Теософия Елены Блаватской

ТЕОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО (англ. Theosophical Society) было основано Еленой Блаватской и полковником Генри Олькоттом в 1875 году в Нью-Йорке с целью "образовать ядро всемирного братства", исследовать неизученные законы природы и скрытые способности человека на основе синтеза духовных достижений Востока и Запада. Само слово "теософия" означает "богопознание". Оно также использовалось эллинами, понимавшими под этим словом науку познания воли богов и судьбы. В случае же с обществом Блаватской оно служило лишь новым названием эзотеризма: Блаватская предпочла так назвать свою доктрину, чтобы подчеркнуть ее отличие от других и даже ненавязчиво заявить ее претензию на роль новой мировой религии. Сами теософы определяют свое учение в следующих словах: "Существует два вида знания: низшее и высшее. Все то, что может быть преподано одним человеком другому, вся наука, все искусство, вся литература, даже святые Писания, даже сами Веды, - все это было причислено к формам низшего знания... Высочайшее знание - это познание Единого, зная которое, познаешь все. Познание Его и есть Теософия. Это и есть "познание Бога, являющееся Жизнью вечной"". * * * Елена Блаватская Елена Петровна БЛАВАТСКАЯ родилась 12 августа 1831 года в городе Екатеринославе (Екатеринославская губерния). Все исследователи жизни Блаватской особо отмечают ее более чем благородное происхождение. Действительно, ее отец принадлежал к роду наследных мекленбургских принцев фон Роттенштерн-Ган, а ее мать была внучкой князя Павла Васильевича Долгорукого. Относительно условий детства Блаватской мы можем получить вполне ясное представление из ее собственных мемуаров. "Мое детство? - пишет она. - В нем баловство и проказы, с одной стороны, наказания и ожесточение, с другой. Бесконечные болезни до семи-восьми лет, хождение во сне по наущению дьявола. Две гувернантки: француженка мадам Пенье и мисс Августа София Джефрис, старая дева из Йоркшира. Несколько нянек, и одна - наполовину татарка... Солдаты отца заботились обо мне. Мать умерла, когда я была ребенком". Далее Блаватская продолжает: "Странствовали с отцом и его артиллерийским полком до восьми-девяти лет, иногда навещая бабушку и дедушку. Когда мне исполнилось одиннадцать лет, бабушка взяла меня к себе. Жила в Саратове, где дедушка был губернатором, а прежде он занимал эту должность в Астрахани и под его началом было несколько тысяч калмыцких буддистов. ...В детстве я познакомилась с ламаизмом тибетских буддистов. Я провела месяцы и годы среди ламаистских калмыков Астрахани и с их первосвященником... Я была в Семипалатинске и на Урале вместе со своим дядей, владельцем обширных земель в Сибири у самой границы с Монголией, где находилась резиденция Терахан-ламы. Совершала также путешествия за границу, и к пятнадцати годам я узнала многое о ламах и тибетцах". Уже в юности особенности психической конституции Елены Блаватской заявили о себе в полную силу. Об этом свидетельствует ее родная тетка, Надежда Андреевна Фадеева, которая была всего только на три года старше Елены Петровны: "Феномены, производимые медиумическими силами моей племянницы Елены, чрезвычайно замечательны, истинные чудеса, но они не единственные... Столько сил, сосредоточенных в одной личности, соединение самых необычайных проявлений, идущих из одного и того же источника, как у нее, - это, конечно, небывалый случай, возможно, и не имеющий равных себе. Я давно знала, что она владеет величайшими медиумическими силами, но, когда она была с нами, силы эти не достигали такой степени, какой они достигли теперь... Она была воспитана как девушка из хорошей семьи, но об учености не было даже и речи. Но необыкновенное богатство ее умственных способностей, тонкость и быстрота ее мысли, изумительная легкость, с которой она понимала, схватывала и усваивала наиболее трудные предметы, необыкновенно развитый ум, соединенный с характером рыцарским, прямым, энергичным и открытым, - вот что поднимало ее так высоко над уровнем обыкновенного человеческого общества и не могло не привлекать к ней общего внимания, следовательно, и зависти и вражды всех, кто в своем ничтожестве не выносил блеска и даров этой поистине удивительной натуры". Просто чудо, а не ребенок! Но посмотрим, что