Глава 1. Битвы шаманов

Куда бы я ни пошел, - подумал Михаил Иваныч, с удивлением садясь на диван, - везде обязательно оказывается хоть один сумасшедший. Но вот, наконец, я в одиночестве... Да и потом, - продолжал Михаил Иваныч, с удивлением поворачиваясь к окну, - где бы я ни оказался, везде обязательно присутствовал хоть один мертвец. Но вот я один, слава богу... Настало время, - сказал себе Михаил Иваныч, с удивлением открывая ставень, - подумать о главном... Виктор Пелевин, "Колдун Игнат и люди". Понятия тайного общества и оккультизма Однажды меня всерьез спросили, верю ли я в существование тайных обществ. Почти не задумываясь, я ответил, что нет. Поскольку мой визави ожидал противоположного ответа, он потребовал объяснений. Чтобы не углубляться в полемику, я сказал ему так: "Тайных обществ не бывает, потому что они создаются исключительно честолюбивыми людьми - раньше или позже они сами расскажут нам о своем обществе". Так оно и происходит на самом деле. Мы ничего не можем знать или рассказать об обществе, которое в настоящий момент остается тайным, - его все равно, что и нет вовсе. А когда мы узнаем о существовании того или иного общества, оно в тот же самый миг перестает быть тайным. Ныне существует довольно развитая система классификации тайных обществ. В ее основе лежит монография некоего Юссона "Политическая синархия", опубликованная в 1946 году. Весьма примечательно, что автор поставил на обложку своего труда мистический псевдоним - Жоффруа де Шанре. Так звали руководителя Ордена тамплиеров - одного из древнейших известных нам тайных обществ. Все тайные общества Юссон разделяет на три категории. Первая категория - низшие тайные общества, известные широкой публике если не по своим целям, то хотя бы самим фактом существования. Среди них можно назвать "синее" франкмасонство, Теософическое общество; сюда же можно отнести политические группы - от монархистов до антиглобалистов. По большому счету эти общества вообще нельзя назвать тайными. Их члены отличаются высокой активностью, вербуют неофитов самыми разными способами. Что бы там ни говорили руководители низших обществ, принимаются почти все желающие. Критический склад ума, хорошее образование и яркий ум служат скорее препятствием для вступающих, чем рекомендацией. Под прикрытием процедуры посвящения происходит обработка, усвоение лозунгов, инструкций к действию. Вторая категория - кадровые тайные общества. По утверждению Юссона, эти общества являются по-настоящему тайными, поскольку лишь несколько человек знают или подозревают об их существовании и целях. Эти организации не заявляют о своем существовании или прячутся под прикрытием внешне безобидных общественных групп. Решение о принятии нового члена принимает внутренний совет. Часто (но не всегда) избранные проходят испытательный срок в низшем тайном обществе. Руководители разрабатывают тактику вербовки, они раскрывают себя лишь в последний момент, приняв меры предосторожности и безопасности, соблюдая жесткую конспирацию. Новый член выбирается авторитарным путем; его отказ вызовет суровое наказание. В соответствии с обстоятельствами кадровые общества изменяют свои названия и даже структуру. Они становятся известными лишь после ликвидации. В список кадровых обществ попадают Братство розенкрейцеров, иллюминаты Баварии, Общество мартинистов, каббалисты Кехиллы и немецкое общество "Эдельвейс". Третья категория - высшие тайные общества. Люди даже не предполагают об их существовании. Они неизвестны низшим тайным обществам, а для кадровых разговор на эту тему - табу. Лишь случайная находка какого-либо таинственного документа или вырвавшееся откровение могут навести на след. Так, во время предсмертной агонии после покушения на него в 1922 году Вальтер Ратенау, германский промышленник и финансист, министр иностранных дел, произнес: "Миром управляют семьдесят два человека..." По утверждению Юссона, в этот международный штаб входит ограниченное число посвященных, большинство из них являются руководителями или видными государственными деятелями. Некоторые из них живут в подполье уединенной аскетической жизнью - никто и не подозревает об их влиятельности или об истинном лице. Французский писатель-дипломат Луи Жаколио был еще более категоричен, утверждая, что миром правят всего лишь девять человек - Девять Неизвестных Трехступенчатая классификация тайных обществ допустима, но несколько поверхностна. Ведь можно использовать и другое разделение - например, по внешним атрибутам: религиозные общества (различные секты, розенкрейцеры, софианцы), военные общества (тамплиеры, тевтонцы), судебные общества (священные фемы), общества ученых (алхимики, иллюминаты), гражданские общества (масоны) и так далее. Но, в общем-то, нас мало интересует классификация сама по себе. Применительно к заявленной теме мы должны выделить в совокупности тайных обществ подгруппу таких обществ, которые имели бы в основе своей идеологии эзотерические доктрины. * * * Слово ЭЗОТЕРИКА происходит от