, некоторые сравнивают его со Стоунхеджем, этой древнейшей обсерваторией на севере Англии, пытаются найти разгадку в аналогиях с культовыми сооружениями других стран и культур, ищут антропологические подходы к ее решению (по сохранившимся костным останкам). В общем, исследователям еще предстоит обнаружить и осознать многие подробности, свидетельства духовной высоты существования наших предков, создателей и обитателей Аркаима, свидетельства обширности их познаний. Но уже теперь ясно, что страна Хайрат, о которой говорится в Авесте, была на нашей территории, и здесь в те далекие времена снова пустило корни учение древних ариев, и здесь оно дало гигантскую вспышку духовного и религиозного подъема, когда в Предуралье явился на свет Заратуштра (сын Звезды). В дальнейшем нашествие кочевых народов с востока вызвало новое движение ариев на запад и юг (не прямо, а через Малую Азию) и расселение их в Европе и южной части Азии. Их потомками и наследниками арийской культуры в эпоху, уже оставившую исторические записи, являются славяне, прибалты, скандинавы, германцы, а также давно исчезнувшие скифы; на юге ими стали персы и ведийские арии Индии, создавшие книгу Знания (Веды), тогда как в Персии была сделана запись Авесты («совесть» и «весть» от этого корня). И каковы бы ни были последующие, известные из истории, перипетии в жизни арийских народов и связанные с ними, не менее драматичные, периоды подъемов и упадка учения Авесты, несомненно, что ныне, на наших глазах, сбывается одно из предсказаний Заратуштры о том, что "Учение вернется туда, откуда оно вышло". Именно сейчас, когда по зороастрийскому летоисчислению заканчивается эпоха Рыб и начинается эпоха Водолея, когда наша страна, Россия, выдвигается на первую роль в мировой истории, так как она лежит под знаком Водолея, когда наступает предсказанное в Авесте время пришествия второго Саошианта, Спасителя мира, время восстановления учения в его изначальном свете, оно действительно приобретает новое дыхание, к нему проявляется интерес, внимание людей обращается к этим древним текстам. И поэтому есть надежда, что эта книга, несмотря на ее неполноту и недостатки, о чем речь дальше, может послужить возрождению зороастризма Авесты на той территории, которая после Арктиды стала для нее второй родиной. Надо сказать, что книга написана ученым, написана не зороастрийцем, а человеком, не имеющим отношения к учению, поэтому представляет поверхностный взгляд и дает представление о зороастризме не изначальном, а уже позднем, когда он перестал фигурировать, как мировая религия, по текстам, дошедшим до нас от VII-VIII в.в. н.э. Зороастризм Авесты — древнейшая из мировых религий, оказавшая громадное влияние на все мировые религии, в том числе христианство, буддизм, ислам, иудаизм. Корни ее, как уже упомянуто, уходят в такую глубокую древность, что судить о ней по этой книге совершенно невозможно. Как представитель зороастрийского учения, могу сказать лишь одно, что основное учение зороастризма, вытекающее из двадцати одного Наска Авесты, является до сего дня сокровенным, и передавалось оно с глубокой древности из уст в уста, и лишь в сравнительно недавнее время было записано, сначала на воловьих шкурах, в эпоху Ахеменидов, на древнеперсидском, а затем уже на пехлевийском языке через долгие годы, почти через 1000 лет после уничтожения первого текста Авесты в поздние времена эпохи Сасанидов в Иране. Одно это уже говорит о том, что мало известно подлинных авестийских текстов, и попытки многих исследователей что-то реконструировать и как-то воссоздать эту картину изначального зороастризма Авесты очень часто не приводят ни к чему или приводят к очень большим искажениям. Тем не менее, сокровенное учение зороастризма, называемое зерванизмом или учением магов, сохранилось, и оно до сих пор есть. Правда, весьма специфическое отношение к зороастризму представителей многих других религий, на протяжении долгого времени создававшее для зороастрийцев практически невыносимые условия борьбы за жизнь, во многом объясняет тот факт, что и многие тексты, и учения зерванитов до сих пор не публикуются. И причина этого в том, что многое пришлось — даже более, чем египетские и прочие традиционные тексты — скрывать от непосвященных. Не удивительно поэтому, что автор данной книги, как и другие исследователи зороастризма, внешние по отношению к учению, не различает достаточно ясно, что в Авесте существовали и существуют до сих пор два направления. Одно из них, экзотерическое, объясняющее свод бытовых правил, мирские обряды, морально-этический Закон Вселенной и т.д., т.е. все то, о чем должна говорить любая сложившаяся религия, и в этом отношении зороастризм, действительно, является сложившейся религией со своими догматами, с системой посвящения, с космогенезисом, с развитой системой ритуалов и морально-этическим учением — это религия. Но кроме этого экзотерического направления, т.