представляли собой удивительные способности юной Елены. Для этого предоставим слово самой Блаватской: "В течение примерно шести лет (в возрасте от восьми до пятнадцати) ко мне каждый вечер приходил какой-то старый дух, чтобы через мою руку письменно передавать различные сообщения. Это происходило в присутствии моего отца, тети и многих наших друзей, жителей Тифлиса и Саратова. Дух этот (женщина) называл себя Теклой Лебендорф и подробно рассказывал о своей жизни. Родилась она в Ревеле, вышла замуж. Рассказывала о своих детях: захватывающую историю старшей дочери 3. и о сыне Ф., который покончил с собой. Иногда и сам этот сын приходил и рассказывал о своих посмертных страданиях. Старая дама говорила, что она видит Бога, Деву Марию, толпы ангелов. Двух из ангелов она представила нам всем, и, к великой радости моих родных, ангелы обещали охранять меня и т.д., и т.д.". Скажите, положа руку на сердце, вы в схожей ситуации не озаботились бы здоровьем девочки? Старшие родственники Елены почему-то не озаботились... Блаватская очень рано (7 июля 1848 года) вышла замуж. За старого и нелюбимого человека. Уже в октябре она бежит от него, и с этого момента начинаются бесконечные странствия Блаватской по миру, которые вполне могли бы стать основой для целой серии авантюрных романов. Возьмем географическую карту и будем отмечать на ней передвижения Елены Петровны за период с 1848-го по 1872 год. Получится следующая картина: от 1848-го по 1851 год - путешествие по Египту, Афинам, Смирне и Малой Азии; первая неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет; в 1851 году Блаватская едет в Англию, и там происходит ее первая встреча с Учителем, который "являлся" ей в детстве и которого она звала своим Покровителем; с 1851-го по 1853 год - путешествие по Южной Америке и переезд в Индию, вторая неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет и возвращение через Китай и Японию в Америку; с 1853-го по 1856 год - странствования по Северной и Центральной Америке и переезд в Англию; от 1856-го по 1858 год - возвращение из Англии через Египет в Индию и третья неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет. В декабре 1858 года Елена Петровна неожиданно появляется в России у своих родных и останавливается сперва в Одессе, а потом в Тифлисе до 1863 года. В 1864 году она проникает наконец в Тибет, откуда уезжает на короткое время (1866 год) в Италию, затем снова перебирается в Индию и, через горы Кум-лун и озеро Палти, возвращается в Тибет. В 1872 году она едет через Египет и Грецию к своим родным в Одессу, а оттуда в следующем 1873 году уезжает в Америку. Легко увидеть, что главной целью в этой двадцатилетней одиссее является Тибет. Что тянуло Елену Петровну в этот удаленный от центров цивилизации район земного шара? Вот что рассказывает по этому поводу ее близкая знакомая графиня Вахмейстер: "В детстве своем она часто видела рядом с собой астральный образ, который всегда появлялся ей в минуты опасности, чтобы спасти ее в критические моменты. Е.П.Б. привыкла считать его своим ангелом-хранителем и чувствовала, что всегда находится под Его охраной и водительством. В 1851 году она была в Лондоне со своим отцом, полковником Ганом. Однажды, во время одной из прогулок, которые она обычно совершала в одиночестве, она с большим удивлением увидела в группе индийцев того, который являлся ей ранее в астрале. Первым ее импульсом было броситься к Нему и заговорить с Ним, но Он дал ей знак не двигаться, и она осталась стоять, остолбеневшая, пока вся группа не прошла мимо. На следующий день она пошла в Гайд-парк, чтобы там наедине спокойно подумать о происшедшем. Подняв глаза, она увидала приближающуюся к ней ту же фигуру. И тогда Учитель сказал ей, что он приехал в Лондон с индийскими принцами для выполнения какого-то важного задания и захотел ее встретить, так как Ему необходимо ее сотрудничество в некоем начинании. Затем он рассказал ей о Теософском обществе и сообщил ей, что желал бы видеть ее основательницей. Вкратце он поведал ей о всех трудностях, которые ей придется преодолеть, и сказал, что до этого ей надо будет провести три года в Тибете, чтобы подготовиться к выполнению этого очень трудного дела". Весьма примечателен тот факт, что Елена Петровна передает авторство идеи