Всеволод Белюстин, новый Сен-Жермен

Поскольку имен настоящих членов исторического Братства розенкрейцеров никто не знает, то в принадлежности к этой организации подозревались все сколько-нибудь выдающиеся ученые XVII и XVIII веков. И не только ученые, но и самые знаменитые авантюристы. Одной из таких загадочных личностей был граф Сен-Жермен - человек-легенда, споры о котором не прекращаются до сих пор. СЕН-ЖЕРМЕН (фр. Saint-Germain, 1710?-1784?) - авантюрист, медиум, алхимик. По свидетельствам современников, Сен-Жермен был светским, блестяще образованным человеком, свободно говорившим на всех европейских языках и умевшим изящно уходить от ответов на любые прямые вопросы. По некоторым данным, Сен-Жермен побывал в России во время царствования Екатерины II (1762). Согласно преданию, именно он назвал Наталье Петровне Голицыной, выведенной у Пушкина в качестве старой графини, три выигрышные карты (вспомним "Пиковую даму"). С 1770-го обосновался в Париже. Утверждал, что живет (или реинкарнирует) уже несколько тысяч лет. Занимался "изготовлением" золота, алмазов, торговал эликсиром долголетия, читал прошлое и предсказывал будущее представителям высшего дворянства, причем его предсказания были по большей части пессимистичны. Когда началась Французская революция, Сен-Жермен благополучно исчез с международной арены, предоставив последующим историкам гадать, что с ним стало. Трудов он после себя не оставил. Современники считали Сен-Жермена сыном венгерского короля Ракоши и в то же время - Великим Посвященным, истинным членом Братства розенкрейцеров, которым доступны все тайны мира. Смерть Сен-Жермена, как то и положено подлинному розенкрейцеру, окутана тайной. Никто из знавших его при жизни не мог поручиться, что он действительно умер. Поэтому современные "розенкрейцеры" не удивились, когда в 20-х годах XX века на улицах Москвы появился человек, которого близкие называли "Графом" или прямо - "Сен-Жерменом". Впрочем, в быту он носил другое имя. Его звали Всеволод Вячеславович Белюстин, и каждое утро он шел из дома на углу Трубной площади и Неглинной на Кузнецкий мост, в Наркомат иностранных дел, где составлял обзоры зарубежных газет и журналов. А вот после работы, в кругу ближайших друзей, он превращался в мага и учителя, человека, поставившего перед собой задачу возродить на российской почве подлинное розенкрейцерство. * * * Всеволод Белюстин родился в конце прошлого века в семье военного генерала, позднее сенатора по Второму департаменту Правительствующего Сената. Еще до того, как он окончил Александровский лицей по специальности филолог-языковед, Белюстин проявлял интерес к спиритизму, астрологии, оккультизму. Годы гражданской войны он провел в Крыму, но в Белой армии не служил, в эмиграцию не уехал и в 1922-м вернулся из Крыма в Москву, где с 1924-го по 1932 год работал в Народном комиссариате иностранных дел в качестве переводчика. Затем, как бывший дворянин, он был уволен из комиссариата, весной 1933 года арестован, но вскоре освобожден. Причиной ареста был выявленный органами ОГПУ Орден московских розенкрейцеров, во главе которого, как оказалось, и стоял Белюстин. Сам он рассказывал об этом следующее. Среди многочисленной литературы, издававшейся в России до революции и посвященной магии и оккультизму, обращала на себя внимание фундаментальная работа молодого инженера путей сообщения Владимира Алексеевича Шмакова под названием "Священная книга Тота". Вторую, гораздо более значительную работу, посвященную феноменологии духа, - "Пневматология" - автор опубликовал в 1922 году. Именно эта книга заставила Белюстина искать знакомства со Шмаковым. Оно произошло в мае 1923 года у Шмакова на квартире, где собирались весьма примечательные люди, как, например, искусствовед и историк книжного искусства А. Сидоров, известный философ и богослов П. Флоренский, биофизик и антропософ М. Сизов. Бывали здесь и представители других тайных обществ, богоискатели, православные священники и сектанты. Еще пестрее был состав этого кружка по служебной деятельности и происхождению этих людей. Попав в такое общество, Белюстин сразу же занял в нем ведущее положение: