"Аненербе", оккультный институт СС

В 1933 году в Мюнхене проходила историческая выставка под названием "Дойче Аненербе" (нем. Deutsche Ahnenerbe), что означает "Германское наследие". Организовал эту выставку профессор Герман Вирт. Герман Вирт, германист и археолог, автор книг "Происхождение человечества", "Священная протописьменность человечества", "Хроника Ура-Линда", "Вавилонский вопрос", создал еще одну теорию Атлантиды, которую он "обнаружил" на севере Атлантического океана, между Европой и Америкой, - примерно там, где разошлись между собой Канада и Скандинавия. Следы этой древнейшей цивилизации Вирт находил в Норвегии и Швеции, в Ирландии, в Нижней Саксонии, особенно - в торфяных болотах по нижнему течению реки Везер и вокруг Бремена. В 1928 году Вирт познакомился с богатейшим бременским торговцем кофе и меценатом Людвигом Розелиусом. Вместе они задумали возвести дворец "Хаус Атлантис" для размещения в нем археологических коллекций музея "Аненербе". Здание, постройка которого закончилась в 1931 году, было выдержано в ультрасовременных формах стальной каркасной архитектуры, но с фасада его украшал гигантский тотем - вырезанное из дерева изображение Древа жизни, солнечного колеса и наложенного на него креста с распятым богом-шаманом Одином; тотем был покрыт руническими знаками. Все это очень напоминает идеи Зебботендорфа и Общества "Туле", не правда ли? Но вернемся к исторической выставке. Среди экспонатов "Дойче Аненербе" были древнейшие рунические и проторунические письмена, собранные в Палестине и в пещерах Лабрадора. Интерес к выставке проявили расист-почвенник Рихард Дарре и оккультист-язычник Фридрих Хильшер, о котором известно, что он пользовался огромным авторитетом в НСДАП, хотя никогда и не состоял членом этой партии. Посетил ее и Генрих Гиммлер. Рейхсфюрер был поражен продемонстрированной наглядностью "доказательств" древнейшего происхождения нордической расы. Гиммлер предложил Вирту сотрудничество. Так был создан институт "Аненербе". На первых порах задачей "Аненербе" было изучать все, что касается духа, деяний, традиций и наследия германцев. Первым директором института стал сам Герман Вирт, его заместителем назначили Фридриха Хильшера. Финансирование осуществляло сельскохозяйственное министерство Рихарда Дарре. Однако звезда Германа Вирта быстро закатилась. Вирт подвергся разгромной критике со стороны профессиональных ученых за веру в аутентичность поддельной фризской хроники, в которой будто бы говорилось о гибели Атлантиды. К окончанию карьеры профессора приложил руку и сам Гитлер, который публично осудил архитектурно-смысловую композицию "Хаус Атлантис". Для фюрера это был пример интеллигентского извращения практического духа национал-социализма и отклонения от идеала сильной расы, которая по определению не могла зародиться в болотах Нижней Саксонии. В 1937 году Гиммлер отправил Вирта в отставку и интегрировал "Аненербе" в состав СС, превратив его в отдел по управлению концентрационными лагерями. * * * Еще один человек, кроме вышеперечисленных, принял участие в организации "Аненербе". Это был некто Карл Мария Виллигут (Вейстхор), оказывавший такое огромное влияние на рейхсфюрера, что его прозвали "гиммлеровским Распутиным". Карл ВИЛЛИГУТ родился 10 декабря 1866 года в Вене. Его дед и отец служили офицерами в австрийской армии, и старший сын последовал семейной традиции. В возрасте четырнадцати лет он начал посещать имперскую кадетскую школу в Вене - Брейтензее, а в декабре 1884 года поступил в 99-й пехотный полк в Мостаре (Герцеговина). В ноябре 1888 года он был произведен в младшие лейтенанты, в 1892 году - лейтенанты, в 1903-м - капитаны. На рубеже веков Виллигут обнаружил некоторые литературные таланты, публикуя стихи, посвященные красоте природы, мифологическим сюжетам и полковой истории. В 1903 году он опубликовал крайне националистический трактат по мифологии рун. Время, отданное службе, описывается Виллигутом как время устойчивых социальных связей, дружбы и крепкого сообщества, которое можно сравнить только с его пребыванием в "Шлараффии" - квазимасонской ложе, в которую он вступил в Граце в 1889 году и достиг там статуса рыцаря и поста первого канцлера; эту должность он исполнял вплоть до своей отставки в 1909 году. Его эзотерическое имя в ложе было Лобесам, и оно стало творческим псевдонимом, появившись на титульном листе его книги. В мае 1912 года Виллигут был произведен в майоры. В октябре 1914 года он как офицер штаба 30-го пехотного полка принимал участие в боевых действиях против русской армии в Карпатах, по всему северо-восточному фронту империи. В ходе войны он дослужился до полковника, был награжден за храбрость и отмечен старшими офицерами. В мае 1918 года Виллигут был отозван с фронта. После почти сорока лет военной службы, 1 января 1919 года он был уволен и вернулся в Зальцбург. Последующее влияние Виллигута на народнические группы и на высших офицеров СС основывается на его репутации "последнего наследника" древней линии германских святых Виллиготис, ведущих свой род из бесконечных глубин истории. Виллигут утверждал, что владеет родовой памятью, которая позволяет ему помнить события из жизни его племени более чем тысячелетней давности. Он сообщал, что получает советы и наставления в рунической форме от своего деда Карла Виллигута (1794-1883) и что посвящением в семейные тайны он обязан своему отцу. Единственным источником информации о языческой традиции перед войной для Виллигута был Теодор Цепль из Ордена новых