о создании Теософского общества человеку, реальность существования которого, мягко говоря, не доказана. Несомненно одно - этой встречи (может быть, вымышленной?) Елене Петровне вполне хватило, чтобы отправиться в длительное и изнуряющее путешествие. Сделаем небольшое отступление и попробуем разобраться, что же для Блаватской и вообще для теософов означает статус Учителя. Для этого обратимся к работам Елены Писаревой, исследовательницы жизни и деятельности Блаватской: "Для европейцев, утерявших всякое понятие об эзотеризме, представляется какой-то сказкой самое существование восточных Учителей, живущих совершенно особой жизнью, где-то среди неприступных Гималаев, никому не ведомых, кроме горсти теософов-мечтателей. Но это представление совершенно меняется, когда начинаешь знакомиться с внутренним смыслом религиозных учений Индии. Разница умственной и духовной жизни материалистического Запада и мистического Востока очень глубока, и непонимание со стороны Запада самых существенных особенностей Востока вполне естественно. На Востоке никто не сомневается в существовании высоких адептов Божественной Мудрости. ...Но и западные ученые, по крайней мере наиболее передовые, не отрицают возможности сверхнормальных психических способностей, которые у большинства людей находятся в скрытом состоянии и только со временем разовьются до полного своего проявления; а если это так, совершенно нелогично отрицать возможность все более и более высоких ступеней психической и духовной эволюции, следовательно, и появления таких "Высоких Существ", душевные силы и свойства которых еще неведомы на нашей низшей ступени развития. Многих смущает тайна, окружающая их. Но на это существуют важные причины, из числа которых наиболее понятной для европейского ума должно быть естественное утончение всей нервной системы; в какой степени такая утонченная организация должна страдать от наших современных условий жизни, это поймут все, обладающие тонкими нервами". Итак, Елена Блаватская предпочла скучной жизни с нелюбимым мужем полные приключений странствия в поисках "сверхчеловеков" в лице Учителей, засевших в сердце Гималаев. Что ж, весьма достойное занятие, если не учитывать, к каким результатам оно ее привело. Мне могут возразить, что любое учение не застраховано от того, что его могут использовать в нечистоплотных целях. На это отвечу, что учение, проповедуемое Теософским обществом, буквально напрашивалось, чтобы его использовали в качестве идеологической базы при решении политических задач. Не буду голословным и постараюсь это доказать. Но несколько ниже, поскольку мы и так уже отвлеклись. Самое время вернуться к нашей героине. * * * Вскоре после встречи с Учителем Блаватская покидает Лондон и отправляется в Индию. Туда она прибывает в конце 1852 года. Однако ее попытка проникнуть через Непал в Тибет не увенчалась успехом. Ее задержал английский военный патруль, когда она хотела переправиться через реку Рангит. Следующая попытка (1856 год) была более удачной, но из-за ошибок, допущенных членами экспедиции по незнанию местных обычаев, это путешествие также не достигло своей цели. "Товарищи мои, - вспоминала впоследствии Блаватская, - придумали для себя неразумный план попасть в Тибет в переодетом виде, но не понимая при этом местного языка. Только один из них (Кюльвейн) немного понимал по-монгольски и надеялся, что этого будет достаточно. Остальные не знали и этого. Понятно, что никто из них в Тибет так и не попал. Спутников Кюльвейна очень вежливо отвели обратно на границу прежде, чем они успели пройти 16 миль. Сам Кюльвейн... и этого не прошел, так как заболел лихорадкой и принужден был вернуться в Лахор через Кашмир". Только через восемь лет фанатичное упорство Елены Петровны будет вознаграждено. Свои впечатления о Тибете она изложит в книге "Разоблаченная Изида": "В Западном и Восточном Тибете, как и во всех других местах, где буддизм - преобладающая религия, существуют собственно две религии (то же можно сказать и о браманизме): общепопулярная ее форма и тайная, философская. Последней придерживаются члены секты Sutrantika (от слов Sutra - указания, правила; и antika - близкие). Они близко передают дух первоначальных учений Будды, показывающих необходимость интуитивного их восприятия, из которого они