е. внешней религиозной системы, в Авесте есть очень мощное сокровенное учение, основой которого является как раз учение о Зерване. Оно восходит к Заратуштре и его ученикам, а корни его уходят в самые древние времена, в те времена, когда предки ариев только пришли на землю. Зороастрийское понятие «Зерван» близко буддийскому понятию «Нирвана», но не эквивалентно ему, поскольку первое связано с изначальной свободой сознания и выбора. Это Абсолют Абсолютов, непостижимая и непознаваемая основа основ, начало начал всего сущего, неопределимое и неописуемое ни в каких словах человеческого языка. Миры рождаются мыслью Зервана, безначального, бесконечного и безликого, и каждый из них приобретает определенные очертания усилиями своего Творца. Многообразие эманации Зервана включает в себя такие свойства, как время в его различных формах и проявлениях (о некоторых из них стала догадываться естественно-научная мысль последних столетий), пространственная пустота, через которую может быть воплощено все, что угодно, целостность, как элемент нерушимости и совершенства и т.д. Как Вселенная, так и всякая сущность, в том числе, и человек, несут в себе какую-то часть Зервана, и любые преобразования их, как сознательные, так и бессознательные, происходят в нем и через него. Отсюда можно представить себе, сколь велика перспектива и высока ответственность тех, кто воспринимает различные формы Зервана не только как данность, но и умеет работать с ними. Зерванизм — это вытекающий из Авесты путь ускоренной эволюции, т.е. совершенствование человека через очищение его кармы и обновление его сознания и пробуждение его потенций к универсальному творчеству и невербальному знанию. К сожалению, автор не только обходит молчанием тот факт, что Заратуштра был величайшим из всех носителей учения о Зерване, но и вообще не сообщает о нем практически ничего, возможно, от недостатка сведений. Заратуштра не был ни основателем учения о Зерване, ни основателем религии в целом, как это говорят зороастрийцы. Он был только ее пророком, который вдохнул в нее новую жизнь в то время, когда точка весеннего равноденствия переместилась в зодиакальный знак Овна, т.е. приблизительно за 2000 лет до Христа. Очень многое в религии Авесты основано на астрологии, божественном учении о звездах. Она представляет одну из основ религии, несмотря на уверения многих современных невежественных исследователей в том, что в зороастризме ни слова не упоминается об астрологии. Достаточно почитать зороастрийские тексты и древнейшие, которые дошли до нас, для того чтобы полностью опровергнуть их убогие представления. Без понимания этой божественной науки, открывающей человеку связь с Космосом, просто невозможно сколько-нибудь приблизиться к содержанию различных частей Авесты и откровений самого Заратуштры. Заратуштра воспринимается именно как пророк, которого посетил Дух Божий и которому удалось вернуть эту религию к изначальным своим истокам, и сам Заратуштра воспринимал себя именно как восстановителя Закона, именно как очистителя этого Закона, который был дан в глубочайшей древности. Жизнь и миссия Заратуштры связаны с нашей землей. Здесь, вблизи реки, которая ныне зовется Камой, стоял дом, где родился пророк. Здесь, где две великие реки, Урал и Волга, пересекают равнину, простиралось до самых Уральских гор царство Виштаспы, куда он пришел, чтобы провозгласить свое откровение. У Заратуштры было семнадцать учеников, которым он доверил сокровенное учение; один из них, Джамаспа, был хранителем учения о Зерване. С тех пор эта традиция не прерывается, а продолжается. В последующие времена она оказала огромное влияние на буддийское учение о Нирване. В источниках прошлого упомянуто, что Гаутама Будда учился у персидских магов-зерванитов, у которых он почерпнул свое учение о Нирване и восьмеричном пути прекращения страданий, т.е. учение Будды — это, по сути, видоизмененное зерванитское учение, восходящее к Авесте. Влияние зороастризма на буддизм бесспорно, об этом до сих пор пишут некоторые исследователи, и так оно и есть. В свете сказанного читатель сумеет оценить те страницы книги, где автор касается зерванизма. Называя зерванизм ересью, он тем самым выдает свое неведение в том, что касается сердцевины, глубинного или сакрального слоя религии, за гранью внешней религиозной системы. Учение о Зерване, как уже разъяснено, это и есть сакральное учение, отнюдь не ересь, а сокровенная часть религии, на основе которой и вырос весь последующий ортодоксальный зороастризм. Зерванизм никогда не был и не мог быть ересью хотя бы потому, что многие крупнейшие деятели зороастрийской религии, со славой послужившие ей на пользу, первосвященники и маги, были зерванитами, да и персидские цари позднесасанидского времени тоже считали себя зерванитами. Зерванитом был знаменитый Кирдер, боровшийся с Мани и победивший его, и раздавивший в свое время манихейскую ересь. В зерванитские таинства были посвящены и персидский царь Шапур I, и знаменитый Хосров Ануширван, живший в VI в. н.