"Великий Восток народов России"

Считается, что первым русским масоном был Петр I (Великий). Будто бы сам Кристофер Врен, знаменитый основатель новоанглийского масонства, посвятил его в таинства Ордена. Предание это, лишенное, кстати, какой бы то ни было основы в виде исторических документов, находит себе лишь косвенное подтверждение в том высоком уважении, которым имя Петра пользовалось среди русских масонов XVIII века. Первое же безусловно достоверное свидетельство о начале деятельности масонов в России относится к 1731 году, когда английский гроссмейстер Великой лондонской ложи лорд Ловель назначил капитана Джона Филипса провинциальным великим мастером "для всей России". Масонский кружок Филипса собирался весь период правления Анны Иоанновны. Но настоящая история масонства в России начинается лишь в семидесятых годах XVIII века, когда одновременно возникают две масонские системы, пользовавшиеся успехом в обществе: Елагинская и Циннендорфская. Ложи этих систем работали, главным образом, в первых трех степенях "иоанновского", или "символического", масонства, преследовавшего цели религиозно-нравственного воспитания человека. Члены ложи приобретали более широкие, чем раньше, религиозные понятия, глубоко задумывались над вопросами веры и нравственности. По меткому сравнению Павла Милюкова, русское масонство - это "толстовство" XVIII века, с его проповедью личного самосовершенствования и "убегания зла". Главная роль в этом периоде истории русского масонства принадлежит Ивану Перфильевичу Елагину (1725-1794). Писатель, сенатор, управляющий императорскими театрами, он был в то же время и одним из самых деятельных пропагандистов вольного каменщичества в нашем Отечестве. 22 мая 1770 года в Петербурге была открыта Великая провинциальная ложа России, работавшая по системе трех иоанновских степеней и имевшая непосредственную связь с берлинской ложей "Ройял Йорк" - филиалом Великой ложи Англии в Пруссии. Неудовлетворенность Ивана Елагина, как главы нового масонского центра, тем, что ему приходилось общаться с Великой ложей Англии через берлинских посредников, привела к тому, что в результате непосредственных переговоров его посланца с главой Великой ложи Англии де Бофором уже 26 февраля 1772 года на имя Елагина был оформлен официальный масонский патент, согласно которому он провозглашался великим мастером Провинциальной ложи России и обязывался давать ежегодный отчет в Лондон о проделанной работе и даже пересылать туда денежные взносы. В общественно-политическом плане елагинские ложи 1770-х годов представляли собой умеренно-либеральное направление в русском масонстве. Консервативная линия обозначилась в нем не ранее начала уже следующего десятилетия. Это были ложи так называемой шведской рыцарской системы и розенкрейцеры. Что же касается елагинских лож, то они работали на основании своего устава "Права, преимущества и обряды Главной провинциальной ложи". Всего под ее управлением в первой половине 70-х годов XVIII века насчитывалось 14 лож; общее число членов, согласно современным оценкам, не превышало 400 человек. Сколько-нибудь серьезной работы в ложах Елагина не велось. Как вспоминал позже один из посвященных, "собирались, принимали, ужинали и веселились; принимали всякого без разбору, говорили много, а знали мало". В 1822 году был издан указ, запрещающий масонские ложи в России. От масонов требовались подписки о "непринадлежности" впредь к ложам и тайным обществам. До сих пор неясны мотивы издания такого указа. По всей видимости, они заключались в том предубеждении, которое имел император Александр I против европейского либерализма. Когда за границей началось преследование тайных обществ, русскому правительству показалось, что отечественные ложи также представляют опасность. * * * Первой попыткой легализации масонства в России после его запрета явилось посвящение в 1866 году в Копенгагене цесаревича Александра Александровича - будущего царя Александра III. Руководил процедурой посвящения будущий тесть цесаревича - датский король Кристиан IX. Впрочем, большого впечатления на воспитанного в национальном духе наследника российского престола масонская церемония не произвела. "Да, все это интересно, - заявил он, - но боюсь, что преждевременно в России вводить". Несмотря на это высказывание, члены Братства вольных каменщиков развернули кипучую деятельность по распространению идей масонства в России. Первоначально это ограничивалось созданием спиритических