проводят надлежащие выводы. Эти люди не прокламируют своих взглядов и не допускают их публичного распространения... Во многих ламаистских монастырях имеются школы магии, но наибольшую известность в этом отношении имеет монастырская община в Шу-Тукту, в которой живут более 30.000 монахов. Это целый город. Некоторые из женщин-монахинь в этом монастыре обладают изумительными психическими силами. Мы встретили нескольких из них на их пути из Лхасы в Канди (Цейлон) - этот буддийский Рим с его чудесными храмами и реликвиями Гаутамы. Чтобы избежать встреч с мусульманами и другими иноверцами, они путешествовали только по ночам, ничем не вооруженные, но без малейшего страха в отношении диких зверей, ибо, как они говорили, никакой зверь не коснется их. При первых проблесках рассвета они прятались в пещерах и вихарах, специально устроенных им их единоверцами на определенных расстояниях друг от друга. Одна из этих бедных странниц - бикшуни показала нам очень интересный оккультный феномен. Это было много лет тому назад, когда подобные проявления были для меня еще новинкой. Один из наших друзей, родом из Кашмира, но принявший буддизм ламаистского толка, теперь постоянно проживающий в Лхасе, взял нас с собой, чтобы присоединиться к таким паломникам. - Зачем нести с собой этот пук мертвых цветов? - спросила одна из бикшуни, изнуренная старая женщина высокого роста, указывая на большой букет прекрасных свежих ароматных цветов в моей руке. - Мертвых? - спросила я. - Но ведь они только что были собраны в саду. - И все же они мертвые, - ответила она серьезно. - Быть рожденным в этом мире, разве это не смерть? Посмотрите, как выглядят они в мире вечного света, в садах нашего благословенного Фох. Не сходя с места, где она сидела на земле, она взяла один цветок из букета, положила его на колени и начала как бы загребать руками из воздуха какое-то невидимое вещество. В воздухе стало образовываться слабое облачко. Постепенно оно принимало форму и окраску, и наконец в воздухе возникла копия того цветка, который был у нее на коленях. Копия была точной, повторяя каждый лепесток, каждую линию цветка, и так же лежала на боку, как сам цветок на коленях женщины, но она была в тысячи раз великолепнее по окраске, изумительной красоты, как человеческий дух прекраснее его физической оболочки. Так, цветок за цветком, были воспроизведены все цветы букета, включая самые малые травинки в нем. По нашему желанию, даже по одной лишь мысли, цветы исчезали и вновь появлялись... В Будда-ла или, вернее, Фохт-ла (гора Будды) - важнейшем из многих тысяч ламаистских монастырей этой страны - находится жезл Будды, который парит в воздухе, ничем не поддерживаемый, и руководит деятельностью монастырской общины. Когда какого-нибудь ламу привлекают дать отчет в присутствии настоятеля монастыря, он знает заранее, что ему бесполезно произносить неправду: "управляющий правосудием" (жезл Будды) своими колебаниями, одобряющими или отвергающими его слова, немедленно и безошибочно покажет его виновность. Я не могу сказать, что сама присутствовала при этом, у меня нет таких претензий, но то, что я написала, подтверждается такими авторитетами, что я без колебаний готова подписаться под этим". Последнее замечание Блаватской говорит само за себя. Она действительно была склонна принимать на веру все, что ей говорили Учителя... * * * Путешествие Блаватской в Тибет и годы, проведенные там, - это ключевой момент ее биографии как эзотерического "гуру" Западного мира. Елена Петровна прославилась не только благодаря своему заявлению о том, что ее "избрали" для высочайшей из доступных человеку ступени инициации в оккультной иерархии, но что своими достижениями она обязана тибетской школе, персонифицированной великими "махатмами". Однако отдельные исследователи-скептики ставят под сомнение сам факт этого путешествия. Имеется лишь одно-единственное свидетельство на этот счет. Уже после смерти Блаватской два британских офицера, служившие в тех местах, подтвердили, что они слышали (не видели, но "слышали"!) о европейской женщине, которая в одиночку путешествовала по горам Тибета в 1854 и 1867 годах. Но и это в высшей степени маловероятно. В те времена на Тибет не пускали почти никого, кроме редких путешественников, за действиями которых пристально