тамплиеров, который, очевидно, знал Виллигута по оккультным кругам Вены. Опираясь на это давнее знакомство, Ланц фон Либенфельс (об этом националисте-эзотерике я рассказывал в главе 3) после войны поручил Цеплю восстановить контакт с Виллигутом, поскольку слух о его принадлежности к "тайным германским королям" уже проник в народническую среду. В соответствии с этим поручением Цепль трижды посещал Виллигута, а зимой 1920-1921 года гостил в его доме в Зальцбурге целых семь недель. О своем общении с Виллигутом он подробно доложил в развернутой записке, подготовленной для Ордена. Виллигут рассказывал Цеплю о том, что является наследником древней линии немецких королей, показывал ему в доказательство свой герб и фамильную печать. Опираясь на "видения родовой памяти", он описывал религиозные практики, военную организацию и законы древних германцев в терминах, подозрительно близких ранним откровениям Гвидо фон Листа. Помимо этого, Виллигут утверждал, что Библия в действительности была написана в Германии; он связывал ее с ирминистской религией, отличающейся от культа Вотана и во многом противоположной ему; в ней молились германскому богу Кристу, впоследствии заимствованному христианской религией и превращенному в Спасителя. Эти элементы доктрины Виллигута могут быть датированы 1920 годом. Их более поздняя разработка лучше всего обнаруживает себя в многочисленных статьях его австрийского ученика Эрнста Рюдигера (1885-1952). По Рюдигеру, Виллигут приписывал древним германцам историю, культуру и религию такого возраста, который намного превышал общепринятые мнения академических исследователей. Его хронология начиналась где-то около 228 000 лет до нашей эры, в те времена на небе было три солнца, а земля была населена гигантами, карликами и другими мифологическими существами. Собственно история начиналась для Виллигута в тот момент, когда его предки, Адлер-Виллиготен, помогли установить мир после долгого периода войн, чем и ознаменовали наступление "второй культуры", символом которой стало основание города Гоцлар в 78 000 лет до нашей эры. Последующие тысячелетия содержат подробное описание племенных конфликтов и массовых переселений на сказочные континенты теософской традиции. Около 12 500 года до нашей эры была провозглашена ирминистская религия Криста, и она стала универсальной верой для германцев до тех пор пока ее авторитет не был подорван отколовшимися вотанистами. В этом повествовании о прошлом большую роль Виллигут приписывает своим предкам. Виллиготис были Kuinigs (мудрыми королями), ведущими свой род от союза Dsen (богов воздуха) с Wanen (богами воды), в те времена, когда земля еще была населена мифическими существами. В начале 1920-х годов Виллигут начал убеждаться, что стал жертвой многовекового преследования его рода со стороны католической церкви, евреев и франкмасонов; он обвинил их также в проигранной войне и развале империи. Для того чтобы обнародовать свои идеи среди других возмущенных патриотов новой социалистической Австрийской республики, он основал антисемитскую лигу в Зальцбурге и начал выпускать газету под названием "Железная метла", в которой яростно нападал на евреев и франкмасонов. Все проблемы Виллигута внезапно обострились в ноябре 1924 года, когда его против воли отправили в клинику душевных болезней Зальцбурга; там его квалифицировали как психически больного, и он оставался на излечении до начала 1927 года. В отчет о состоянии Виллигута входили сообщения о его домашней тирании, угрозах убить жену, грандиозных проектах, эксцентричном поведении и увлечении оккультизмом - на основании всех этих симптомов ему поставили диагноз шизофрении с мегаломанией и параноидальными расстройствами. Суд Зальцбурга признал его неспособным к ведению собственных дел на основании медицинского заключения. Во время своей изоляции Виллигут продолжал переписываться с теми друзьями, чья вера в его наследственность и родовую память осталась непоколебленной. Благодаря их помощи и поддержке, Виллигут смог возобновить свою деятельность в качестве немецкого святого сразу же после выхода из сумасшедшего дома. В 1932 году Виллигут оставил свою семью и австрийское государство. Он эмигрировал в Германию и поселился в одном из пригородов Мюнхена. Вновь предавшись своим "родовым изысканиям", он вскоре стал знаменитостью среди рунических оккультистов Германии. Виллигут ясно понимал сходство между своей мифологией и надеждами на возрождение духа германской нации, охватившими Германию с приходом нацистов к власти. Его старый друг, Рихард Андерс, теперь офицер СС, представил старого мистика своему шефу Генриху Гиммлеру. Последний был потрясен родовыми видениями Виллигута и решил использовать насколько возможно уникальный источник информации о древней немецкой традиции. В сентябре 1933 года Виллигут вступил в СС под псевдонимом Карл Мария Вейстхор и был назначен главой отделения древней и ранней истории в Главной службе расы и населения СС в Мюнхене. Его обязанности здесь состояли в том, чтобы перелагать на бумагу свои родовые воспоминания, обсуждать семейную традицию с Гиммлером и быть в состоянии комментировать различные сюжеты древней истории. В 1934 году Виллигут получил благоволение со стороны своего нового мастера. Переписка между ними в этот и последующие годы свидетельствует о чрезвычайно сердечных взаимоотношениях между Гиммлером и Виллигутом, вплоть до обмена поздравительными телеграммами на день рождения и подарками. Письма Виллигута содержали множество замечаний