Шаманизм в современном мире

Ныне шаманизм и его ритуалы кажутся архаикой. Тем не менее рецидивы его случаются до сих пор. Мы узнаем об этом из сообщений СМИ о том, что в той или иной стране "третьего мира" вынесен смертный приговор в отношении колдуна, практика которого очень напоминает шаманскую. Реальное же влияние шаманам удалось сохранить лишь на Африканском континенте и в Южной Америке, где по сегодняшний день весьма сильны родоплеменные связи, а под покровом лощеной респектабельности скрывается первобытная дикость. Колдунам Африки и Южной Америки посвящено достаточное количество трудов. Чтобы познакомиться с темой, вы можете воспользоваться, например, знаменитой книгой Гарри Райта "Свидетель колдовства". Описывая свои впечатления от общения с современными шаманами, Райт указывает на важнейшее обстоятельство, на которое и нам стоит обратить особое внимание, - шаманские методы оказываются эффективными только в том случае, если клиент безусловно доверяет колдуну: "...Наблюдая за тем, как местный представитель медицины готовится продемонстрировать свое искусство, я в первый раз осознал, какое значение имеет доверие пациента к врачу. Габрио (пациент шамана-знахаря. - А.П.) безропотно подчинялся знахарю, как бы ни были странны и чудовищны его действия. Можно назвать это верой, хотя я предпочитаю другое слово - доверие, но, как его ни называй, ясно, что здесь мы имеем дело с областью, которую называем психотерапией, или наукой врачевания психики человека. Лихорадочный блеск глаз Габрио смягчился, когда знахарь приступил к делу. У этого местного представителя медицинской профессии были высокий для его соплеменников рост, морщинистое лицо пожилого человека и острый, проницательный взгляд. Он не стал тратить время на гигиенические формальности, свойственные даже простейшей медицине. Он не вымыл рук, и, судя по их виду, было сомнительно, чтобы он когда-либо в жизни проделывал подобную предоперационную процедуру. О зубоврачебном кресле, естественно, не могло быть и речи. Он просто уложил Габрио на землю и сам сел на корточки, зажав голову "пациента" между коленей. Габрио открыл рот с черными, пораженными кариесом зубами. Придерживая голову одной рукой, знахарь запустил вторую ему в рот, с силой разжимая челюсти несчастного. Габрио застонал, но принял диагностические действия знахаря как должное. Кроме рта, на лице Габрио, казалось, осталась только пара молящих глаз, сходящихся над перемычкой плоского носа. Двумя пальцами знахарь ощупал его воспаленную десну и издал возглас удовлетворения, хотя я не представляю себе, что он мог установить при таком приблизительном осмотре. Мальчик - очевидно, ученик знахаря - принес чашу с отвратительной на вид жидкостью. Знахарь наклонился над нею, бормоча заклинания и продолжая смотреть на Габрио гипнотическим взглядом. Его тело раскачивалось в унисон с "молитвами". Вдруг знахарь схватил чашу и большими глотками выпил ее содержимое. Я не удивился, когда его сразу же вырвало. Старик - ему было не меньше 60 лет, а это немалый возраст для индейца - сделал знак рукой, чтобы подали вторую чашу. Процедура повторилась. Я могу только строить предположения о том, что достигалось этим приемом, действовавшим не на "пациента", а на "врача". Однако несомненно, что все это каким-то образом действовало и на Габрио, Он смотрел как зачарованный на знахаря, который, похоже, впадал в транс. Потом знахарь подал знак, и его помощник снова уложил Габрио на землю лицом вверх. Знахарь еще раз стал на колени, крепко зажав голову Габрио между ног. Снова запустив руку в рот Габрио, он принялся жевать какой-то мешочек вроде табачного кисета, сплевывая на землю сначала по одну сторону от Габрио, затем по другую. Все это время он нараспев бормотал одни и те же слова в странном, монотонном ритме. Я с возрастающим интересом наблюдал за этим представлением. Мне были немного знакомы основные приемы туземного колдовства, непременное условие которого - установление абсолютного доверия между "пациентом" и "врачом". И, к слову сказать, полное доверие Габрио к знахарю могло бы служить образцом отношений между врачом и больным для нашего цивилизованного общества. Внезапно старик припал ртом к опухшей щеке Габрио и начал яростно и шумно сосать. Это, очевидно, было чрезвычайно болезненно, и Габрио завопил. Однако знахарь продолжал сосать щеку, а помощник крепко прижимал голову пациента к земле. Наконец знахарь поднял голову и выплюнул что-то. Я подошел ближе: это была острая щепка. Как она попала ему в рот, не знаю, но уверен, что не из щеки Габрио. Старик посмотрел вокруг, что-то резко произнес на своем диалекте, очевидно, объясняя результаты лечения. Габрио поднял голову и уставился на злосчастный кусочек дерева, но знахарь снова довольно грубо прижал его голову к земле и опять принялся сосать щеку. Через некоторое время он выплюнул муравьев. Я был поражен его фокусами. Судя по всему, старик незаметно