следили сами тибетцы, а также китайские, русские и британские пограничные патрули, в обязанности которых входило перехватывать потенциальных шпионов. * * * Следующий период жизни Елены Петровны, который она начиная с 1873 года провела последовательно в Америке (1873-1878 годы), в Индии (1878-1884 годы) и в Европе (1884-1891 годы), стал ее "звездным" периодом. В 1873 году по указанию своего Учителя Блаватская отправилась из Парижа в Нью-Йорк. В самом начале ее пребывания в Америке Блаватской пришлось немало бедствовать, но она никогда не унывала и, пока не получила деньги из дома, занималась то шитьем галстуков, то изготовлением искусственных цветов. Ко времени появления Елены Петровны в Северной Америке общественное внимание было приковано к городку Читтенден (штат Вермонт), где происходили весьма странные явления. Два брата-фермера Эдди, люди совершенно необразованные и темные, оказались настолько сильными медиумами, что в их присутствии постоянно наблюдались сильные спиритические феномены, до материализации включительно. В их доме Елена Петровна впервые встретилась с полковником Генри Олькоттом, который проводил здесь журналистское расследование и который с момента знакомства стал верным последователем Блаватской. 7 сентября 1875 года состоялось первое заседание учрежденного Блаватской Теософского общества. В скромной квартире Елены Петровны собралось семнадцать человек: несколько литераторов, еврейский раввин, президент Нью-Йоркского общества по расследованию спиритизма, два врача и еще несколько лиц. Полковник Олькотт произнес речь, в которой обрисовал современное духовное состояние мира, конфликт между материализмом и духовностью, с одной стороны, и религией и наукой, с другой; их бесконечным и малорезультативным препирательствам полковник противопоставил философию древних теософов, умевших слить воедино оба полюса духовной жизни. Затем он предложил учредить Общество оккультистов и при нем библиотеку для изучения скрытых законов природы, которые были известны древним, но утрачены для нас. Предложение Олькотта было с энтузиазмом принято, и его немедленно выбрали президентом Теософского общества. В следующем 1876 году Елена Петровна начала писать "Разоблаченную Изиду", а в 1877 году "Изида" уже была издана. * * * Не будучи профессиональным ученым, Блаватская тем не менее была достаточно образованна. В частности, она прекрасно разбиралась в азиатских священных текстах. В отличие от единобожия иудаистов, христиан и мусульман индуисты и буддисты поклоняются многочисленным божествам, каждое из которых исполняет особую роль в мировом плане. Центральной чертой их религиозной практики является понятие адептства (на санскрите "адепт" - МАХАТМА), ведущее свою родословную от первобытной субкультуры шаманизма. В рамках этого понятия считается, что любой человек может добиться огромной оккультной власти посредством тренировок и преданности поставленной цели. По утверждению Блаватской, большинство Учителей (хотя и не все) - это бывшие адепты, достигшие чрезвычайно высокого уровня. Непосредственным источником этой идеи в западном эзотеризме был, несомненно, английский романист Эдвард Бульвер-Литтон (1803-1873), с книгами которого Блаватская была хорошо знакома. Можно даже сказать, что ее новая религия фактически выросла на материале этих книг. Один из персонажей Бульвер-Литтона замечает: "В мечтах рождается все человеческое знание, в мечтах преодолевает оно безграничное пространство по первому хрупкому мостику между духом и духом - этим миром и мирами иными..." Мечты Блаватской легли в основу эзотерического ренессанса современности. Бульвер-Литтон был не только писателем-фантастом. Он сделал успешную карьеру в политике, в 1831 году стал членом парламента, а в 1858 году - секретарем министерства колоний (за работу в котором был удостоен титула пэра и в 1866 году стал лордом Литтоном). Однако сейчас его помнят только как писателя. Ранние рассказы Бульвер-Литтона написаны в духе аристократической школы фешенебельных романов (так называемых романов серебряной вилки). Их герои - денди-преступники в стиле Байрона или Бальзака. Позднее Бульвер-Литтон написал ряд исторических романов, в том числе "Последний день Помпеи" (1834), и рассказов о быте и нравах среднего класса. Добиваясь почти