относительно его семейной традиции, рифмованные выражения рунической мудрости, мифологические стихи, размышления о космологии и эпохах древней истории, ирминистские молитвы на готском языке. Многие из этих писем Гиммлер сохранил и содержал их среди личных бумаг. В апреле 1934 года Виллигут был произведен в штандартенфюреры СС, что напоминало о его прежнем звании в армии Австрийской империи; в октябре 1934 года он назначен главой VIII отдела (Архивы) Главной службы рас и населения, и уже в следующем месяце он получает звание оберфюрера СС. Наибольший вклад Вейстхора в формирование облика Тысячелетнего рейха связан с разработкой проекта Вевельсбурга как орденского замка СС и его церемониального центра. Во время нацистской выборной кампании в январе 1933 года Гиммлер путешествовал по Вестфалии и тогда впервые познакомился с "землей Германа и Видукинда". Таинственная атмосфера Тевтонского леса, романтический замок Гревенбург, где партия фюрера остановилась для ночлега, произвели глубокое впечатление на Гиммлера, и он задумался о приобретении такого замка для целей СС. Осмотрев в том же году еще два замка, 3 ноября 1933 Гиммлер вместе с членами личной комиссии посетил Вевельсбург и остановил свой выбор на этом замке. Вевельсбург начал свой путь как музей и колледж идеологического образования для офицеров СС в рамках Главной службы расы и населения, но уже в феврале 1935 года перешел под непосредственный контроль личной комиссии рейхсфюрера СС. Этот переход свидетельствовал о растущей значимости замка для Гиммлера, а также о его зреющих планах орденского замка для СС, сравнимого с Мариенбургом Тевтонского ордена. Подтолкнул к радикализации концепции Вевельсбурга, конечно же, Виллигут, сопровождавший Гиммлера во время его визитов в замок. Он предсказывал, что замку суждено стать "магическим местом в будущей борьбе между Европой и Азией". Его идея опиралась на старую вестфальскую легенду, нашедшую романтическое выражение в поэме XIX века. В ней описывается видение старого пастуха о "битве у березы", в которой огромная армия с Востока будет окончательно разбита Западом. Виллигут сообщил эту легенду Гиммлеру, утверждая, что Вевельсбург станет бастионом, о который разобьется "нашествие новых гуннов", исполнив тем самым старое пророчество. Виллигут также сыграл важную роль в формировании ритуалов СС. В ходе своих визитов в Вевельсбург он установил теплые отношения с комендантом замка, Манфредом фон Кнобельсдорфом. Воодушевленный их беседами на религиозные темы, Кнобельсдорф постарался воскресить ирминистскую веру в различных ритуалах, исполняемых в замке. Сюда входили языческие свадебные церемонии для офицеров СС и их невест, ежегодные встречи весны, праздники урожая и летнего солнцестояния. Наряду с этим Гиммлер поручил Виллигуту разработку атрибутов СС: в частности, серебряного кольца Totenkopfring. В 1938 году Гиммлер объявил, что кольца всех погибших членов и офицеров СС должны быть возвращены на хранение в замок как символ их неизменного присутствия в Ордене. Здесь снова символика и ритуал обнаруживают влияние Виллигута на церемониал и псевдорелигию СС. Сохранились и планы расширения замка и превращения его в целый ансамбль, подготовленные Виллигутом. Они предполагают перемещение окружающих деревень на значительное расстояние и строительство грандиозного архитектурного комплекса, состоящего из залов, галерей, башен и башенок, крепостных стен, выполненных в форме полукруга. Фотографии архитектурных моделей замка демонстрируют проект, который должен был быть закончен к 1960-м годам, - по-видимому, Гиммлер мечтал о создании своеобразного Ватикана СС. Этот визионерский город должен был служить также центром возрождения древней религии и традиций, первоначально открытых Виллигутом в 1930-х годах. Точные обстоятельства, при которых произошла отставка Вейстхора, остаются невыясненными. Говорят, что здоровье старого пророка медленно угасало, несмотря на мощные препараты, используемые им, чтобы поддержать свою жизненную силу и умственные способности; говорят также, что сами эти медикаменты вызвали необратимые изменения в его личности и сказались на привычках: у него развилась тяжелая форма никотиновой зависимости и алкоголизм. Поскольку Вейстхор был окружен подозрительной ревностью, любая его некомпетентность могла быть мгновенно отмечена. Однако психиатрическая история Вейстхора все еще оставалась неизвестной его высоким покровителям. Ее "раскопал" в ноябре 1938-го Карл Вольф, адъютант Гиммлера; он разыскал в Зальцбурге Мальвину Виллигут и получил от нее документы, ставшие известными и весьма смутившие Гиммлера. В феврале 1939 года Вольф информировал кабинет Виллигута о том, что тот уволен на основании собственного прошения по причине возраста и слабого здоровья, а его служба распущена. Гиммлер попросил Вейстхора вернуть кольцо, кинжал и шпагу, которые тот сентиментально хранил в сейфе, а ключ всегда носил с собой. СС продолжали наблюдать за Виллигутом и в отставке, хотя последние годы его жизни прошли в безвестности и скитаниях по военной Германии. 