Шмаков, оценив его эрудицию, предложил молодому розенкрейцеру читать собравшимся курс арканологии и вести практические занятия по каббалистике. Показания Всеволода Белюстина органам НКВД во время его последнего ареста в 1940 году являются единственным источником сведений о судьбе инженера-мистика Шмакова и об обстоятельствах его отъезда из Москвы. Вот что рассказывал Белюстин: "В. А. Шмаков, по его словам, еще до революции (со времен войны) был тесно и дружески связан с бывшим президентом бывшей Чехословакии Масариком, которому он, Шмаков, в бытность Масарика в России в годы войны, неоднократно оказывал различные дружеские услуги и заручился его дружбой. По отъезде Масарика в Прагу Шмаков продолжал поддерживать с ним связь через бывшего посланника Чехословакии в Москве - Гирса, так что когда Шмаков уезжал за границу в 1924 г., то визы и отправка денег оформлялись Шмаковым через Гирса... В августе 1924 г. В. А. Шмаков с семьей выехал в Германию, а оттуда в Прагу, где оформил свое чехословацкое подданство по представлению президента Масарика, как я мог догадаться. Эти сведения о Шмакове я лично узнал, однако, позднее, когда получил от него в конце 1924 г. последовательно два письма с пути в Южную Америку, куда окончательно решил отправиться Шмаков. Он писал мне, что едет в Аргентину, в Буэнос-Айрес, осуществляя свое давнишнее желание... Более писем от Шмакова я не получал, кроме поздравительной открытки к Новому (1925) году от его жены. От В. И. Жданова я слышал, что Шмаков писал ему еще один или два раза о своем устройстве в Аргентине по инженерной специальности, и на этом сведения о семье Шмаковых прекратились, пока, наконец, насколько помню, в конце 1930 г. Ждановым было получено письмо от жены Шмакова, извещавшее его, что В. А. Шмаков умер от удара в октябре 1929 г. в Аргентине". С отъездом Шмакова Белюстин стал неофициальным главой московских розенкрейцеров, а в 1926 году основал Московский Орден неорозенкрейцеров "орионийского посвящения". Слово биофизику Сизову: "Белюстин организовал Орден самостоятельно, не получив ни от кого на это прав или посвящения, исключительно своей работой над собой достигнув больших знаний... Мы имеем много литературы - результаты своих изысканий и трудов по оккультным вопросам. Цели Ордена - воспитание своих членов в духовном отношении по теориям нашего Ордена. Орден имеет отличительные знаки степеней. Так, зеленая лента с черными каймами означает начала "астральной сознательности" и надевается при собраниях. Сам Белюстин носит ленту, смотря по характеру собрания, то белую, то лиловую". Всеволод Белюстин был умен, образован, воспитан, красив, и в его внешности находили определенное сходство с историческим Сен-Жерменом. Свое тождество с человеком-легендой сам Белюстин не утверждал, но никогда и не отрицал. Образ дополняли, казалось, безграничная эрудиция этого молодого еще человека в области оккультных наук. В отличие от широкого круга посетителей кружка Шмакова, в Ордене, организованном Белюстиным, состояло всего 16 человек. Его члены имели разные степени посвящения и, соответственно, располагались по рангам. После периода ученичества, то есть изучения соответствующей литературы под руководством наставника и написания ряда собственных сочинений, вступающий в Орден получал посвящение в "оруженосцы". Затем - две "рыцарские" степени: "рыцаря внешней башни" и "рыцаря внутренней башни", после чего следовали степени высшего духовного посвящения, которыми обладали члены Верховного капитула Ордена. "Формирование Ордена происходит путем вербовки членов, т.е. подходящий по своему развитию человек постепенно подвергается, так сказать, "рассматриванию" со всех точек зрения, а затем постепенно вводится в круг обычного учения розенкрейцеров. Формальное вступление в Орден совершается по особому обряду, более длительному или сокращенному, причем со вступающего берутся клятвы: 1) молчания, т.