немедленно успеха во всех своих начинаниях, он вызвал зависть, восторг и даже подражание таких известных писателей, как Диккенс и Теккерей. Однако сам Бульвер-Литтон среди своих сочинений особенно ценил оккультные романы "Занони" (1842), "Странная история" (1862) и "Грядущая раса" (1871). Бульвер читал труды алхимиков и неоплатоников, был знаком с работой современных ему спиритических обществ и кружков. В его оккультных историях современное научное знание сочетается с древней магией, яркое воображение - с удивительным талантом писателя. Из этих составляющих складывается образ персонажа, владеющего некоей темной тайной. В магии Бульвер-Литтона в первую очередь привлекали аналогии с современной наукой. И магия, и наука - способы достижения власти над миром, но наука доказуема, а магия - нет. Будучи осторожным и скептичным человеком, не верившим в большинство феноменов, столь блестяще описанных в его собственных романах, Бульвер-Литтон при этом ничуть не исключал, что рано или поздно наука подтвердит притязания оккультистов на такие силы, как экстрасенсорное восприятие и пророчество. Разрабатывая эту идею, Бульвер-Литтон принял участие в магических опытах вместе со своим другом, Элифасом Леви (1810-1875). Элифас Леви (псевдоним Альфонса-Луи Констана), лишенный сана французский аббат, был основоположником оккультного ренессанса во Франции. Он проповедовал существование некоей "тайной доктрины", объединяющей все магические и религиозные системы. В своих сочинениях Леви во многом опирается на восточные источники, в особенности - священные писания индуизма. Результатом его трудов стала смесь ориентализма и оккультизма, чрезвычайно повлиявшая на Бульвера-Литтона, а впоследствии и на Блаватскую: особенно поразила обоих теория Элифаса Леви о том, что носителями тайного учения являются бессмертные адепты, наделенные магическими силами. * * * "Разоблаченная Изида" Елены Блаватской, против ожидания, мало чем напоминала катехизис новой религии. Эта книга представляла собой довольно бессвязный набор тирад, направленных против рационализма и материализма западной цивилизации. Обращение Блаватской к традиционным эзотерическим источникам имело целью дискредитировать современные вероучения и делало "очевидным" преимущество древних религиозных истин перед наукой и агностицизмом. В 1878 году основатели Теософского общества решили переселиться в Индию. К этому моменту у них уже завязались заочные сношения с несколькими индусскими пандитами, и они пришли к выводу, что лучшей почвой для возрождения древневосточной духовности должна быть именно Индия. Там они начинают издавать журнал "Теософист" и разъезжают по всей стране, пропагандируя теософию. В конце 1882 года из-за сырого климата Бомбея, оказавшегося очень вредным для здоровья Елены Петровны, она тяжело заболела. Череда болезней, последовавших одна за другой, вынудили Блаватскую на время покинуть Индию. В Европе она начинает работу над новой книгой - главным трудом ее жизни под названием "Тайная доктрина". * * * Эта новая книга, увидевшая свет в 1888 году, выглядела как комментарий к сакральному тексту под названием "Строфы Дзиан", который автор якобы видела в подземном гималайском монастыре. В "Тайной доктрине" содержалось описание Божественной деятельности, как ее представляла себе Блаватская, от начала периода сотворения мира до его конца. Первый том ("Космогенезис") охватывал собой общий план, в соответствии с которым единый неявленный Бог дифференцирует себя в многообразие мыслящих существ, постоянно заполняющих мир. Впервые Бог обнаруживается через эманацию и три следующие друг за другом формы Разума - три космические фазы создают время, пространство и материю и символизируются в серии священных знаков индуизма следующим образом: все последующие творения происходят в строгом подчинении божественному плану, проходя через семь кругов (эволюционных циклов). В первом круге мир подчиняется власти огня, во втором - воздуха, в третьем - воды, в четвертом - земли и в прочих - эфира. Этот порядок отражает постепенное удаление мира от божественной милости в первых четырех кругах и его искупление в следующих трех. Елена Блаватская иллюстрирует стадии космического цикла разнообразными эзотерическими символами: треугольниками, трискелионами и