э., и один из величайших персидских царей Вахрам Гур. Так что лишь по заблуждению, скорее всего, невольному, автор определяет зерванизм как ересь, но это определение не имеет под собой фактической почвы. Правда, в последние времена некоторые ортодоксальные зороастрийцы, придерживаясь только буквы закона, отвергали зерванитов, стремясь дискредитировать их, но такое отношение возникло потом, а не сразу. Хотя изначально это противоречие, вероятно, было вызвано тем, что зороастрийские маги никогда не были склонны к тому, чтоб обнародовать свое учение, посему и о зерванизме узнали лишь в последние времена, тогда, когда зороастризм переживал свое второе возрождение, в сасанидский период, и так безжалостно был подкошен на самом взлете вторжением исламского мира в VI—VII в.в. н.э. Из всего этого следует, что дошедшие до нас осколки, главным образом, ортодоксальных сочинений, многие из которых подверглись влиянию и наслоениям, вызванным многовековым владычеством мусульман, и даже более ранние, и даже самые ранние и подлинные тексты, ввиду повреждений, нанесенных временем, ввиду неотъемлемых свойств самого текстуального изложения и пропасти времен, отделяющих их от нас, неизбежно ставят какие-то пределы для ясного и незамутненного понимания первозданного учения Авесты, т.е. учения зерванитов или магов. Кроме того, известно, что страницы святых писаний открываются не всякому и не всегда, так как драгоценные крупицы сокровенной сути ускользают от поверхностного взгляда тех, кто не углублен в традицию. На этом можно закончить возражения и пояснения к ним. Они вызваны необходимостью уточнить терминологию, поскольку как раз то, что стоит в названии книги, "учение магов", осталось вне поля зрения автора, и поскольку употребленный им штамп "зерванитская ересь", широко кочующий по страницам популярных изданий по ориенталистике, портит некоторые страницы книги и требует анализа существа составляющих его терминов. Несмотря на эти упущения, книга обладает несомненным достоинством в раскрытии той темы, которая составляет ее действительное содержание, именно, экзотерического учения, т.е. того, что должен был знать любой зороастриец в своей повседневной жизни, потому что зороастризм — это учение о повседневной жизни, это, по сути, не просто свод мирских правил, а морально-этическое учение Космоса и учение о свободном выборе человека в каждую секунду его жизни. Так как он рождается здесь, на земле, он должен соответствовать своему предназначению именно здесь, и зороастрийская религия в этом отношении как раз дает возможность каждому человеку совершать свой выбор в любой момент своего времени. В этом действительная польза и ценность этой книги, поскольку она дает такие представления и понятия, несмотря на то, что она придерживается буквы Закона, не стремясь к углублению и осмыслению содержания. Очень хорошим и светлым моментом этой книги является отношение к манихейству, самой страшной и самой серьезной ереси в зороастризме, которая искажает его основные понятия, т.е. учение о добре и зле и свободном выборе между светом и тьмой. Манихейская ересь, зародившаяся в III в. н.э. и дошедшая под разными именами буквально до наших дней, считает, что добро и зло — это понятия равновеликие, и что в самом человеке не только смешение света и тьмы, но что свет и тьма это равные, равносильные начала Вселенной, и что нет никакой возможности победы над злом, и человеку нужно только делать выбор. Более того, манихеи считают весь мир проявлением зла, что резко противоречит изначальному учению зороастризма, которое принимает весь проявленный материальный мир, как проявление света, и считает, что человек должен защищать этот мир от вторжения дьявола, вторжения тьмы. Об этом в книге говорится вполне недвусмысленно, и это является очень сильной ее стороной. Сейчас очень мало исследователей говорят так, достаточно четко разделяя понятия, как говорили и носители зороастрийского учения еще в глубокой древности, открещиваясь от этой самой зловредной ереси. Поэтому данная книга, хотя она и дает несколько смутное представление о самом зороастризме, но как первичное приближение к нему, как понятие о кодексе чести, как учение о свете и тьме и о правилах поведения человека в жизни является очень хорошим начальным руководством по этому древнему учению, хотя, конечно, на глубину и таинства она претендовать не может, но это ввиду вынужденной ограниченности сведений о предмете и незнания автора. Надо, однако, отдать ему должное, что он и не лезет туда, в те дебри, которых он просто не знает. Тем не менее, он, безусловно, добросовестный исследователь и делает свои выводы на основе собственных представлений и доброжелательного и вдумчивого рассмотрения тех текстов, которые ему попадались. Хвала ему и честь за это! И давайте прочитаем эту книгу, по крайней мере, с благоговением перед теми создателями Учения, которые жили в глубочайшей древности.

top