е. хранения орденских тайн, а следовательно, и конспирации, и иногда 2) готовности погибнуть во славу Ордена и не выдавать тайн. От вступающего требуется известное развитие, как интеллектуальное, так и моральное, и широта кругозора". В отличие от руководителей других тайных обществ оккультного толка, целью Белюстина было, по показаниям одного из членов Ордена, "достижение астрального посвящения", то есть "жизни в двух мирах" - на физическом плане в физическом теле и, одновременно, в плане астральном. Впрочем, и это было не целью, а средством. Подлинная цель состояла в подготовке к овладению магическими способностями древних розенкрейцеров. Достичь этого следовало путем длительных тренировок, путем перестройки сознания в определенном направлении. Ведь именно это советовал делать всем своим последователям таинственный C.R.C. * * * Среди частных задач Ордена розенкрейцеров, основанного Белюстиным, было освоение телепатии и ясновидения. И здесь выяснилось, что параллельно с Орденом этими проблемами занималась другая группа московских экспериментирующих розенкрейцеров во главе с Евгением Тегером и Вадимом Чеховским. За их работой, не вступая с ними в непосредственный контакт, Белюстин весьма пристально следил через некоего Веревина, который был допущен к работам этой группы. Как можно понять из показаний Белюстина в ОГПУ, идея возродить подлинное, то есть оперативное, розенкрейцерство в Москве была им выдвинута в 1923-24 годах и предложена двум оккультистам - Веревину и Тегеру. Но в 1925 году между ним и Тегером произошел конфликт на почве выбора пути, по которому следовало идти. Впрочем, иначе и быть не могло. По своему происхождению, образованию, мистическому и житейскому опыту Тегер был совершенным антиподом Белюстина. Немец, родившийся в Германии, Евгений Карлович Тегер ребенком переехал с родителями в Россию. В 1905 году подростком он принял участие в декабрьских боях в Москве на стороне анархистов, был сослан в Якутию, вернулся по амнистии 1913 года в Москву, уже будучи мистиком. Поскольку Тегер оставался подданным Германии, после начала Первой мировой войны в августе 1914 года он был интернирован в Вятку, где и встретил революцию. После октябрьского переворота 1917 года Тегер сразу перешел на сторону советской власти, участвовал в гражданской войне. По окончании войны он снова вернулся в Москву, работал в Наркомате иностранных дел, был краткое время советским консулом в Кашгаре и в Афганистане, но самое главное, что к середине 20-х годов он успел познакомиться с большинством оккультных кружков Москвы и Ленинграда, и ни один из них его не удовлетворил. Вот как описывал Белюстин свое знакомство с Тегером и попытку начать совместные работы по практическому оккультизму: "С Тегером я познакомился впервые осенью 1923 г. через Ф. П. Веревина у него на квартире в Москве. Веревиным и Тегером мне было сделано предложение принять участие в мистических работах по теории и практике западного и восточного оккультизма... Предложение Тегера и Веревина я принял, и до начала 1925 г. мы встречались втроем и занимались мистическими вопросами до тех пор, пока между нами не произошел разлад по вопросу изучения оккультизма. Я тогда вышел из группы Тегера-Веревина и все последующие новости о деятельности Тегера по мистической линии в Москве знал со слов Ф. П. Веревина". Знакомство с Белюстиным утвердило Тегера в необходимости "восстановить древнее посвящение", то есть попытаться овладеть тайными знаниями средневековых розенкрейцеров. В отличие от Белюстина, он относился к магии как к практической науке, будучи скорее атеистом, чем теистом, и с пренебрежением относился к теоретическим знаниям, которые для розенкрейцеров считались обязательными. Такой прагматичный подход к мистическим таинствам не мог не оттолкнуть от него Белюстина. Но Тегер уже нашел единомышленника - способного молодого метеоролога Вадима Чеховского. Чеховский на собственный страх и риск вел эксперименты по передаче мысли на расстояние и уже сделал несколько докладов об этом на заседаниях научной комиссии института мозга в Ленинграде. Благосклонные отзывы специалистов Института вдохновили Чеховского, и он предпринял попытку открыть в Москве филиал комиссии Института мозга с привлечением лучших научных сил столицы. Для этой цели Чеховский, который жил на Малой Лубянке, вместе с Тегером арендовали у домкома обширный подвал, где и