греческого "esoterikos" - "внутренний". Термин возник в эпоху эллинизма (IV-III век до нашей эры). Исторически он обозначал некую внутреннюю систему догм религиозного, философского или иного учения, доступную лишь прошедшим обряды посвящений. Таким образом, получается, что если рассматривать термин "эзотерика" в первоначальном смысле слова, то эзотерическим можно назвать любое тайное общество. Однако за прошедшие столетия слово приобрело новое звучание. Теперь под термином эзотерика (или эзотеризм) понимают представление о мире и человеке как единстве макрокосма и микрокосма, не ограничивающееся рассмотрением одних только материальных характеристик - это еще и метод познания "внутренней сущности" всех вещей. Отсюда вытекает прямая связь между эзотерикой и оккультизмом. ОККУЛЬТИЗМ, в свою очередь, происходит от латинского "occultus" - "скрытый" и обозначает собой учение о скрытой взаимосвязи между событиями и явлениями, не объяснимой полностью ни с точки зрения канонического богословия, ни с точки зрения рациональной науки. Если сравнивать с классической наукой, то эзотеризм и оккультизм в современном толковании соотносятся друг с другом как естествознание и технология соответственно. То есть эзотерика дает общее представление, а оккультизм - частные решения. К оккультизму можно отнести магию (во всех ее разновидностях), астрологию (и другие способы предсказания судьбы), методики неконтактного воздействия на человека, связанные с паранормальными явлениями (в частности телепатия) и тому подобные дисциплины. Гипноз в рамках этой книги тоже рассматривается как разновидность оккультной науки, поскольку довольно продолжительный период времени этот феномен был частью магической практики (об этом пишет, например, в своей монографии "Магия и гипноз" знаменитый доктор Папюс). * * * Проводя разграничительную линию по оккультизму, мы четко отделяем эзотерическое тайное общество от церкви и от секты. И те, и другие могут претендовать на эзотеричность своего знания, однако им не хватает прагматизма. Для религиозного человека главное - вера, для оккультиста из тайного общества главное - знание (или то, что он принимает за знание). Для Церкви всемогущество было и остается за Богом, для сектантов - за лидером секты; члены оккультного общества полагают, что способны обрести божественное могущество, поднимаясь по ступеням посвящения к Высшему Знанию. В этом оккультисты сходятся с учеными, однако если рациональная наука ищет ответы на вопросы во внешнем мире, то оккультные практики рекомендуют почаще заглядывать внутрь самого себя. Луи-Клод де Сен-Мартен, "неизвестный философ", говорил своим ученикам: "Чтобы достичь посвящения, нет иного способа, как проникать все глубже и глубже в само существо человека, отовсюду извлекать живой и животворный корень. Потому что тогда все плоды, которые мы должны приносить, как положено человеку, будут естественным образом произрастать в нас и вне нас, как это происходит у деревьев, так как они связаны каждое со своим корнем, беспрерывно получая от него соки..." Оккультисты прибегают и к другой символике. Они говорят, что обычный человек, не приобщенный к эзотерическому знанию, спит и действует лишь как сомнамбула. Для него посвящение в члены тайного общества станет пробуждением. Юлиус Эвола, оккультный советник Муссолини, так и озаглавил свой фундаментальный труд - "Доктрина пробуждения". В развитие темы обратимся к трудам Петра Успенского, ученика оккультного "гуру" XX века Георгия Гурджиева. Вот что писал Успенский: "Обычный человек постоянно находится в бессознательном состоянии, аналогичном сну. Даже худшем, потому что во сне он совершенно пассивен, а в состоянии псевдободрствования может действовать. Последствия его действий отражаются на нем и его окружении, и тем не менее он не помнит самого себя. Человек - всего лишь машина: с ним может случиться всякое. Он не способен контролировать ни свои мысли, ни свое воображение, ни свои чувства. Он живет в субъективном мире, то есть мире, состоящем из того, что человек (как ему кажется) любит или не любит, что желает или отвергает. Он игнорирует Реальность. Подлинный мир скрыт от него за стеной собственного воображения. Он живет во сне. Как по-настоящему проснуться? Это - жизненная проблема для любого человека, достойного носить это звание. Тренировка, переобучение должны начаться с понимания того, что он спит. Когда человек не только поймет, но и прочувствует, что ему ничего неизвестно о самом себе и что обращение к себе составляет первый шаг к настоящему пробуждению, будет пре одолен этот барьер. Но механический человек не может проснуться сам. О нем должен "заботиться" другой человек, который не спит. Наличие подобного инструктора абсолютно необходимо". Резюмирую. Выше мы договорились, что оккультизм - это своеобразная наука, претендующая на звание Высшего Знания и практикуемая в тайных обществах эзотерического толка. Ниже мы попробуем разобраться, насколько претензии оккультистов обоснованны.

top