Франц Таузенд, алхимик из Баварии

Биографии большинства алхимиков являлись, как правило, цепью неудач и разочарований. Поначалу казалось, что это не относится к Францу Таузенду, подмастерью из Баварии, однако и его не миновала чаша сия. Таузенд оставил ремесло жестянщика и опробовал свои возможности в различных других "видах искусства". Следуя музыкальным склонностям, он искал и нашел лак, который должен был придать скрипкам звучание инструментов старинных итальянских мастеров. Он пытался получать морфий из поваренной соли, произвести революцию в переработке стали, рассылал препараты против тли, ящура и язв у животных, а также кровоостанавливающее средство. Все эти "тайные средства" он изготовлял в своей "лаборатории" на принадлежащем ему участке в Оберменцинге близ Мюнхена. Венцом его химических изысканий стала книжонка, отпечатанная им самим в 1922 году: "180 элементов, их атомные веса и включение в гармонически-периодическую систему". Бывший жестянщик основательно перекроил классическую систему элементов и создал новую: "Кто использует такое размещение, сразу поймет, что периодическая система Менделеева оставлена далеко позади". Таузенд расположил элементы по правилам "учения о гармонии" и пришел к солидному числу - 180 элементов. Больше ста из них предстояло еще открыть. Так, в таблице имелось 12 элементов легче водорода, которые, однако, "трудно получить на нашей планете". Автор брошюры не скрывал, куда, собственно, должны привести исследования, для которых баварский жестянщик создал "теоретические предпосылки": целью его изысканий является трансмутация элементов! Тысячелетние чаяния, надежды и мечты алхимиков теперь - слава Таузенду! - были близки к осуществлению. Тут следует заметить, что по Германии в начале 1920-х годов бродило множество "призраков", и одним из них был призрак алхимических превращений. Мирный договор, заключенный в Версале в июне 1919 года между воюющими империалистическими государствами, принес немецкому народу усиление эксплуатации как со стороны собственных хозяев монополий, так и со стороны иностранного капитала. В апреле 1921 года репарационная комиссия союзников установила сумму репараций, которые должна была выплатить Германия, - 132 миллиарда золотых марок (!). Чтобы достать такую убийственную для любой экономики сумму, немецкому хозяйству, сотрясаемому послевоенными кризисами, пришлось бы затратить десятилетия. В послевоенной Германии тема золота была притчей во языцех. В газетах и журналах периодически появлялись сенсационные и несущие надежду заголовки: "Победное шествие немецкого гения", "Германия овладела тайной трансмутации и сможет откупиться от репараций; золотой ключ откроет неслыханные перспективы", "Первое золото, изготовленное рукой человека", "Золото из ртути - всемирно-историческое достижение немецкой науки". От журналистов не отставали фантасты. Например, роман Рейнхольда Эйхакера, появившийся в 1922 году, так и назван: "Борьба за золото". Герой романа, немецкий инженер Верндт, умеет улавливать энергию солнечного излучения ("ураганный поток квантов энергии") с помощью мачты из нового сплава алюминия длиной в 210 метров; эта энергия, превращенная в несколько миллионов вольт, позволяет ему отщеплять от каждого атома свинца две альфа-частицы и одну бета-частицу. В мгновение ока Верндт фабрикует 50.000 тонн репарационного золота. Весь мир заполняется искусственным золотом... В романе "Конец золота" другой фантаст, Рудольф Дауман, в увлекательной форме описывает будущие события 1938 года. Немецкий профессор химии по имени Баргенгронд открывает способ получения золота путем атомного превращения, в результате чего за ним гоняется банда американских гангстеров. После дикого преследования удается вырвать у профессора его тайну: золото можно получить, если отщепить от висмута две альфа-частицы при помощи "ритмизированных О-лучей" - очень жесткого рентгеновского излучения. Когда герою романа Даумана посчастливилось сконструировать мощные рентгеновские трубки, он начинает изготовлять золото центнерами. Капиталистические рынки золота рушатся, мировой биржевой крах приводит к обесцениванию золота... Поэтому нет ничего удивительного в том, что алхимик новейшего времени Франц Таузенд находил среди своих ожидающих чудес соотечественников достаточное количество спонсоров. Первого же найденного им "партнера" Таузенд объегорил на кругленькую сумму в 100.000 марок. "Производственный капитал" он использовал, чтобы удовлетворить свое давнее стремление приобретать поместья. Без всякого разбора Таузенд скупал дома, земельные участки, развалившиеся замки, чтобы спекулировать ими на рынке недвижимости. Когда у партнера стали возникать некоторые подозрения, Таузенд сообщил ему (в апреле 1925 года), что как раз сейчас начнется получение золота. Не обратиться ли к только что избранному президенту рейха Гинденбургу с просьбой стать поручителем в предприятии? Нашли посредника, государственного секретаря Майснера - шефа президентской канцелярии Гинденбурга, который благожелательно отнесся к идее; через него был найден в конце концов и другой представитель правительства для создания баварской "золотой кухни" - генерал Людендорф.

top