разместилась их так и не разрешенная официально лаборатория. Замысел экспериментаторов был достаточно прозрачен. Комиссия должна была стать легальным прикрытием их деятельности. На самом же деле в подвале начала работать небольшая засекреченная группа в области практического оккультизма. Цель была та же, что и у розенкрейцеров Белюстина: восстановление древнего посвящения путем овладения астральными планами и подчинением себе элементалей. По словам самого Чеховского, в их организации существовало девять степеней посвящения: "1-я - научное исследование метапсихических явлений, выражавшихся, главным образом, в работах по передаче мыслей на расстояние и работе по ясновидению; 2-я - слушание курса арканологии и начало оккультной тренировки; 3-я - оккультная магическая практика, изучение магии; 4-я - центр "Эмеш Редевивус", не претендующий на достижение полноты оккультных возможностей; 5-я - то же после создания подходящей базы для серьезной оккультно-магической работы в течение ряда лет; 6-я - то же по достижении некоторых результатов и после начала строительства мирового оккультного магического центра на собственной территории в СССР или за границей; 7-я - мировой оккультно-магический центр, овладевающий полностью астральным планом; 8-я - то же при полном овладении ментальным планом; 9-я - то же при полном овладении божественным планом. Все эти девять ступеней делились на три группы по три последовательные ступени в каждой по признаку: первая группа - периферия, вторая - центр (Эмеш Редевивус) как орудие для создания мирового оккультного центра, обладающего полнотой оккультного знания и реализационных возможностей; третья группа мирового оккультного магического центра, владеющего этими возможностями и обслуживающего ими культурный прогресс и человечество... В нашей организации существовало четыре степени. В первую степень входили лица, не знавшие о существовании организации. Во вторую степень входили лица, которые при прохождении курса начинали подозревать существование неизвестной оккультной организации с магическим уклоном. В третью степень входили лица, знавшие о существовании организации и получавшие некоторые понятия о ее целях, но не знавшие ни наименования, ни строения, ни основных положений организации. В четвертую степень входили лица (только мужчины), знавшие наименование и цели организации и имевшие право знакомиться со всеми материалами, которыми располагала организация, причем за каждым членом этой степени не оставалось права личного владения материалом и сведений, относящихся к другим подобным организациям, если они предварительно имели с ними дело". Для проведения экспериментальной работы членами общества организовывались сборы дикорастущих магических и лекарственных трав в Московской области, планировалось их выращивание на плантациях и проводились эксперименты в области галлюциногенных препаратов, ароматов, мазей и так далее. Подвал, помещавшийся на Малой Лубянке, был тоже выбран совсем не случайно. Как показывал на очной ставке с Чеховским его ближайший сотрудник по оккультной практике Преображенский, "когда я в первый раз был приведен в подвал дома N16 по ул. Малая Лубянка вместе с руководителями организации Тегером и Чеховским и спросил их, почему для работы избрано такое неблагоустроенное помещение, то получил ответ, что подвал, во-первых, находится в центре города, во-вторых, он расположен рядом с подвалами ОГПУ, где проливается кровь расстреливаемых, а, как известно, кровью умерших питаются лярвы, создающие царство мрака и тьмы, которое должно быть разрушено токами света от магических операций в генераторе подвала..." Однако все это очень скоро закончилось. По совершеннейшей случайности органы ОГПУ в феврале 1928 года арестовали Чеховского и Тегера, а вместе с ними и еще два десятка молодых людей. Оба руководителя были сосланы на Соловки, откуда Тегер по болезни был переведен в Среднюю Азию, а Чеховский, пытавшийся возглавить массовый побег заключенных, был расстрелян в октябре 1929 года. * * * Арест Тегера и Чеховского, а вместе с ними и других розенкрейцеров, связанных с Белюстиным, казалось, должен был задеть "орионийцев", но