кружков. СПИРИТИЗМ как учение возник в Соединенных Штатах Америки. Основателем этого учения считается Эндрю Дэвис (1826-1910). Когда ему было 17 лет, через их городок проезжал магнетизер Левингстон. Он открыл у мальчика способности медиума. Тот бросил лавку, в которой служил приказчиком, и погрузился в исследование мира духов. Открыв для себя этот мир, Дэвис разработал целую теорию общения с духами. Все души, считал Дэвис, живые и мертвые, движутся по пути самосовершенствования. Физическая смерть облегчает и ускоряет этот процесс, поэтому души умерших знают и умеют больше, чем живые. Общения между этими двумя мирами не происходит, потому что "ни духи, ни люди еще не умеют пользоваться" самой возможностью общения. Однако, считал он, "настало время, когда два мира, духовный и естественный, подготовлены к тому, чтобы встретиться и обняться на почве духовной свободы и прогресса". Его учение пало на добрую почву протестантского мистицизма и нашло немало последователей. Американские спириты активно использовали медиумов и сомнамбул, изобрели "столоверчение" и "блюдце-верчение", а Дэвиса провозгласили Сведенборгом Нового Света и присвоили ему степень доктора медицины и антропологии. Большинство сведений спиритов о мире духов в основном совпадает с буддийскими и йогическими представлениями. Однако здесь следует учесть один очень важный момент. Так называемые спиритические сеансы представляли собой просто коллективную медитацию, во время которой "медиум" находился в состоянии транса. Таким образом, информацию спириты получали чаще всего не от духов, а либо от самого медиума, либо же из собственного подсознания. Чего стоит такая "информация", ясно и без комментариев. В России первые спиритические сеансы были устроены в 1853 году и сразу же вызвали большой интерес. Дело дошло до того, что в 1875 году по предложению профессора Дмитрия Менделеева была образована комиссия для изучения спиритических явлений. Членам ее были представлены три медиума из Англии: братья Петти и женщина-медиум Кляйер. Результаты спиритического сеанса, устроенного ими, оказались плачевными. Так, коронным номером братьев Петти была демонстрация водяных капель, выделяемых духами. Кроме того, духи под руководством этих медиумов звонили в колокольчик. Капли в присутствии комиссии действительно выделялись. Но их химический состав оказался в точности таким же, как состав слюны медиумов! Что же касается колокольчика, то он, опять-таки, звонил, но лишь в тот момент, когда до него могла дотянуться человеческая рука. Стоило только членам комиссии сконструировать и разместить незаметно для медиумов ловушку, надежно преграждавшую путь к колокольчику, как звон прекращался... Были подвергнуты проверке и многочисленные "феномены" с другими медиумами. Результат тот же. "Прыгающие" и "летающие" столы, например, после того как их заменяли другими, с конфигурацией, заведомо исключавшей подталкивание ногами, переставали летать и прыгать. В итоговом заключении комиссии от 21 марта 1876 года можно было прочитать: "Спириты и люди науки, увлекшиеся спиритизмом, с особенной настойчивостью распространяют мистические воззрения, выдаваемые ими за новые научные истины. Они пользуются тем, что эти воззрения принимаются многими на веру прежде всего потому, что соответствуют стародавним суевериям, с которыми давно борется наука... На основании всей совокупности узнанного и виденного, - гласил окончательный вывод, - члены комиссии пришли к следующему заключению: спиритические явления происходят от бессознательных движений или от сознательного обмана, а спиритическое учение есть суеверие..." Это заключение, однако, нисколько не охладило энтузиазм приверженцев нового учения. К 1910 году число спиритических кружков перевалило за три с половиной тысячи, из которых не менее тысячи функционировали только в Петербурге. Основной контингент последователей учения составлял, разумеется, служебный и чиновный люд - 53 процента, в меньшей степени сельские жители - 27 процентов, лица свободных профессий - 12 процентов и духовенство - 8 процентов. Повальное увлечение российской интеллигенции спиритизмом и столоверчением во многом облегчило восприятие ею более сложных религиозно-мистических учений, подобных "умозрительному масонству". * * * Возобновление работ русских "вольных каменщиков" во второй половине XIX - начале XX века в основном связано с Францией, где в этот период масонство организованно изменяло доктрину в зависимости