3 января 1946 года Карл Мария Виллигут умер, последний в своем таинственном роду. * * * 1 января 1939 года статус "Аненербе" претерпел изменения. Теперь этому учреждению были поручены "научные" изыскания. В тот момент бывшее историческое общество уже располагало пятьюдесятью институтами, руководимыми профессором Вурстом, специалистом по древним культовым текстам, возглавлявшим кафедру санскрита Мюнхенского университета. После перехода "Аненербе" под патронат "Черного ордена" был назначен секретарь-управляющий - штандартенфюрер СС Вольфрам СИВЕРС (1905-1945), бывший продавец книг и ученик Фридриха Хильшера. Это был огромный чернобородый человек с пронизывающим "мефистофельским" взглядом. Он сознательно поддерживал имидж посвященного во многие таинства, так как полагал, что это лучший способ продемонстрировать всем и каждому свое особое положение в "Черном ордене". Вольфрам Сиверc руководил "Аненербе" до самого конца Второй мировой войны и именно в этом статусе предстал перед Нюрнбергским трибуналом. Генрих Гиммлер не жалел средств на "Аненербе". Так, исследователи оккультных тайн Луи Повель и Жак Бержье утверждают, что на изыскания этого подразделения ушло средств больше, чем на создание первой атомной бомбы в Америке. Эти исследования охватывали огромную область: от научной деятельности в собственном смысле слова ("Аненербе" курировало проект "оружия возмездия" и, в частности, программу создания баллистических ракет "Фау") до изучения практического оккультизма, от экспериментов над заключенными концлагерей до шпионажа за тайными обществами. Изучались "сила розенкрейцеровского содружества, символизм ирландской арфы из Ольстера, тайное значение готических башен и итонских высоких шляп". Однако на общем фоне самых сумасшедших проектов выделялись несколько приоритетных направлений. Среди таких направлений можно назвать археологические изыскания. Начиная с 1938 года, все археологические раскопки в Третьем рейхе проводились только с ведома "Аненербе".Так, например, под непосредственным контролем этой организации были изучены укрепления викингов IX века, осуществлялась охрана древних поселений и курганов на оккупированных территориях Украины. Гиммлер также обязал "Аненербе" заниматься отбором и "консервацией" различных исторических объектов, могущих привлечь внимание туристов после того, как Германия выиграет войну. Одним из таких объектов был бункер, из которого фюрер руководил захватом Франции в 1940 году. Под защитой "Аненербе" оказалась и синагога в Праге (постройка XIII века). Ее планировали превратить в "музей исчезнувшей расы". Не остались без внимания кладбища. Интерес СС к местам захоронений объясняется тем, что в них, как утверждали специалисты из "Аненербе", пребывают "духи мертвых". Эсэсовская еженедельная газета "Шварце корпс" ("Das Schwarze Korps" - "Черный корпус") подзуживала членов "Черного ордена" к совокуплению со своими женами на старых кладбищах, ибо так становилась возможной "реинкарнация древних германских героев". "Шварце корпс" периодически публиковала адреса захоронений, рекомендованных для подобной деятельности. Перед тем кладбища подвергались тщательному обследованию специалистами из "Аненербе" - они должны были удостовериться, что на кладбищах нет "расово неполноценных" останков. * * * Занимались специалисты "Аненербе" и наследием Виллигута. Якобы род Виллигутов из поколения в поколение передавал загадочные рунические таблички с непонятными письменами, которые католическая церковь считала полученными от самого дьявола. Из-за этого Виллигуты сами считались пособниками дьявола, а их род был проклят еще в средние века. В "Аненербе" взялись за расшифровку табличек. Некоторые из современных исследователей утверждают, что одним из результатов стало создание так называемых техно-магических аппаратов. Сохранились рисунки с пометками самого Виллигута, описывающие принцип действия этих аппаратов. В документах подчеркивается, что их воздействие нацеливалось прежде всего на "кристаллы воли" - особые образования где-то в области гипофиза. Вроде бы, меняя дистанционным воздействием форму этих кристаллов, можно было заставить подчиняться любого человека или даже поменять ему психику!.. Судя по итогам Второй мировой войны, эти исследования также не увенчались успехом. * * * С вступлением Германии в войну на передний план среди разработок "Аненербе" выдвинулась программа антропологических исследований. Эта программа осуществлялась Институтом по специальным исследованиям в области военных наук, который использовал в качестве подопытного материала живых людей. Одну из тем разрабатывал гауптштурмфюрер СС профессор Август Хирт из Страсбургского университета (1898-?). Этот человек не знал жалости ни к себе, ни к другим. Начав карьеру с разработки противоядия от иприта, он экспериментировал на собаках и на себе, в результате чего оказался в госпитале с тяжелым кровоизлиянием в легкие. Впоследствии он начал проводить опыты над узниками концлагерей, после чего многие из них ослепли или умерли. Стремясь получить "научное обоснование" своим расовым теориям, Гиммлер поручил Хирту заняться антропологией. Для сбора черепов Хирт поддерживал тесные контакты с "поставщиком сырья" - Йозефом Крамером, комендантом концлагеря Бельзен, получившим за крайне жестокое отношение с заключенными прозвище "Бельзенский зверь". В феврале 1942 года Хирт обращается к Генриху Гиммлеру с письмом, которое впоследствии вошло в материалы Нюрнбергского процесса как одно из доказательств преступлений нацизма. Вот что писал Хирт: "Мы имеем обширную коллекцию черепов почти всех рас и народов. Лишь черепов евреев наука имеет в своем распоряжении очень немного, и поэтому их исследование не может дать надежных результатов. Война на Востоке дает нам теперь возможность устранить этот недостаток. Практическое проведение беспрепятственного получения и отбора черепного материала наиболее целесообразно осуществить в