Шайаст-на-Шайаст

В Авесте сказано, что Хешм приковылял к Ахриману и прогнусавил: «Я не пойду на землю ("в мир"), потому что господь Ормазд создал в нем три вещи, (с) которыми я ничего не могу поделать». Ахриман прорычал: «Скажи, какие это три вещи?» Хешм прогнусавил: «Гаханбар, мезд и кровнородственный брак». Ахриман прорычал: «Пойди на гаханбар, и если кто-нибудь из (людей) что-нибудь украл, то гаханбар испорчен, и дело (пойдет) согласно твоему желанию. Пойди на мезд, и если кто-нибудь из (людей) болтал, то мезд испорчен, и дело (пойдет) согласно твоему желанию. А от кровнородственного брака отступись, так как я (не) знаю (средства) от него, поскольку если кто-нибудь четырежды приблизился к (своей) жене в кровнородственном браке, то он не будет отделен от ("родства с") Ормазда и амахраспандов». Из одного отрывка следует, что, как сказано в Авесте, человек должен как можно чаще ходить в храм огней и почтительно молиться огню, потому что каждый день амахраспанды трижды собираются в храме огней и оставляют там добродетель и праведность, и тот, кто чаще ходит туда и больше почтительно молится огню, (тот) тем самым больше обретает добродетели и праведности, которые там оставлены. И еще (сказано), что сущность разума такова, что он подобен огню, так как в этом мире нет дела, подобного тому, что делается разумно; и также огонь, который кто-то зажигает, (человек) видит издалека, и (огонь) выявляет спасенных и осужденных. Тот, кто спасен огнем, спасен навсегда, а кто осужден огнем, осужден навсегда. И еще (сказано), что характер, в котором нет разума, подобен прозрачному и чистому роднику, который перекрыт и не используется, а тот характер, с которым разум, подобен такому прозрачному и чистому роднику, при котором стоит человек старательный, и он его использует, открывает для пашни, и (родник) дает плоды миру. И еще сказано, что люди (каждый день) должны исполнять три дела: изгонять из тела демона нечистоты, быть твердыми в вере и совершать благодеяния. Изгонять из тела демона нечистоты — это то, что (следует), прежде чем встало солнце, вымыть руки и лицо гомезом и водой; быть твердыми в вере — это то, что (следует) поклоняться солнцу; совершать благодеяния — это то, что (следует) убивать много вредных тварей. И еще (сказано), что вот эти три обязанности для людей важнейшие: делать врага (другом), делать грешного праведным, делать невежественного сведущим. Делать врага другом - это когда кто-либо предлагает (врагу) материальные богатства и любит его в (своих) мыслях; делать грешного праведным — это когда кто-либо отводит от него грехи, из-за которых он грешен; делать невежественного сведущим — это когда кто-либо ведет себя так, что этим он обучает невежественного. И еще (сказано): люди должны больше всего ходить в эти три места: в дом мудрых, (в дом праведных), в храм огней. В дом мудрых (надо ходить) для того, чтобы стать мудрее и приобрести для себя больше веры; в дом праведных — для того, чтобы (узнать) добро и зло и устранить от себя зло; в храм огней — для того, чтобы этим отвратить от себя бестелесного демона. И еще (известно), что Бохтафрид сказал: «Каждое творение Ормазда создано ("было") для противостояния какому-либо нападению, а раскаяние в грехах — для противостояния каждому демону». И еще (он сказал): «Не следует страшиться материального мира и не следует ни пренебрегать им, ни выпускать его из рук. Не следует (его) страшиться потому, что то, что предназначено, — произойдет; не следует пренебрегать им потому, что он преходящ и (его) придется оставить; не следует выпускать (его) из рук потому, что в материальном мире можно обрести духовное». И еще (он сказал): «Самое лучшее — правдивость, самое худшее — лживость, но бывает, (что) кто-то скажет правду и из-за этого станет грешным; и бывает, что кто-то скажет ложь и из-за этого станет праведным». И еще (он сказал): «Не следует гасить огонь, так как (это) грех; но бывает, (что) кто-то погасит и (поступит) хорошо. И еще известно, что не следует ничего давать плохим (людям), но бывает, (что) кто-то должен дать плохим самую лучшую и вкусную еду. И еще, о люди, следует подумать над тем, что есть лекарство от всего, кроме смерти; есть надежда у всего, кроме греховности; все проходит, кроме истины; все можно исправить, кроме природы, и все можно предотвратить, кроме предопределенного». И еще известно, что Феридун хотел убить Аждахака, но Ормазд сказал: «Не убивай его сейчас, чтобы земля не наполнилась вредными тварями».

top