от политической ситуации. В период революционного подъема конца пятидесятых годов французские масоны усиленно проявляли солидарность со всеми радикальными кругами. Но сразу после подавления антиправительственных выступлений в Европе 10 августа 1849 года "Великий Восток Франции" принял новую редакцию своей конституционной программы, где в качестве основополагающего принципа масонства провозглашалась вера в Бога и бессмертие души. Тем самым французские масоны подтвердили свою верность основам, сложившимся в учениях британских "вольных каменщиков" в XVIII веке. Ответом на антимасонское движение стала и модернизированная масонская конституция, принятая в 1854 году в Бельгии, - в ней был отменен пункт о запрете обсуждения в ложах политических и религиозных вопросов. Годом позже изменения были внесены и в конституцию "Великого Востока Франции" - теперь здесь говорилось, что масонство "считает свободу совести естественным правом каждого человека и не исключает никого из-за его убеждений". В свою очередь, "Великая объединенная ложа Англии" - материнская ложа мирового масонства - перестала считать французский "Великий Восток" организацией "вольных каменщиков" и отнесла его к так называемому "либеральному" масонству. Именно в этот период трансформации европейских лож началось новое посвящение в масонство российских подданных. Отдельные факты посвящения в Европе купцов из России имели место в 1830-1840 годах, но это являлось скорее не следствием духовных поисков, а стремлением установить выгодные связи. Ситуация изменилась во второй половине 1840-х годов, когда в масонство стали стекаться оппозиционеры всех мастей, в том числе и выходцы из России. Именно в этот период масоном становится известный теоретик анархизма Михаил Александрович Бакунин. К сожалению, сведения о его членстве в ордене "вольных каменщиков" отрывочны. Известно лишь, что Бакунин был посвящен в масонство в 1845 году во Франции, а затем стал членом итальянской ложи "Социальный прогресс" во Флоренции. Позже, 3 апреля 1865 года, Бакунину был вручен патент на 32-ю степень "Древнего и принятого шотландского устава" (всего в этом уставе 33 степени) от великой консистории "Великого Востока Италии". Масонские искания идеологии анархизма привели Бакунина к созданию Международного братства, где он попытался объединить всех революционеров. Бакунин составил "Современный катехизис масонства", в котором обосновал тождество движения "вольных каменщиков" и революции. Однако он понял, что по самой своей природе масонство не может стать революционной организацией, и в дальнейшем отказался от использования масонских форм в своей деятельности. * * * Активно подвизались на российской почве и духовно-мистические общества откровенно масонского толка: мартинисты, розенкрейцеры, иллюминаты. Скрытная деятельность этих организаций продолжалась до 1925 года, когда ими всерьез занялось ОГПУ. Особого внимания заслуживают связи этих оккультных обществ с другими масонскими группами, в том числе и заграничными. Например, посвящение в итальянское политическое масонство ("Великий Восток Италии") в свое время прошли такие видные деятели московского мартинизма, как Петр Михайлович Казначеев, его сын Дмитрий, Леон Гольторп, Юрий Константинович Терапиано и другие. К "Великому Востоку Италии" принадлежал и один из руководителей петербургских мартинистов в 1918-1919 годах - Борис Кириченко (Астромов). Значительной угрозы для устоев Российской империи деятельность доморощенных оккультистов, конечно же, не представляла. Тем не менее в порядке профилактики чиновники Департамента полиции (как впоследствии и ВЧК - ОГПУ) вели работу и в этой области: в "тайные" общества и кружки засылались агенты, вербовались действительные члены, при случае департамент оказывал прямое давление, высылая из страны наиболее одиозных деятелей от оккультизма. Так, в 1908 году руководитель зарубежной агентуры в Европе А. М. Гартинг сумел внедрить во французскую ложу "Жюстис" "Великого Востока Франции" своего агента - некоего Биттара-Моненана, который сумел продержаться в этом качестве аж целых пять лет, прежде чем его разоблачили. Благодаря донесениям Биттара Департаменту полиции стало известно о приезде в Россию в мае 1908 года двух масонских эмиссаров из Парижа - Бертрана Сеншоля и Жоржа Буле - с целью формального открытия ими в Петербурге и Москве двух масонских лож: "Полярная звезда" и "Возрождение". Это сообщение произвело сенсацию, поскольку