форме указания вермахту о немедленной передаче в будущем всех еврейско-большевистских комиссаров живьем полевой полиции. Полевая полиция, в свою очередь, получает специальное указание непрерывно сообщать определенному учреждению о наличии и местопребывании этих пленных евреев и как следует охранять их до прибытия специального уполномоченного. Уполномоченный по обеспечению материала (молодой врач из вермахта или даже полевой полиции или студент-медик, снабженный легковым автомобилем с шофером должен произвести заранее установленную серию фотографических снимков и антропологических измерений и по возможности установить происхождение, дату рождения и другие личные данные. После произведенного затем умерщвления еврея, голова которого повреждаться не должна, он отделяет голову от туловища и посылает ее к месту назначения в специально для этой цели изготовленной и хорошо закрывающейся жестяной банке, наполненной консервирующей жидкостью. На основании изучения фотографий, размеров и прочих данных головы и, наконец, черепа там могут затем начаться сравнительные анатомические исследования, исследования расовой принадлежности, патологических явлений формы черепа, формы и объема мозга и многого другого. Наиболее подходящим местом для сохранения и изучения приобретенного таким образом черепного материала мог бы быть в соответствии со своим назначением и задачами новый Страсбургский имперский университет". Гиммлер признал требования Хирта справедливыми, и тот всю войну получал свои черепа. Впрочем, этот эсэсовский профессор не мог удовлетвориться только набором черепов, в его планы входило создание огромной антропологической коллекции, которая включала бы скелеты или целые тела представителей всех существующих рас. "Бельзенский зверь" Крамер свидетельствовал в Нюрнберге: "...Профессор Хирт из Страсбурге кого института анатомии известил меня об эшелоне заключенных, следующем из Аушвица (Освенцим). Доктор сообщил, что они будут умерщвлены в газовых камерах концлагеря Натцвейлер. После этого тела будут доставлены в институт анатомии в его распоряжение. Он передал мне пол-литровую бутылку, заполненную примерно наполовину какими-то кристаллами (думаю, это были соли цианида), и объяснил примерную дозировку, которую надлежит применять для отравлений прибывающих из Освенцима. В начале августа 1943 года я принял 80 заключенных, которые подлежали умерщвлению с помощью кристаллов, переданных мне Хиртом. Однажды ночью на небольшой автомашине я повез к газовой камере примерно 15 человек - первую партию. Я сообщил женщинам, что для прохождения дезинфекции им нужно войти в камеру. Конечно, я не сказал, что там их отравят газом. При помощи нескольких солдат СС я заставил женщин раздеться донага и в таком виде затолкал их в газовую камеру. Когда дверь захлопнулась, они начали кричать. Через небольшую трубу... я высыпал в камеру нужное количество кристаллов и стал наблюдать в смотровое отверстие за происходящим в камере. Женщины дышали примерно еще полминуты, затем попадали на пол. Потом, выключив вентиляцию, я открыл дверь и увидел безжизненные тела, испачканные экскрементами". Капитан Крамер показал, что он несколько раз повторял эту процедуру, пока все 80 заключенных не были умерщвлены. После этого трупы были переданы профессору Хирту, как и требовалось. Другой свидетель Анри Эрипьер - француз, работавший в качестве ассистента в институте анатомии, - описал, что происходило далее: "Первая партия, полученная нами, включала трупы 30 женщин... Тела были еще теплые. Глаза были открыты и блестели. Красные, налитые кровью, они вылезли из орбит. Следы крови были видны около носа и вокруг рта. Но никаких признаков трупного окоченения не наблюдалось..." Эрипьер заподозрил, что эти женщины были умерщвлены умышленно, и тайно записал их личные номера, вытатуированные на левой руке. Затем поступили еще две партии общим числом 56 трупов в точно таком же состоянии. Их заспиртовали под непосредственным руководством доктора Хирта. Однако профессор проявлял признаки беспокойства в связи со всем этим делом. "Анри, - сказал он Эрипьеру, - если не сможешь держать язык за зубами, станешь одним из них..." Трупов было так много, что 5 сентября 1944 года профессор был вынужден доложить Гиммлеру: "Ввиду широких масштабов научных исследований обработка трупов еще не завершена. Чтобы обработать еще 80 трупов, потребуется определенное время". К счастью, времени у него уже не было. Наступавшие американские и французские войска приближались к Страсбургу. Хирт запросил указаний относительно судьбы "коллекции". "От трупов можно было бы отделить мягкие ткани, с тем чтобы исключить их опознавание, - докладывал он. - Однако это означает, что по крайней мере часть работы была проделана впустую и что эта уникальная коллекция утрачена для науки, поскольку сделать впоследствии гипсовые слепки будет невозможно. Как таковая коллекция скелетов не привлечет к себе внимания. Можно объявить, что мягкие ткани были оставлены французами еще до того, как институт анатомии перешел в наши руки, и что они будут сожжены. Дайте мне, пожалуйста, рекомендации, к какому из трех вариантов следует прибегнуть: 1) Сохранить полностью всю коллекцию. 