совал все это себе в рот, и, когда в третий раз он выплюнул кузнечика, а в четвертый - ящерицу, я был просто сбит с толку. Ящерица, очевидно, считалась чем-то очень важным. Знахарь потрясал ею в воздухе, показывая столпившимся вокруг индейцам. Габрио было разрешено сесть, и старик начал расспрашивать о том, как он себя чувствует после извлечения этих ужасных вещей из его рта. Габрио осторожно потрогал щеку и кивнул, но по выражению его лица и тем нескольким словам, что я мог понять, было ясно, что зуб все еще давал себя знать. Знахарь начал шарить среди выплюнутых им предметов. И кузнечик, и ящерица были мертвы. Вдруг он указал на ящерицу - у нее недоставало одной ноги. Это осложнение, судя по всему, требовало более серьезного подхода. "Доктор" взял у своего помощника маленькую двустворчатую раковину. Пользуясь ею как щипцами, он вытащил из горевшего рядом костра раскаленный уголь и протянул его Габрио. На секунду я подумал, что он хочет заставить его проглотить этот уголь. Но знахарь быстро дал понять, что Габрио должен взять в рот раковину, внутрь которой он положил уголь. Затем он быстро растер какие-то сухие листья и посыпал ими уголь в раковине. Распространился запах, схожий с запахом лаврового листа. Знахарь помог Габрио держать раковину во рту так, чтобы дым окуривал зубы. Через несколько минут напряженное выражение сошло с лица Габрио. За несколько секунд зубная боль оставила его, он радостно повернулся ко мне и объявил: "Коготок ящерицы выкурил зуб!" Этого загадочного объяснения было вполне достаточно, по крайней мере для Габрио. Боль прекратилась. Она "выкурена"..." Подобно шаманам древности, современные колдуны способны не только лечить пациентов, но и убивать врагов. Тот же Райт рассказывает о чернокожей колдунье Лусунгу, которая на его глазах спасла от неизбежной смерти изнасилованную девочку, провела расследование и приговорила виновника к смерти. Сила ее внушения была столь велика, что виновник умер в определенный колдуньей срок, хотя никто из племени не тронул его и пальцем. В Африке могущественные колдуны (читай - шаманы) оказывают влияние не только на отдельные племена, но и на страны, совсем недавно появившиеся на политической карте мира. В один из воскресных дней 1979 года государственное радио Родезии вдруг начало изрекать следующее: "Духи вместе с правительством! Те, кто восстанет против него, будут истреблены. Деревни поразят молнии или разрушат наводнения!" Позже белое правительство отрицало свою причастность к этому сообщению, однако ему никто не поверил. Всем было очевидно, что многочисленные колдуны из различных племен Родезии захватили контроль над правительством. Африканское сопротивление тоже стремилось заручиться поддержкой колдунов. Например, в Конго людям раздавали талисманы против ООН. Колдуны учили детей, что делать, чтобы самолеты падали. И, кажется, их метод сработал: самолет генерального секретаря ООН разбился в джунглях, и выжить никому не удалось. Пожалуй, трое африканцев из четырех твердо уверены, что у власти находятся колдуны. В некоторых странах Африканского континента существует даже партия колдунов. Учитывая их влияние на массы, каждый политический лагерь был заинтересован в поддержке колдунов. Жак Бержье, французский физик и популяризатор оккультных наук, утверждает, что во времена "холодной войны" КГБ разыскивало колдунов по всей Африке и направляло их на учебу в Советский Союз. Кстати, и кубинским солдатам, сражавшимся в Африке, были даны четкие инструкции поддерживать дружественные отношения с колдунами. Являясь яблоком раздора в борьбе за влияние, колдуны, в свою очередь, иногда сами становились жертвами. Чью бы сторону они ни заняли, они всегда рискуют жизнью. Так, во время южноафриканского рейда в Анголу среди шестисот убитых было около пятидесяти колдунов. Генерал Джек Даттон стер с лица земли их лагерь, названный ими "Москвой" (?!). Логично было бы предположить, что колдуны должны быть яростными противниками белых и их интересов там, где они еще сохраняют свое влияние. На самом же деле, как говорил великий французский этнолог Баландье, Африка двойственна. Некоторые колдуны являются сторонниками деколонизации, другие - склоняются к белым и неоколониализму. Часто политическая позиция определяется корыстными или какими-либо другими интересами. Так, один колдун встал на сторону многонационального общества, когда ему пообещали регулярно поставлять в нужном объеме пенициллин для его пациентов. Другие поддерживают горнодобывающие или нефтяные компании за большие деньги, которые те кладут на их счет в швейцарских банках. Итак, африканские шаманы вполне нашли свое место в современном быстро изменяющемся мире. И в этом нет ничего странного или нелепого, ведь история нашей цивилизации (в том числе история политическая) во многих аспектах связана с деятельностью европейских шаманов, которые, правда, предпочитают называть себя адептами оккультных наук.

top