до этого момента русские мартинисты, иллюминаты и розенкрейцеры, заявлявшие о своей принадлежности к Братству, формально масонами не являлись. Да и политикой наши оккультисты интересовались в те годы мало. Совсем другое дело - "Великий Восток Франции", чисто масонская организация, огромную роль которой в политической жизни Европы того времени трудно переоценить. Не скрывали французские масоны и своего отрицательного отношения к русскому самодержавию, которое они называли "стыдом цивилизованного мира". Понятно, что стоило двум эмиссарам только еще появиться на горизонте, как охранка немедленно бросила все свои резервы на решение этой новой проблемы. Заметной личностью среди русских "братьев" был в эти годы бывший профессор Московского университета, социолог Максим Максимович Ковалевский. Он долгие годы (с 1887-го по 1906-й) провел за границей, встречался и переписывался с Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом. Именно Ковалевский, этот старый член французской ложи "Верные друзья", возвратившись в 1906 году в Россию, не только основал здесь "прогрессистскую партию", но и, победив на выборах, прошел в депутаты I Государственной думы. Ему же принадлежит инициатива организации в России первых временных "кадетских" масонских лож: "Возрождение" (Москва) и "Полярная звезда" (Санкт-Петербург). Мастером-наместником московской ложи был выбран врач-психиатр Николай Баженов. "Полярную звезду" возглавил сам Ковалевский. Большинство масонов как в Москве, так и в Петербурге высказывались за то, чтобы принадлежать к влиятельному "Великому Востоку Франции". Ковалевский, однако, возражал и настаивал на том, чтобы присоединиться к "Национальной ложе Франции", стоящей за шотландский ритуал. В начале февраля 1908 года на квартире Максима Максимовича состоялось общее собрание русских масонов, на котором он заявил о своем выходе из "Полярной звезды". Никто из "братьев" не возражал. Новым мастером-наставником был выбран граф Орлов-Давыдов. Секретарем-казначеем назначили князя Давида Иосифовича Бебутова. Заседания ложи с этого момента проводились на квартире Бебутова. В феврале 1908 года Бебутов и Баженов выехали в Париж просить мастеров "Великого Востока Франции" об официальном открытии масонских лож в России. Встретили их там хорошо. "Заявление наше, - вспоминал Бебутов, - было принято с большим вниманием, и Верховным советом решено было командировать двух членов Верховного совета гг. Буле и Сеншоль (Boulet, Sincholl). Расходы по поездке мы обязались уплатить, по тысяче франков каждому. Одну тысячу принял на себя граф Орлов-Давыдов, а другую тысячу петербургская и московская ложи взяли на себя. Мы были представлены Верховному совету. Гроссмейстером в то время был депутат Лафер - лидер радикалов в парламенте. Баженова и меня сразу возвели в 18-ю степень и очень с нами носились. Все поздравляли нас и желали успеха в наших начинаниях. Мы имели случай присутствовать на масонской свадьбе и видеть весь обряд венчания. Надо сказать, что самый церемониал и весь обряд чрезвычайно интересен и торжественен. Приезд французов в Россию был назначен на 8 мая того же 1908 года. Мы торжествующе вернулись: я в Петербург, а Баженов - в Москву. По моем возвращении снова начались регулярные заседания и прием новых братьев". Наконец точно в назначенное время прибыли долгожданные посланцы "Великого Востока Франции" - Сеншоль и Буле. Встречавшие их на вокзале Бебутов и Орлов-Давыдов отвезли французов в гостиницу "Англетер". Вскоре состоялось заседание ложи, на котором было объявлено о ее признании "Великим Востоком Франции". Слово Бебутову: "После завтрака я поехал делать нужные приготовления, устраивать комнату, как это требуется по наказу. У меня в это время квартиры не было, так как старую квартиру я сдал ввиду отъезда дочерей, а новая еще ремонтировалась. У Орлова-Давыдова тоже шел ремонт, и мы решили воспользоваться квартирой Маклакова. Квартира его была еще тем удобна, что собрание стольких людей днем у депутата не вызывало особых подозрений. Все уже были в сборе с 2 часов дня. Я расставил столы и стулья, разложил все необходимые масонские предметы, словом, привел комнату в настоящий вид. Ровно в три часа приехали французы с Орловым-Давыдовым и Баженовым. Тут благодаря рассеянности Баженова случилось несчастье, которое могло иметь очень печальные последствия. Баженов забыл в автомобиле масонские книги, и шофер увез их в гараж. В гараже легко могли их заметить, начать