2) Частично разукомплектовать ее. 3) Полностью разукомплектовать коллекцию". Позднее Эрипьер описал попытку, правда, не вполне удавшуюся, скрыть следы преступлений: "В сентябре 1944 года, когда союзники стали наступать на Бельфор, Хирт приказал Бонгу и герру Мейеру расчленить трупы и сжечь в крематории... Я спросил у герра Мейера на следующий день, все ли тела он расчленил, однако герр Бонг ответил: "Мы не могли расчленить все тела, это слишком большая работа. Несколько трупов мы оставили в хранилище"". Когда месяц спустя части французской 2-й бронетанковой дивизии, действовавшей в составе американской 7-й армии, вошли в Страсбург, эти трупы были обнаружены союзниками. * * * Кроме антропологических исследований "Аненербе" занималось и "медицинскими опытами". В этой области специализировался доктор Зигмунд Рашер. Он изучал экстремальные состояния человеческого организма. В частности, он проводил опыты по влиянию больших высот на организм, для чего помещал испытуемых в декомпрессионную камеру. Из агрегата выкачивался воздух так, что моделировались условия отсутствия кислорода и низкое давление, характерные для больших высот. После этого доктор Рашер приступал к наблюдениям: "Третий опыт проводился в условиях отсутствия кислорода, соответствующих высоте 8820 метров. Испытуемым был еврей 37 лет в хорошем физическом состоянии. Дыхание продолжалось в течение 30 минут. Через четыре минуты после начала испытуемый стал покрываться потом и крутить головой. Пять минут спустя появились спазмы; между шестой и десятой минутами увеличилась частота дыхания, испытуемый стал терять сознание. С одиннадцатой по тридцатую минуту дыхание замедлилось до трех вдохов в минуту и полностью прекратилось к концу срока испытания... Спустя полчаса после прекращения дыхания началось вскрытие". Австрийский заключенный Антон Пахолег, который работал в отделе доктора Рашера, описал "эксперименты" менее научным языком: "Я лично видел через смотровое окно барокамеры, как заключенные переносили вакуум, пока не происходил разрыв легких. Они сходили с ума, рвали на себе волосы, пытаясь уменьшить давление. Они расцарапывали себе голову и лицо ногтями и пытались искалечить себя в приступе безумия, бились головой о стены и кричали, стремясь ослабить давление на барабанные перепонки. Такие опыты завершались, как правило, смертью испытуемых". Около 200 заключенных были подвергнуты этим опытам, прежде чем Рашер завершил их. Из этого числа, как стало известно после войны, около 80 погибли на месте, остальные были ликвидированы позднее. Закончилась эта программа "исследований" в мае 1942 года, когда фельдмаршал Эрхард Мильх из Люфтваффе передал Гиммлеру благодарность Геринга за "новаторские эксперименты" доктора Рашера. На следующем этапе исследований Рашер приступил к опытам по замораживанию. Эти новые эксперименты преследовали две главные цели. Первая - какой холод и сколько времени способен выдержать человек, прежде чем умрет; вторая - какой способ обогрева является лучшим для живого человека, после того как он подвергнется воздействию экстремально низких температур. Для замораживания людей использовались два способа: либо человека помещали в резервуар с ледяной водой, либо оставляли обнаженным на снегу ночью в зимнее время. Рашер посылал многочисленные доклады Гиммлеру о своих "экспериментах по замораживанию и отогреву". Нижеприведенные два примера дадут полное представление о них. Одним из самых первых оказался доклад, представленный 10 сентября 1942 года: "Испытуемых погружали в воду в полном летном снаряжении... с капюшоном. Спасательные жилеты удерживали их на поверхности. Эксперименты проводились при температуре воды от 2,5 до 12 градусов Цельсия. В первой серии испытаний задняя часть щек и основание черепа находились под водой. Во второй - погружались задняя часть шеи и мозжечок. С помощью электрического термометра была измерена температура в желудке и прямой кишке, составлявшая соответственно 27,5 градуса по Цельсию и 27,6 градуса по Цельсию. Смерть наступала лишь в том случае, если продолговатый мозг и мозжечок были погружены в воду. При вскрытии после смерти в указанных условиях было установлено, что большая масса крови, до полулитра, скапливалась в черепной полости. В сердце регулярно обнаруживалось максимальное расширение правого желудочка. Испытуемые при подобных опытах неизбежно погибали, несмотря на все усилия по спасению, если температура тела падала до 28 градусов по Цельсию. Данные вскрытия со всей ясностью доказывают важность обогрева головы и необходимость защищать шею, что должно быть учтено при разработке губчатого защитною комбинезона, которая ведется в настоящее время". Таблица, которую Рашер приложил к своему отчету, составлена на основе шести "фатальных случаев" и отражает температуру воды, температуру тела при извлечении из воды, температуру тела в момент смерти, продолжительность пребывания в воде и время, прошедшее до наступления смерти. Самый крепкий человек оказался способен пробыть в ледяной воде в течение 100 минут, самый слабый - в течение 53. Вальтер Нефф, лагерный узник, служивший санитаром при докторе Рашере, впоследствии дал показания, в которых непрофессионально описал один из опытов по переохлаждению человека в ледяной воде: "Это был самый худший из всех экспериментов, которые когда-либо проводились. Из тюремного барака привели двух русских офицеров. Рашер приказал раздеть их и сунуть в чан с ледяной водой. Хотя обычно испытуемые теряли сознание уже через шестьдесят минут, однако оба русских находились в полном сознании и по прошествии двух с половиной часов. Все просьбы к Рашеру усыпить их были тщетны. Примерно к концу третьего часа один из русских сказал другому: "Товарищ, скажи офицеру, чтобы пристрелил нас". Другой ответил, что он не ждет пощады "от этой фашистской собаки". Оба пожали друг другу руки со словами "Прощай, товарищ"... Эти слова были переведены Рашеру молодым поляком, хотя и в несколько иной форме. Рашер вышел в свой кабинет. Молодой поляк хотел было тут же усыпить хлороформом двух мучеников, но Рашер вскоре вернулся и, выхватив пистолет, пригрозил нам... Опыт продолжался не менее пяти часов, прежде чем наступила смерть". Однако немецких моряков и летчиков, ради пользы которых проводились эти эксперименты, необходимо было спасти после того, как они делали вынужденную посадку в ледяных водах Северного Ледовитого океана или приземлялись на скованных морозом просторах Заполярной Норвегии, Финляндии или России. И доктор Рашер приступил в Дахау к "экспериментам по отогреву". Он желал знать, каков наилучший метод отогрева замерзшего человека и каковы соответственно возможности по спасению его жизни. Гиммлер проявлял к этим экспериментам самый живой интерес и дважды предлагал Рашеру разобраться с "животным потенциалом душевного тепла". Направление опытов изменилось. Замораживаемых стали отогревать теплом обнаженных женских тел. Рашер писал позднее в отчете, что "душевное тепло" менее эффективно, чем горячая ванна, за исключением тех случаев, когда имел место сексуальный контакт. По показаниям свидетелей, в целом на 300 заключенных было проведено около 400 экспериментов по "замораживанию". В ходе опытов умерло от 80 до 90 человек. Остальных, за немногим исключением, уничтожили позднее. Между прочим, самого доктора Рашера в числе дававших свидетельские показания на процессе не было. В мае 1944 года он и его жена были арестованы СС. Однако подвергли их аресту вовсе не за преступные эксперименты по умерщвлению людей, а по обвинению в том, что "он и его жена прибегли к обману в истории с происхождением их детей". Оказывается, в свое время Рашер привлек внимание Гиммлера потому, что одной из навязчивых идей рейхсфюрера было выведение все более полноценных поколений нордической расы. И вот в кругах СС распространился слух о том, что фрау Рашер после сорока восьми лет родила троих детей, отличающихся более совершенными качествами с точки зрения расовой теории. В действительности же семейство Рашер попросту похищало детей из сиротских домов через соответствующие промежутки времени. Подобного вероломства Гиммлер, преклонявшийся перед немецкими матерями, не мог снести. Он искренне верил, что фрау Рашер действительно начала заводить детей в возрасте сорока восьми лет. И рассвирепел, узнав правду. Посему доктора Рашера посадили в бункер для политзаключенных в столь хорошо знакомом ему концлагере Дахау, а его жену отправили в Равенсбрюк, откуда доктору поставляли женщин для опытов по "отогреву". Ни один из лагеря живым не вышел. Полагают, что Гиммлер в одном из своих последних распоряжений приказал их ликвидировать, ибо они могли оказаться слишком неудобными свидетелями... * * * "Медицинские" эксперименты нацистов заставляют содрогнуться в ужасе и повидавших виды людей. Например, доктор Йозеф Менгеле из концентрационного лагеря Освенцим задался целью выявить способы увеличения германской нации. В этом аспекте его чрезвычайно интересовали близнецы. Однажды он руководил операцией, во время которой были сшиты вместе два цыганских мальчика, чтобы создать сиамских близнецов. Руки детей оказались сильно заражены в местах резекции кровеносных сосудов, и мальчики погибли. В женском концлагере Равенсбрюк под руководством доктора Герты Оберхейзер сотням польских девушек (их называли "подопытными кроликами" или "зайцами") умышленно наносили раны и доводили до гангрены, на других же проводили эксперименты по пересадке костей. Чтобы не оставалось никаких следов чудовищных операций, тела жертв тщательно сжигались. В Дахау и Бухенвальде отбирали цыган и проверяли на них, сколько и каким образом может прожить человек, если будет пить только морскую воду. Во многих лагерях широко проводились опыты по стерилизации мужчин и женщин, поскольку, как писал Гиммлеру эсэсовский терапевт доктор Адольф Покорны, "врага необходимо не только победить, но и искоренить". В тех случаях, когда его не нужно убивать, - а потребность в рабочей силе к концу войны ставила под вопрос целесообразность уничтожения людей - его следует "лишить возможности воспроизводить себя". Как сообщал Гиммлеру доктор Покорны, ему удалось найти подходящие средства для этой цели - растение Caladium seguinum, которое, по его словам, обеспечивало длительную стерильность. "Сама по себе мысль о том, - писал доктор фюреру СС, - что три миллиона большевиков, находящихся сейчас в немецком плену, могут быть стерилизованы и в то же время будут пригодны для работы, открывает далеко идущие перспективы". Эти перспективы выразились в законе о стерилизации, позволявшей государству решать, стерилизовать или не стерилизовать индивида по расовым соображениям, а затем и осуществлять принятое решение. Возможно, самым ужасным примером этого закона в действии была стерилизация "рейнских бастардов" - расово смешанных детей немецких женщин и франко-африканских солдат, родившихся во время короткой французской оккупации Рейнской области в начале 1920-х годов. * * * У сотрудников "Аненербе" хватало средств и на чисто эзотерические проекты. Когда во время войны бомбардировщики Люфтваффе не сумели прорваться к Оксфорду, специалисты одного из отделов начали изучение магических свойств колоколов городского собора Оксфорда, которые, по их предположению, были источником мистической защиты от