свастикой. Этот последний символ был настолько популярен в Европе XIX века, что Блаватская включила его в проект официальной печати Теософского общества. * * * На свастике стоит остановиться особо. В книгах Елены Блаватской она выглядит так: Обратите внимание на то, куда загнуты концы свастики. Они загнуты по часовой стрелке, и такая форма символа нам хорошо знакома по сохранившимся кадрам кинохроники и фотоснимкам из архивов Третьего рейха. Именно эту свастику выбрали нацисты Германии в качестве своего основного символа (Гитлер считал такую свастику символом "борьбы за победу арийского человека"). Елена Блаватская понимала под свастикой символ "падения человека в материю", а также "Молот Тора" - грозное мистическое оружие, с помощью которого Тор побеждал людей и богов. Что же означает свастика на самом деле? Попробуем разобраться. СВАСТИКА (древнеиндийское, от "су" - "связанное с благом") - один из наиболее архаичных символов, встречающийся в орнаменте многих народов в разных частях света. Изображается в виде креста с загнутыми (под углом или овально) концами. Древнейшие свастики обнаружены на Урале. Они появляются в начале II тысячелетия до нашей эры в орнаменте сосудов "андроновской" культуры (бронзовый век) как упрощенный рисунок перекрещивающихся "уточек". Эти свастики наносились на дно сосудов и символизировали солнце как обиталище духа покровителей водоплавающих птиц у первобытных рыболовов. Позже смысл, связанный с рыболовством, был утрачен - свастика стала солярным символом. Крест свастики можно найти на скатертях племени Навахо, на греческой керамике, критских монетах, римских мозаиках, на предметах, извлеченных при раскопках Трои, на стенах индусских храмов и во многих других культурах самых разных времен. Еще позже статичный солярный символ стал динамичным, означая солнечный проход по небесам, превращающий ночь в день, - отсюда более широкое значение как символа плодородия и возрождения жизни; концы креста при этом интерпретируются как символы ветра, дождя, огня и молнии. В Японии свастика - это символ долгой жизни и процветания. В Китае это древняя форма знака "фан" (четыре части света), позднее - символ бессмертия и обозначение числа 10.000 (так китайцы представляли бесконечность). Ранние христиане изображали свастику на могилах в качестве замаскированной формы более ортодоксального креста, а в средние века его рисовали на витражах, чтобы заполнить пустое место внизу (fill the foot), отсюда его английское название - fylfot. В геральдике свастика известна под названием "крест крампоне" (от crampon - "железный крюк"). Писатель Томас Карр в своей статье "Свастика, ее происхождение и значение" пишет о связи свастики с полюсом и полярным вращением. Вот его основные рассуждения. 1. Этот знак не встречается ни в каменном веке, ни в эпоху палеолита и неолита. 2. Но этот знак получил широкое распространение в бронзовом веке. 3. В доисторический период он был принят китайцами, японцами, аккадцами и некоторыми египетскими династиями, а также строителями доисторических укреплений в долине Миссисипи и другими доколумбовыми народами Американского континента; его приняли первые арийцы Индии, хетты, троянцы, жившие в догомеровскую эпоху, этруски, критцы, киприоты, мисеанейцы и коренное население Греции и Малой Азии. 4. С началом исторического периода этот знак рисовали китайцы, японцы, индийские буддисты, первые готы и скандинавы и, позже, римляне. 5. В современную эпоху знак рисовали китайцы, японцы, лапоны, финны, индейцы Северной Америки, индийцы на севере Индии и скандинавы. 6. Известно, что эти древние расы поклонялись звездам, и почти во всех местах, где встречается свастика, были обнаружены народы, поклонявшиеся Полярной звезде. На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы: а) свастика появилась в бронзовом веке; б) она была известна, и ею пользовались многие народы; в) эти народы имеют туранское происхождение; г) эти народы поклонялись звездам, особо они чтили Полярную звезду и семь звезд Большой Медведицы; д) в мире свастику распространяли туранские народы; вначале она символизировала Полярную звезду и Большую Медведицу. По поводу свастики можно предположить следующее: - вначале она была символом вращения вокруг земной оси и как таковая представляла вращение