рассматривать, и кто-нибудь легко мог донести о странных книгах; пришлось ехать выручать книги. Французов я провел в приготовленную для них комнату. Французы облачились, в ложе все заняли свои места. В этот день приглашены были также Ковалевский и отколовшиеся вместе с ним братья. Для них были приготовлены специальные места, как это полагается для гостей, сзади председателя. Я должен был вводить французов, а в ложе, в самых дверях, встретил их Орлов-Давыдов, как мастер-наместник, с двумя братьями-наблюдателями. После обмена приветствиями Буле занял место мастера-наместника, Сеншоль - место первого наблюдателя, вторым наблюдателем был поставлен Баженов, я занял свое место секретаря, а оратором в этот день был назначен Маклаков. Начался церемониал установления ложи. По совершении ритуала я огласил привезенную французами от Верховного совета грамоту. Ложа получила название "Полярная звезда". После этого все присутствующие начали подписывать клятвенное обещание в двух экземплярах, одно для нас, другое французы отвезли в Париж. Затем французы произнесли прекрасные речи. Им отвечал, как это полагается, брат оратор. После этого все были удалены. Остались только я, Орлов-Давыдов, Кедрин, Баженов, Маклаков и барон Майдель. Я и Баженов получили 18-ю степень, будучи в Париже. Названных лиц нужно было также возвести в 18-ю степень, чтобы имелось нужное число для шапитра (совет этой степени)... Совет 18-й степени необходим для решения вопросов, которые не могут быть известны ложе. Все было кончено в 7 часов, а в 8 часов все собрались на обед... На второй день мы возили французов показать город, обедали в ресторане "Медведь", и в 11 часов поездом Николаевской железной дороги французы вместе с Баженовым уехали в Москву устанавливать там ложу. С ними поехал и Орлов-Давыдов. В Москве самый церемониал был сокращен ввиду немногочисленности членов, и, пробыв там только один день, французы уехали в Париж. Таким образом, почти на глазах Столыпина и его многочисленной охраны, при всех строгостях всяких собраний, было организовано по всем правилам, с полным ритуалом масонство. Масоны... устраивали ложи в двух столицах, а правительство со Столыпиным ничего не подозревало". Бебутов ошибается. Правительство много чего подозревало - только времена тогда были мягкие, а будущие чекисты еще сидели за школьными партами. Однако и при этом "тепличном" режиме у масонов не обошлось без инцидентов. Неосторожное поведение некоторых "братьев" привело к тому, что сведения об их принадлежности к масонству просочились в прессу. Воспользовавшись этим обстоятельством как поводом, наиболее радикальная часть "братьев" во главе с левым кадетом Николаем Некрасовым добилась того, что на специальном совещании масонов в феврале 1910 года ими было принято формальное решение о прекращении своей деятельности. Сделано это было с одной целью - устранить из руководства Верховного совета Бебутова и его ближайших друзей. Очистив свои ряды от "ненадежных" лиц, инициативная группа во главе с Некрасовым тут же развернула работу по воссозданию масонской подпольной организации. Обряд посвящения в "кадетское масонство" того времени подробно описал Николай Чхеидзе: "Как-то раз - это было в 1910 г. - ко мне подошел член Государственной думы Степанов, левый кадет, и спросил меня, не нахожу ли я возможным вступить в организацию, которая стоит вне партий, но преследует политические задачи и ставит своей целью объединение всех прогрессивных элементов; упомянул он при этом, что для вступления необходимо принятие какой-то присяги и что вообще это связано с некоторым ритуалом. О том, что это масоны, он мне прямо не сказал. Я не был знаком с характером этой организации, равным образом я мало знал и о масонстве вообще, но почему-то - не припомню теперь, почему именно, - сразу догадался, что речь идет о масонской ложе, и тотчас же выразил свое согласие. Степанов указал, куда я должен прийти, - адреса я теперь не помню, В назначенное время я пришел. Меня ввели в отдельную комнату, где Степанов дал мне анкетный листок с рядом вопросов, на которые я должен был ответить (Степанов об этой анкете предупредил меня заранее), и оставил меня одного. Я сел писать ответы. Насколько вспоминаю, вопросы были следующие (приведу, что помню, вместе со своими ответами). Как вы относитесь к семье? - Признаю ее как ячейку, имеющую воспитательный и объединяющий характер. Как вы относитесь к человеческому прогрессу? - Признаю, что