бомб противника. Весьма показателен и случай с Институтом маятника, который мы рассмотрим здесь более подробно. В сентябре 1943 года по распоряжению короля Италии Виктора-Эммануила III был арестован верный союзник фюрера и Германии - Бенито Муссолини. Гитлер немедленно приказал начать операцию по розыску и спасению дуче. Найти последнего оказалось проблемой. Когда военная разведка не справилась с этим заданием, нацисты обратились к оккультным методам. Одним из институтов, действовавших под патронатом "Аненербе", был так называемый Институт маятника в Берлине. Использование маятника в оккультизме происходит от известной традиции "лозоходства". Считается, что подземные колодцы и реки можно обнаружить, воспользовавшись веточкой орешника. Для этого ветке придается форма вилки, и оператор-поисковик, удерживая в каждой руке по ответвлению этой вилки, медленно прогуливается по местности. Стоит ему оказаться над подземным потоком, как ветка отклонится в его руках. Таким же образом, говорят, можно определить подземные залежи металлов и даже нефти. Более того, утверждается, что оператору совсем не обязательно находиться на местности - ему достаточно подробной карты! Оккультные деятели Германии хорошо знали об этом феномене. Но они ошибались, предполагая, что можно использовать методику лозоходства в военных целях. Когда в 1942 году Великобритания начала уничтожать большое количество германских подводных лодок, капитан военно-морской службы Ганс Ройдер высказал предположение, что британское адмиралтейство использует маятник для определения местонахождения субмарин противника. Этому предположению поверили, и Ройдер был направлен в "Аненербе" для организации Института маятника, который должен был стать ответом на "оккультные происки" англичан. В институте собралась довольно странная компания: спириты и медиумы, экстрасенсы и маятниковеды, знатоки таттвы (индийская теория маятника), астрологи и астрономы, математики и эксперты по баллистике. Изо дня в день "укротители маятников", сидя на корточках, держали руки над морскими картами. Разумеется, результаты их деятельности были плачевны. Одним из сотрудников института был отставной 60-летний архитектор из Зальцбурга по имени Страниак, проявлявший определенные способности при работе с маятником. Посмотрев на фотографию какого-нибудь корабля, он брался указать его точное местонахождение на карте. Сотрудники адмиралтейства посетили его в Зальцбурге и показали фотографии "Бисмарка" и "Принца Евгения". С помощью своего маятника Страниак действительно установил местонахождение этих двух кораблей. Прежде Страниак за свои способности подвергался преследованиям со стороны гестапо. Теперь же благодаря им он оказался в исследовательском институте в Берлине вместе со своим инструментарием и бумагами. Поскольку Страниак представлял собой совершенно необычный случай, для него был придуман особый эксперимент. Небольшой металлический брусок на несколько секунд клали на большой лист бумаги. На это время Страниака просили удалиться из комнаты, а затем приводили обратно. Хотя на листе бумаги не оставалось ни малейших следов бруска, Страниак точно указывал место, где он лежал. Берлинскому институту лучевой энергии было предложено проверить поразительные способности Страниака. Сотрудники этого научного учреждения, понятно, с предубеждением относились к заклинателям маятников и прочим оккультным курьезам. Первый же пробный эксперимент, который они провели, для Страниака закончился провалом. В течение многих недель он неизменно показывал блестящие результаты, а тут потерпел неудачу. Тем не менее именно к помощи Института маятника прибегла разведка, когда в 1943 году пыталась выявить местонахождение Муссолини. Страниак незамедлительно приступил к работе и сообщил, что Муссолини находится на острове Маддалена, вблизи северной оконечности Сардинии. В действительности же дуче находился на материке, откуда его впоследствии и вывезла группа немецких парашютистов во главе со знаменитым Отто Скорцени. * * * Вы, наверное, обратили внимание на то, с какой скоростью новейшая эзотерическая теория, созданная Еленой Блаватской с целью объединения религиозных доктрин Запада и Востока, породила плоды в виде "Черного ордена" СС и концентрационных лагерей. Последователи теософии тут могут возразить, что любое учение может быть искажено и опорочено его поздними толкователями. Для разнообразия соглашусь: любое. Но в том-то и дело, что учение Блаватской вовсе не нуждается в искажении - внутри него уже все есть: и теория расового превосходства, и элитаризм, и обещание грядущего Апокалипсиса, который ждет нас всех, если не принять срочных мер и не обратиться к древней мудрости. Ариесофия Гвидо фон Листа, превратившаяся в официальную идеологию национал-социализма, - лишь закономерное развитие идей Блаватской внутри той расы, которую сами теософы называют прямой наследницей доисторической оккультной традиции. Впрочем, подобный итог закономерен не только для теософии. Как отмечает российский популяризатор эзотерики Het Monster, "эзотерический взгляд на мир есть философия человека, свободного от каких бы то ни было предрассудков, и начинающие изучать ее часто путали духовное освобождение с социальным". Ключевыми здесь являются словосочетания "свободный от предрассудков" и "духовное освобождение". Национал-социалисты Третьего рейха тоже много и полезно рассуждали о духовной свободе. Я в этом смысле предпочитаю оставаться с предрассудками. Надеюсь, что и вы тоже...

top