в этот раз все обошлось благополучно. Московский Сен-Жермен оправдал свою репутацию могучего мага: продержав Белюстина три месяца на Лубянке, ОГПУ отпустило его на свободу. Нет сведений, что он был завербован Государственным политическим Управлением, поэтому трудно сказать, что же ему тогда помогло. Возможно, Белюстина спасло то, что он в свое время отказался лично знакомиться с Чеховским и его сообщниками. Тегер же был опытным конспиратором и Белюстина в своих показаниях не упоминал. Молчал о Белюстине и Веревин, привлекавшийся в качестве свидетеля по делу Тегера и Чеховского. В результате органы ОГПУ не трогали Белюстина и его розенкрейцеров до весны 1933 года - на протяжении семи лет (!). Чем же они в это время занимались? Выяснить это оказалось довольно легко, поскольку сами "орионийцы" постарались изложить на бумаге все то, чем они жили и что, как они надеялись, должно было помочь России и всему человечеству. Ими был создан огромный комплекс рукописных работ, остатки которого сохранились у самого младшего из розенкрейцеров - избежавшего ареста В. П. Монина. В них излагались верования московских розенкрейцеров, расчеты, легенды, тщательно разработанная символика, вычисления, необходимые для магических обрядов; скрупулезно описывались различные цветовые сочетания, магические знаки, которыми следует украсить помещение и надеть на себя в ходе справления обряда, цвета одежд, драгоценные камни, ароматы и курения на различных алтарях, формулы заклинаний и молитв, которые произносят хором участвующие. Вот, например, чрезвычайно детальное описание порядка коллективного совершения розенкрейцерами "Великой Мистерии Стихий", которое историк Андрей Никитин обнаружил в одной из их рукописей: "Общее благословение присутствующих. Великое заклинание Владыки Телема. Коллективное исполнение священного гимна, присущего Пентаграмме Великих Стихий: "О Великий Телем, Духо-Материя проявленной Вселенной! Твоя стихия объемлет необъятные бездны Мироздания и пребывает во мне, ибо Вселенная и я - едины. О Великий Огонь, Принцип Жизни! Ты горишь в каждом атоме бытия и сознания Сущего и пылаешь во мне неугасимой искрой Жизни... О Великий Воздух, принцип Творчества! Ты замыкаешь Миры в круг свето-идей и хранишь их сокровенной Тайной... О Великая Вода, принцип Произрождения! Ты проникаешь в недра всех Вещей и течешь во мне алым потоком... О Великая Земля, принцип Смерти и Возрождения! Ты поглощаешь Материю, дабы открыть Духу Врата Свободы... Благословляем и славословим тебя, Неизреченная Пентаграмма Стихий, пребывающая в Великой Пентаграмме Человека и пробуждающая ее лучи к извечному Творчеству в Боге, Человеке и Вселенной!". Все это произносилось, естественно, на сакральном языке, созданном розенкрейцерами, после чего происходил "великий вызов Владык Пентаграммы Стихий. Покой погружается во мрак. Присутствующие преклоняют колена и погружаются в ментальное созерцание серебряного диска. Фиксация возможных зрительных восприятий. Покой освещается. Присутствующие поднимаются, подходят к престолу и замыкают вокруг него магическую цепь. Вознесение предметов ритуала (крест, жезл, меч, чаша, пантакль, магические зеркала - квадратные, черно-матовые, курильница). Великое заклинание Владык Пентаграммы Великих Стихий. Присутствующие размыкают магическую цепь и, поклонившись Верховному Жрецу, возвращаются на свои места. Покой вторично погружается во мрак. Личный экстаз присутствующих, которые преклоняют колена. Возможные ментальные образы. Покой освещается. Верховный Жрец благословляет присутствующих священными предметами ритуала. Присутствующие поднимаются и, начиная с младшего и кончая старшим, преклоняют колена и, поклонившись Верховному Жрецу, возвращаются на свои места. Священная молитва, присущая Пентаграмме Великих Стихий. Присутствующие, начиная со старшего и кончая младшим, подходят к престолу, держа меч в правой опущенной руке. Опускаются перед ним на колена, встают, и во главе с Верховным Жрецом по очереди обходят вокруг него и вокруг малых престолов и, поклонившись Верховному Жрецу, возвращаются на свои места. Это символизирует мистический обряд обручения