человечество идет к тому, чтобы стать одной семьей, к этому ведут объективные условия развития человечества, и считаю необходимым всеми силами работать над этим. Ваш взгляд на религию? - Считаю, что нужно быть терпимым ко взглядам каждого. Какие пути и методы международных отношений вы признаете? - Считаю, что только пути мирного сотрудничества, что только общечеловеческая солидарность и стремление к взаимному пониманию являются основами, на которых должны складываться международные отношения. Как вы относитесь к войне? - Считаю, что метод решения международных споров путем войн должен быть навсегда и совершенно исключен из списка допущенных... Какую форму правления вы считаете наиболее приемлемой для России? - Республиканскую. Других вопросов и своих ответов я не помню, но помню хорошо, что вопросов, имевших то или иное отношение к социализму и классовой борьбе, среди них не имелось. Этих тем не коснулся я и в своих ответах. Когда я написал ответы, в комнату вошел Степанов, взял их и удалился, оставив меня ждать ответа. Я знал, что в это время ответы мои были оглашены в собрании ложи. Через некоторое время вошел Степанов, туго завязал мне глаза и провел куда-то, где меня усадили. Здесь мне был задан вопрос: "Знаете ли вы, где вы сейчас находитесь?" Я ответил: "На собрании масонской ложи". В говорившем я тотчас узнал Некрасова - его голос мне был хорошо знаком. Вслед за тем Некрасов задал мне вопросы, повторявшие вопросы анкеты, я ответил в духе своих только что написанных ответов. Затем Некрасов предложил мне встать, я встал и услышал, что встали и все присутствующие. Некрасов произнес слова клятвы - об обязанности хранить тайну всегда и при всех случаях, о братском отношении к товарищам по ложе во всех случаях жизни, даже если это связано со смертельной опасностью, о верности в самых трудных условиях. Потом Некрасов задал, обращаясь ко всем присутствующим, вопрос: "Чего просит брат?" Присутствующие хором ответили: "Брат просит света!" - Вслед за тем Степанов снял мне повязку с глаз и поцеловал меня, нового брата. С такими же поцелуями ко мне подошли и все остальные из присутствующих". Как видите, церемония принятия неофита в Братство вольных каменщиков к началу XX века упростилась донельзя. Пройдет всего несколько месяцев, и уже сам Чхеидзе (в 1917 году этот человек станет первым председателем Петроградского Совета) вынужден будет, выполняя задание масонского руководства, подыскивать подходящие кандидатуры для своей ложи. Конституирование масонской организации произошло на конвенте русских масонов летом 1912 года в Москве. Председательствовал на конвенте все тот же Николай Некрасов. Горячую дискуссию вызвал вопрос о названии сообщества. Большинство делегатов стояло за название "Великий Восток России", однако быстро выяснилось, что ничего, кроме неприязни, слово "Россия" у ряда "братьев" не вызывает. "Первым в порядке для конвента стоял вопрос о конституировании русской масонской организации. Были сделаны сообщения - докладчиком от Верховного совета был Некрасов, - что в России имеется всего около 14-15 лож, из них в Петербурге - 5, 3-4 в Клеве, 1-2 в Москве и по одной в Нижнем, Одессе и Минске, и что это число достаточно для выделения русских масонов в самостоятельную организацию наряду с другими "Великими Востоками". Предложение это встретило только слабые возражения. Некоторые сомневались, возможно ли совершить подобное выделение, не получив предварительного согласия от "Великого Востока Франции". На это сторонники немедленного решения вопроса отвечали указанием, что санкцию от Франции можно будет получить потом. По существу против предложения никто не возражал, и вторая точка зрения победила значительным большинством. Зато большие споры разгорелись по вопросу о том, какое название надлежит присвоить организации: в этой связи поднялся спор между русскими и украинскими ложами. Подавляющее большинство конвента стояло за название "Великого Востока России"; Грушевский же требовал, чтобы в названии ни в коем случае не было слова "Россия". Он занимал в этом вопросе совершенно непримиримую позицию, отрицая вообще за Россией как государственной единицей право на целостное существование; его с рядом оговорок поддерживал Василенко. Против Грушевского выступали все остальные, и спор, временами очень резкий, длился два дня... В конце концов было принято название "Великий Восток народов России". Далее было принято решение поручить Верховному совету