семи звезд Большой Медведицы вокруг Полярной звезды; - в связи с первоначальным значением она стала символом Огня, ее рассматривали как символ Солнца; - она стала благотворным религиозным символом, и в этом смысле ею пользовались доисторические буддисты и их будущие последователи Осталось только отметить, что свастика с загнутыми против часовой стрелки концами (называемая иногда "совастика") на Востоке может вызвать самые негативные ассоциации, являя собой символ Кали - бога смерти и разрушения. * * * Второй том "Тайной доктрины" ("Антропогенез") пытается увязать историю человечества с эволюцией мироздания. Понятно, что представление об истории выходит здесь за рамки известной современной науке. Блаватская включает человека непосредственно в схему космического, физического и духовного развития. Ее теории представляют собой сплав из открытий палеонтологии конца XIX века и расовой теории эволюции. Она сопровождает свою циклическую концепцию утверждением о том, что каждому кругу сопутствует падение и возвышение семи последовательных "коренных" рас: в первом-четвертом круге расы испытывают упадок духовного развития, отдаваясь во власть материальному миру (явное заимствование гностических представлений), в пятом-седьмом кругах высшие расы поднимаются к свету. Согласно Блаватской, подлинная "человечность" может быть создана только пятой коренной расой, которой названа арийская. Ей предшествовали соответственно: астральная раса, возникшая в невидимой и священной земле; гиперборейцы, жившие на исчезнувшем полярном континенте; лемурианцы, процветавшие на острове в Индийском океане, и раса жителей Атлантиды, погибшая в результате глобальной катастрофы. Другим, принципиально важным, теософским убеждением была вера в реинкарнацию (переселение душ) и карму, также заимствованную из индуизма. Человеческий индивид рассматривался как незначительная часть божественного существа. Идея реинкарнации обязывала всякого пуститься в космическое путешествие по кругам и коренным расам, которое должно привести его к окончательному воссоединению с богом, от которого он был оторван. Этот путь бесчисленных перевоплощений пишет историю постепенного искупления. Процесс реинкарнации исполняется в соответствии с принципами кармы: кто совершал добрые поступки - перевоплощается удачно, кто был зол - перевоплощается в еще более низкие формы. Помимо расовых акцентов теософия также подчеркивала принципы элитаризма и иерархии. Подобно своим Учителям, которые якобы направили ее для того, чтобы передать мудрость веков арийской расе, Елена Блаватская претендовала на безусловный авторитет, определяемый ее местом в оккультной иерархии. В своих рассказах о предыстории человечества она также часто ссылалась на выдающуюся роль элитарных священников коренных рас прошлого. Так, когда лемурианцы погрязли во зле и пороке, только иерархия избранных осталась чиста духом. Эти немногие составили лемуро-атлантическую династию королей-жрецов, обитающую в легендарной стране Шамбале в пустыне Гоби. Они были связаны и с Учителями Блаватской, которые должны были служить наставниками пятой арийской коренной расы. * * * Несмотря на запутанную и неграмотную аргументацию, частые противоречия, возникающие по причине множества псевдонаучных ссылок, теория Блаватской вызвала определенный интерес у образованной европейской публики. Объясняется это, видимо, смутным обещанием оккультного посвящения, просвечивающим через бесчисленные заимствования из древних верований, за цитатами из утраченных апокрифов, традиционных гностических источников. Теософия предложила привлекательную смесь из древних религиозных идей и новых для того времени научных концепций для тех, чьи привычные взгляды были опрокинуты, с одной стороны, дискредитацией ортодоксальной религии, с другой - научно-техническим прогрессом. В мае 1891 года, почти без всякой предупреждающей болезни, Елена Петровна Блаватская скончалась в своем рабочем кресле. Ее тело было предано сожжению, а оставшийся пепел был разделен на три части: одна часть сохраняется в Адьяре, другая в Нью-Йорке, третья оставлена в Лондоне. На этом закончился земной путь Елены Петровны Блаватской, но мы еще вспомним о ней, когда придет время поговорить о тех, кто захотел возродить "величие арийской расы".

top