присутствующих адептов со Стихиями". И так далее в том же духе. Эти чудом сохранившиеся рукописи открывают нам удивительный мир, в котором жили московские розенкрейцеры. Вселенная представала перед ними в виде семи "космических кругов", включающих в себя различные звездные системы, каждая из которых имела собственное имя и о которых им было все известно: от количества обитаемых и необитаемых миров до числа комет, бороздящих межзвездные просторы. Соответствующим образом они рассматривали историю Земли - как поле битвы Света и Тьмы, Добра и Зла. Они приняли дуализм древних мистерий как основу мироздания, а потому считали, что каждый розенкрейцер должен пройти два посвящения - не только светлое, но и темное, чтобы уметь распоряжаться силами тьмы. "Различаются "ток Света" и "ток Тьмы", что дает нам Белое и Черное посвящение. Белое Посвящение, основанное на "токе Света", способствует эволюционному восхождению в область раскрытия сознания и достижения совершенства. Черное Посвящение, базирующиеся на "токе Тьмы", завлекает в область материи и затемняет сознание, мешая эволюции. В астрале происходит вековечная, непрекращающаяся борьба светлых и темных сил, причем успех бывает то на одной, то на другой стороне. Настоящий переживаемый момент является моментом господства темных сил, т.е. сил, принуждающих к остановке на пути эволюции благодаря порабощению сознания материей. Избавление от уз материи совершается при сознании иллюзорности физического плана и направлении сознания на мир идей. Приблизительно получается концепция Ормузда-Аримана, или бога Добра и бога Зла, как борющихся начал. Как известно, эта концепция отразилась в христианстве в виде будущего пришествия Антихриста, сына Сатаны, который будет править Землей. Отсюда попы провозглашали "Антихристом" каждое лицо, которое вставало на их дороге. Очень близкие им по своей духовной немощи теософы, кажется, еще в 1924 г., рассматривали большевизм как некое проявление сатанизма. От них эта концепция перешла в мистические кружки и т.д., благодаря чему в настоящее время сплошь и рядом можно слышать, что большевики, как и вожди их, суть сатанисты. Этому еще способствовал циркулировавший по Москве слух в 1924 г., что в Кремле есть "Люциферианский центр". Таким образом, сравнение коммунизма с сатанизмом есть результат концепции "добра-зла", толкуемой в превратном смысле. Розенкрейцеры обычно уделяют много места философскому понятию "добра-зла", рассматривая первое как освобождение от уз материи, а второе - как "окутывание" материей. В официальном орденском учении "добро-зло" трактуется только с метафизической точки зрения. В практической магии, указывающей путь борьбы со злом, даются более конкретные указания относительно носителей зла в астрале и способах борьбы с ними". Не в этой ли самодеятельности и заключен главный просчет московских розенкрейцеров? Они стремились к власти - сначала, как исторические розенкрейцеры, к власти над стихийными силами Земли и Космоса, затем - к власти над мировыми силами зла, чтобы стать владыками мира и облагодетельствовать человечество. Они считали себя защищенными своим знанием от людей и от стихийных духов, которыми они хотели повелевать, неуязвимыми для сил зла, в то время как реальные его приспешники все более и более сжимали вокруг них кольцо, завлекая своей кажущейся слабостью. И когда, наконец, в 1933 году ловушка ОГПУ захлопнулась и все розенкрейцеры во главе с новым Сен-Жерменом оказались на Лубянке, им оставалось только признать свое поражение. Любопытно, что серьезнее всего пострадали только готовившиеся вступить в Орден супруги Трущевы, для которых с тех пор начались мыкания по лагерям и ссылкам. Остальные розенкрейцеры, в том числе и Белюстин, были благополучно отпущены по домам, а Орден московских розенкрейцеров - закрыт. По-разному сложились их дальнейшие судьбы. Биофизик Сизов благополучно пережил аресты 1935-38 годов, после чего уехал с новой семьей в Сочи, где работал в каком-то биологическом институте Академии наук СССР, откуда вернулся в Москву только в начале 50-х годов. Меньше повезло Веревину, но и его репрессии затронули лишь отчасти. Во время