выработать устав организации и разослать его для ознакомления ложам, с тем чтобы на следующем конвенте можно было его утвердить". И действительно, на втором конвенте "Великого Востока народов России", прошедшем в 1913 году, был принят устав организации, в основу которого был положен устав "Великого Востока Франции". Генеральным секретарем Верховного совета "Великого Востока" на этом конвенте был избран левый кадет Александр Колюбакин, убитый в начале 1915 года на фронте. Его обязанности до лета 1916-го, когда состоялся третий (и последний) конвент "Великого Востока", исполнял Николай Некрасов. Новым генсеком на этом третьем конвенте стал Александр Керенский (тот самый, который позднее возглавит Временное правительство). Однако и он в должности своей пробыл недолго, в том же 1916 году передав ее Гальперну. "Великий Восток народов России" имел откровенно политический характер. Общие задачи организации сводились к следующему: "Стремление к моральному усовершенствованию членов на почве объединения их усилий в борьбе за политическое освобождение России. Политического заговора, как сознательно поставленной цели, в программе... работы не было, и если бы кто-либо попытался в задачи организации такой заговор ввести, то это вызвало бы протесты со стороны многих. Был, правда, целый ряд лиц, из них часть очень влиятельных, которые очень сильно к заговору склонялись, - например, Мстиславский и Некрасов. Но в организации они свою точку зрения проводили осторожно и закрепить ее в качестве официальной точки зрения организации не стремились. Борьба за свободу, конечно, входила в задачи организации; об этом говорилось даже в клятве, но конкретно средства и пути нигде сформулированы не были. Задачи личного усовершенствования для многих тоже играли весьма значительную роль... Для некоторых же эта сторона задач организации имела главное значение. Так, например, в Киеве преобладали в организации люди, для которых этические задачи стояли на первом месте... Очень характерной для настроений подавляющего большинства организации была ненависть к трону, к монарху лично - за то, что он ведет страну к гибели. Это был патриотизм в лучшем смысле слова - революционный патриотизм. Наиболее сильно это настроение выступило, конечно, в годы войны, но в основе оно имелось и раньше. Конечно, такое отношение к данному монарху не могло не переходить и в отношение к монархии вообще, в результате чего в организации преобладали республиканские настроения; можно сказать, что подавляющее большинство членов были республиканцами, хотя республика и не была зафиксированным догматом организации" (Николаевский Т. Русские масоны и революция. - М.: Терра, 1990). Главными экспертами департамента полиции по масонскому вопросу были в те годы полковник Мец и чиновник МВД Алексеев, регулярно составлявшие для своего руководства специальные обзоры на эту тему. Командированный во Францию Алексеев вошел там в контакт с руководителем "Антимасонской лиги" аббатом Жюлем Турмантэном, с помощью которого предполагалось получать интересующую департамент конфиденциальную информацию напрямую из источников внутри самих французских лож. Однако за свое сотрудничество Турмантэн требовал денег. Премьер-министр Столыпин, которому был сделан соответствующий доклад, вопроса не решил. Не решил его и царь, к которому с докладом обратился в декабре 1910 года товарищ министра внутренних дел Курлов. А 1 сентября 1911 года Столыпин был убит, Курлов подал в отставку, и масонская проблема оказалась отодвинутой на второй план. Остался невостребованным и составленный департаментом полиции предварительный список русских масонов. Те, избавившись of опеки правоохранительных органов, процветали. Польский историк Людвик Хасс только к 1913 году насчитал около 40 масонских лож в России общей численностью до 400 человек. К 1915-му лож было 49, а число членов перевалило за 600. Если же добавить к этой цифре общества чисто оккультного характера (розенкрейцеры и мартинисты), а также членов зарубежных лож, подвизавшихся в России, то картина получится весьма впечатляющей. Очень скоро многие члены "Великого Востока народов России" выступят на стороне "революционных масс". Кое-кому из них даже повезет занять посты в новом Советском правительстве. Другие так и останутся в "подполье", играя в тайное общество, вербуя новых членов и проповедуя свои не всегда внятные идеи. Новое время разведет "братьев". И время же воздаст каждому по делам его...

top