Второй мировой войны он служил на Тихоокеанском флоте и даже охотно делился своими оккультными знаниями с молодежью. Он сохранил весь свой архив, и его "зеленый сундучок" с заветными рукописями до сих пор кочует где-то среди потаенных российских розенкрейцеров. Все же кое-кто из розенкрейцеров, арестованных в середине 30-х, погиб в лагерях, кто-то вышел на юлю после долгих мытарств. Но самая загадочная судьба, как и следовало ожидать, выпала на долю московского Сен-Жермена. Вторично Белюстин был арестован в апреле 1940 года - в Сталинабаде (Душанбе), куда он уехал для работы в местном педагогическом институте в качестве преподавателя английского и немецкого языков. После ареста его привезли в Москву. На Лубянке в те годы была задумана грандиозная провокация против ученых-востоковедов, которых предполагалось объявить шпионами разных государств, спрятавшимися за покрывалом мистики, а главным свидетелем по этому делу должен был выступить Белюстин при поддержке своих знакомых-масонов - Сергея Полисадова и Бориса Астромова. Привлекли было еще и Тегера, найдя его в одном из лагерей ГУЛАГа, но он категорически отказался участвовать в этом спектакле, и после избиений в Лефортовской тюрьме бывшего оккультиста вынуждены были отправить назад. Несмотря на такие "накладки", все шло, как задумано: составлялись протоколы, назывались имена, но, когда дело было завершено и Белюстин первый должен был предстать перед военным трибуналом, он отказался подписать себе расстрельный приговор, и дело лопнуло. С фактами в руках он доказал сначала вызванному прокурору, а затем и военному трибуналу, почему он не был и не мог быть шпионом, особенно после его освобождения в 1933 году, а все, что написано в протоколах, - их совместная со следователем выдумка. И - был оправдан по этому, самому страшному пункту обвинения (!). Однако, поскольку он и теперь не отрицал своего особого положения в Ордене московских розенкрейцеров, на этом же судебном заседании военный трибунал приговорил Белюстина к 10 годам лагерей. Где он отбывал свой срок? Когда умер? Все это до сих пор остается загадкой. Сведений о его смерти не смогли найти ни в 1957 году, когда по заявлению его вдовы он был полностью реабилитирован, ни теперь. Он сошел с "физического плана" жизни, как настоящий граф Сен-Жермен, не оставив никаких свидетельств о своей смерти. * * * Независимо от того, существовало историческое Братство розенкрейцеров в действительности или оно было порождением фантазии Иоганна Валентина Андрэ, возникновение легенды о нем представляется необычайно важным этапом в эволюции мистического мировоззрения. Преследование отдельных алхимиков и разгром Ордена тамплиеров научил оккультистов нового времени, что эзотерическое общество по возможности должно быть скрытым от людей, законспирированным. Розенкрейцеры продемонстрировали, что такое вполне возможно. Более того, они сумели сохранить в тайне свои цели и имеющиеся возможности для их достижения. Современным последователям Братства повезло меньше, но это скорее связано с характером советского общества, чем с ошибками неорозенкрейцеров. Впрочем, тут же выясняется, что и розенкрейцеры не ограничивали свою деятельность лечением больных и поиском путей к познанию "невидимого мира" - они хотели изменить человечество, привив ему эзотерическую идеологию. При этом восторженные почитатели Братства Розы и Креста как-то забывают, что эзотерические доктрины очень часто вступают в противоречие с моральными нормами. В иерархии идеалистического мира, описанного еще шаманами и алхимиками, человек занимает весьма скромное место, уступая по своей ценности камням и деревьям. Я не возьмусь утверждать, что именно философия розенкрейцеров может привести оккультиста за ту грань, за которой система координат меняется и он перестает отличать добро от зла, путает цель и средство и все более погружается в мир холодных бесчеловечных символов. Однако точно так же я не возьмусь отрицать то влияние, которое розенкрейцеры (возможно, против своей воли) оказали на формирование оккультной традиции XX века, которая привела к чудовищным преступлениям и к еще более чудовищным жертвам.

top